Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-905-709-23-14 (9:00-20:00)
 

Омич, вырвавшийся из рядов «Свидетелей Иеговы»: «Учитывая их напористость, они не свернут свою деятельность» - 31.05.17

Омич, вырвавшийся из рядов «Свидетелей Иеговы»: «Учитывая их напористость, они не свернут свою деятельность»

Этот человек, собираясь поговорить с нашим корреспондентом, попросил не фотографировать его и не раскрывать личных данных. Мы условились, что будем называть его Сергеем. Ему неполных пятьдесят лет, бывший военный, среди членов ныне запрещенной в стране организации пробыл около двух лет.

– Сергей, почему Вы решились на это интервью, захотели рассказать свою историю?

– Чтобы это стало в некотором роде уроком для других, чтобы они не попадали в ситуации такого рода.

– Сколько Вы пробыли среди «Свидетелей Иеговы»?

– Пробыл я там в общей сложности около двух лет. Практика у них ведь обычная: ходят по домам, по улицам, по квартирам, как правило, два-три человека...

– Молодые чаще всего...

– Необязательно. Но чаще всего – да, молодые, лет двадцати. Позвонили мне в квартиру. Я открыл. Сразу вопрос: «Верите ли Вы в Бога? Давайте поговорим о Боге». Ну, слово за слово... А потом: «Хотите получше изучить Бога?». Я после операции одинок был. Думаю: «Схожу, посмотрю». Они мне сказали, куда приходить. Точного адреса я уже не могу сказать, но раньше там автошкола была, «Зеленая волна», где-то между ул. 10 лет Октября и Омской. Там они арендовали одноэтажный дом, довольно-таки большое здание. Встретили приветливо, на позитиве, первое время постоянно. Вначале относятся очень внимательно: подсказывают, предлагают свои книги, песенники, какие-то ручки, блокноты... Вот так я туда и попал.

– Сколько раз в неделю эти люди там собирались, как часто Вы посещали эти собрания? Что там происходило?

– Собирались они там от трех до четырех раз в неделю, в рабочие дни и по выходным. По выходным – с 11 до 13 часов, два с лишним часа – проповедь. Как обязательное условие – трижды в неделю нужно посещать собрания.

– Я, когда готовилась к интервью, читала, что люди порой даже бросали работу, чтобы иметь возможность попадать на собрания «Свидетелей»...

– Да, в этом плане требования довольно жесткие. Помимо прочего, когда заходишь на собрание, то где-нибудь – слева или справа от входа – обязательно стоят три ящичка. Вначале открыто об этом не говорят, но потом выясняется, что каждый прихожанин должен внести какую-то сумму. «Иегове», «на приход» («на Дом царства», как это у них называется), на еще какие-то нужды. К тем, кто открыто отказывается, там применяют, как бы проще сказать, методы дисциплинарного воздействия, в основном морально-психологического.

Но ходил я к ним нечасто – раза два в месяц, потому что было много работы. Профессия у меня, бывшего военного, теперь рабочая, сами понимаете. И вот как-то совпало, что я три раза подряд посетил их собрания и даже почувствовал потом некие недомогания.

Вначале они вроде бы общаются ласково, вежливо, потом это всё уже другую форму приобретает. Обязательное зачетное занятие с тем, кто проводил беседу или проповедь.

Начинается проповедь как: все встают, исполняют гимн Иегове. Потом какое-нибудь бодрящее песнопение на тему: нужно сплотиться против представителей других религий. А потом начинается опрос по предыдущей проповеди (которая ведется по книжкам «Сторожевой башни»): кто что понял. Кого-то хвалят, кому-то говорят: «Надо подтянуться». И сразу прикрепляют наставника, чтобы изучать иеговистское священное Писание.

– Наставника прикрепляют к каждому новичку?

– Да. Тот его начинает «окружать» заботой. Нужную литературу подсовывает, брошюрки, диски с гимнами... А потом я уже больше узнал. Всё учение сводилось к тому, что есть один Бог – Иегова, а каждого человека оценивали по его способности выполнить тот или иной приказ или просьбу Иеговы.
Потом у этого Дома собраний то ли аренда закончилась, то ли еще что случилось, но они переехали на ул. 2-я Брянская.

Что интересно: праздники свидетели не отмечают, как таковые. Отмечают всего один праздник – что-то типа Дня Иеговы (очевидно, имеется в виду день пасхи по иудейскому календарю – 14 нисана, воспоминание не о Воскресении, а о смерти Христа. – прим. авт.) Они против празднования Дня Победы, Нового года...

– Дней рождения у детей...

– Совершенно верно. Кстати, если у кого-то есть дети, то рано или поздно они их приводят. Первое время, когда я еще ходил в зал собраний возле «Зеленой волны», там очень много было бабушек. Я еще всё время удивлялся: вроде бы они должны в православные храмы ходить, а они шли туда. Если человек одинокий, повторю, как какая-нибудь вот такая бабуля, «Свидетели» начинают его активно окружать заботой.

Плюс я заметил, что иеговисты выступали против государства как такового. Почему-то они считают, что Бог обратил на них внимание именно в 1914 году.

– Якобы один из основателей секты как-то эту дату высчитал. Он там еще предрек конец света на этот год, но апокалипсис по понятным причинам не состоялся.

– Да, это частенько звучало о конце света и в 1914-м, и в другие годы... Сравнивали мир с Вавилоном, который погряз во грехе. А уже побольше о «Свидетелях» я понял, когда побывал у них на конгрессе, где собралось порядка 900-950 человек.

– Это было в Омске?

– В Омске, в ДК «Шинник». Примерно в 2010-2012 годах. Где-то раз-два в год они собираются, не особо афишируя свои съезды. Все это платно, естественно. И вот выходит во время этого конгресса на сцену девочка и рассказывает, как в её школе всех учеников собрали в актовом зале для какого-то торжественного мероприятия. Начали исполнять гимн России, все дети встали, а она не встала. А когда её вызвали к директору и спросили, почему так неуважительно отнеслась к гимну страны, то девочка ответила: «Никакого отношения к этой стране я не имею, а поклоняюсь только Иегове». После этих слов весь зал встал и начал аплодировать. Т.е. идея такова: государство – это не для нас, мы не признаем его законов, ни Конституции, ни присяги. У них также отрицательное отношение к военной службе, они проповедуют отказ брать в руки оружие, служить в армии. Служение может быть только во имя Иеговы и его восхваления. А тем, кто лучше других будет выполнять его приказы, будет дарована вечная жизнь. И очень многие на это ведутся: стараются лучше петь, лучше проповедовать, больше книжек раздать.

Еще нюанс: у них имеется некий Комитет содействия больницам, про который «Свидетели» особо не распространяются, но представители которого есть почти везде. Их направляют в разные медучреждения – это связано с тем, что «Свидетели» против переливания крови кому бы то ни было из своих членов секты. И вообще против всякого хирургического вмешательства.

– Мне встречалась информация, что в начале 2000-х американское отделение «Свидетелей» все-таки «со скрипом» разрешило переливать кровь при условии, что человек находится в совсем безвыходном положении, а потом, если выживет, покается за этот «грех». Однако, возможно, до российских «Свидетелей» эта информация не дошла...

– Возможно, для кого-то из высших членов секты так и сделали, но здесь – нет, о подобном никто не слышал. Категорический отказ. И вот представители этого Комитета, как правило, ходили и договаривались с врачами, чтобы они такого «запрещенного» лечения не применяли. До правоохранительных органов эту информацию довести получалось не всегда, но иногда получалось через суд добиться, чтобы ребенку, находящемуся в смертельной опасности, кровь все-таки перелили. И вот эти члены Комитета раздают «своим» специальные карточки в паспорта об отказе члена секты от переливания крови. Они в принципе, согласно своему Писанию, против всякого хирургического вмешательства. Потому что такие вопросы о жизни и смерти может решать только Бог-Иегова. И вот чтобы исцелиться, нужно усиленно молиться и просить Иегову.

– А в той общине, которую вы посещали, были подобные случаи, что кто-то отказывался лечиться или лечить детей?

– Лично мне это на глаза не попадалось, но в средствах массовой информации это освещалось очень широко. Особенно к 2012 году стали это активно показывать. Потому что секта как таковая старалась себя особо не афишировать. Они же «варятся» сами в себе как отдельное «государство».

– Но от паспортов, от других документов они почему-то не отказываются. Есть же секты, где прямо призывают паспорт порвать.

– Нет, сколько я там находился, об этом не слышал. По крайней мере, открыто такого не предлагают. Вот не ходить на выборы, не отмечать праздники – вот это у них, да, принято. На том же конгрессе, кстати, была проповедь «о борьбе со всем миром». Можно сказать, экстремистские призывы к тому, что они готовы воевать со всем миром, чтобы Иегова царствовал вечно.

– И каким образом они собирались воевать?

– Как именно, они не сказали, но к этому очень активно и тщательно призывали, причем солидную группу людей, почти в тысячу человек. Так вот я вернусь к тому, с чего начал: почему они требовали обязательно приходить три раза в неделю. Можно сказать, что они оказывали морально-психологическое давление, подчиняли воле проповедников. Люди просто попадали в зависимость от этих наставников, и чем дольше они там находились, тем сильнее была эта зависимость. И со временем человек делал то, что ему скажут с аргументацией «Иегова приказал».

– А как это подчинение вообще происходило? Это был некий гипноз? Или человека просто настолько перезагружали однообразными проповедями, что он терял способность адекватно мыслить?

– Ну, во-первых, да, пичкали информацией. И «забота» наставников, прямо скажем, доставала. По два часа с лишним в день – это очень утомительно. И не каждый организм способен выдержать такое психологическое давление. Во-вторых, использовали усилители, мощные колонки, потому что каждый выступающий проповедовал через микрофон. Кроме того, на 2-й Брянской у них имелись камеры, по всему периметру снаружи дома и внутри. Они еще и контролируют: как человек себя ведет, как изучает Писания. Соответственно, принимают и меры.

– А этот зал собраний еще на месте стоит?

– На 2-й Брянской? Да, стоит домик. Я бы по этому поводу обратил внимание надзорные и правоохранительные органы, чтобы они за «Свидетелями» приглядывали. Учитывая их напористость и жгучее желание «воевать со всем миром»... Они не свернут свою деятельность ни под каким соусом. Я думаю, денежная составляющая у них является одной из главных целей. А другая цель – это мое личное мнение – подготовка определенного количества людей для исполнения какой-то воли этих проповедников. Можно что угодно представить. Вот скажут такому зазомбированному человеку: «Иди и положи кусочек колбаски возле администрации». А колбаска окажется пластидом.

– При вас случалось такое, что кто-то отписывал секте квартиры, крупные суммы денег?

– В открытую при мне такого не было. Но это вполне могло происходить. Когда я ходил в ту первую общину, то там было очень много бабушек. Потом этих бабушек почему-то стало намного меньше, когда мы перешли на 2-ю Брянскую. У меня тоже возник вопрос: куда же делись бабушки?

– Что касается общения между членами секты: это вообще поощрялось или нет? Позволялось ли обсуждать то, что говорилось на проповедях, конгрессах?

– Было четкое разделение. Вот проповедник, вот человек, который недавно пришел. Этот говорит, этот слушает и делает то, что сказано. В этом плане дисциплина жесткая. Как в советской школе в свое время. Вошел учитель – все встали. Примерно вот так же. Сказано: будем гимн исполнять. Все достали книжки и поют.

– Откуда появлялись все эти книжки, песенники, брошюры?

– Это всё раздавали сами проповедники. У них же тоже своя иерархия была, младшие, старшие... Не помню уже, как друг друга они называли, но были простые наставники, а были более высокопоставленные. Они спрашивали с младших, вели отчеты. Такая вот коллективная система.

– Были ли такие люди, которые усматривали в учении Иеговы несоответствия, начинали спорить с наставниками? В общем, инакомыслящие. Что с ними происходило?

– Знаете: даже не припомню, чтобы кто-то что-то им возразил! Все смотрели на этого проповедника и выполняли его волю. Никаких вопросов даже не возникало: как? почему? зачем?

– То есть никто не вставал и не говорил: «Да ну, надоела эта ерунда, повторять одно и то же, хватит с меня»...

– Такого даже быть не могло. У них свое понимание о государстве, своя какая-то «виртуальная реальность», что ли... Я замечал, что когда «Свидетели» выходят с собраний, они некоторое время выглядят какими-то затюканными. И вот с кем они закреплены в «двойке» или в «тройке», так они и расходятся.

– Таких людей как-то можно определить в толпе по лицу, внешнему виду?

– Первое время спустя минут 30-40 еще можно отличить. Они чем-то как бы озадачены, озабочены. А так их особо не выделишь. Единственная черта, пожалуй: не видел, чтобы они яркую одежду или украшения носили. Потому что Иегова требует скромности, новый смартфон тебе не нужен, это неприлично...

– Это и мужчин, и женщин касается или вообще всех?

– Там в основном женщины. В большинстве случаев. Пожилые, потом помоложе, но в первое время очень много бабушек было. Мужчин было мало. Хотел бы еще отметить, что с собой они приводят детей. А если детям это учение начинать вдалбливать с малолетства, их потом очень тяжело спасти. В целом на крючок этих проповедников попадают довольно ранимые люди.

– Прибавим то, что еще отзываются «перестройка», 90-е годы, когда люди искали любой духовной поддержки...

– Да, они замечают, если человек одинок, у него проблемы, какое-то горе случилось. Они прямо в толпе таких выискивают. Но вот как свидетели по квартирам выбирают, где живет тот человек, что им нужен, мне непонятно. Такое ощущение, что у них была какая-то база данных.

– Ваши близкие, друзья, знакомые заметили, что вы как-то изменились? Пытались помочь?

– Нет, они не заметили, потому что я на собрания ходил не так часто, как требовалось. Мне оказалось потом проще уйти, когда выяснилось, что «Свидетели Иеговы» едва ли не экстремистская организация.

– Да, расскажите, как Вы ушли из секты, почувствовав, что с этим нужно заканчивать?

– Мне помогла сложившаяся ситуация: загруженность на работе. Просто стало некогда ходить на собрания. Но я и старался глубоко в эти писания не вникать: послушал-послушал проповедь и ушел. Деньги не сдавал, хотя взгляды искоса по этому поводу ловил, потому что это обязанность: зашел – отслюнявь. Я уж не смотрел особо, кто какую сумму кладет, но не меньше 200-300 рублей в каждый ящичек. Да и «забота» проповедников меня утомила. Они достаточно назойливые, не каждому человеку это понравится. Хотя потом в течение какого-то времени еще тянуло, хотелось туда сходить, пообщаться немножко.

– К психологу за помощью не обращались?

– Нет, не обращался.

– Вам, видимо, помогло то, что Вы бывший военный, привыкший критически мыслить...

– Да, я всегда оценивал то, что вижу сам. Трава зеленая, а значит она зеленая, а не черная, как Иегова мог бы заставить сказать, и все кивнули бы головой. Я тоже для вида кивнул, но не поверил, что она черная. И Солнце светит – греет. А у них не Солнце светит, только Иегова. И у них не церковь, не приход, а Дом царства. Тоже для меня вопрос был – царя там вроде бы нет, власть никакую не признают...

– После ухода Вам не угрожали, не пытались как-то давить?

– Нет, достаточно быстро сдались. Может, я не попал в какой-то обряд посвящения, может, недостаточно крепко «подсел». Ни адреса, ни фамилии я там не сообщал, только имя – «брат такой-то». Они там все братья – сестры... Если бы я туда с головой окунулся, неизвестно, чем бы все кончилось.

– Какие советы Вы бы дали тем, кому кажется, что его или его близких втягивают в секту?

– Я думаю, если уж припекло, что называется, что-то случилось – идите лучше в обыкновенную православную церковь. Поставьте свечку. Поговорите с батюшкой или представителем Церкви. Ни в коем случае не разговаривайте с уличными проповедниками, не ходите, если они Вас куда-то приглашают. А лучше сообщайте в правоохранительные органы, если знаете, что поблизости есть их приход или «Дом царств». Близкого постарайтесь вытащить, отговорить, привести определенные доводы. Найдите психолога, чтобы этот человек с ним поговорил, если еще не втянулся, а только начал. На первой стадии будет легче. Потому что в запущенных случаях, как известно из СМИ, люди кончали с собой или получали тяжелые психологические травмы. Тут нет такого, что все средства хороши. Все да не все. Наверное, зависит от конкретного человека.

P.s. буквально вчера в федеральных СМИ появилась информация о том, что российские «Свидетели Иеговы» намерены оспорить решение Верховного суда РФ о признании организации экстремистской и ее ликвидации на территории страны. Апелляция, поданная членами организации, ориентировочно будет рассмотрена в конце лета. Напомним, 20 апреля 2017 года Минюст РФ выиграл дело против «Свидетелей Иеговы». Были ликвидированы их головная организация, 395 представительств в регионах, а всё имущество «Свидетелей» было обращено в доход государства.

Анастасия Трифонова

15:10  31 мая 2017

Сетевое издание БК55  http://bk55.ru/news/article/101591/

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.