Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-905-709-23-14 (9:00-20:00)
 

ПОСЛЕДНИЙ ПРИЮТ - 26.03.15

КАК ЯРОСЛАВСКИЕ ЧИНОВНИКИ ПЫТАЮТСЯ ИЗБЕЖАТЬ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ГИБЕЛЬ ПРИЕМНОЙ 13-ЛЕТНЕЙ ДЕВОЧКИ

ПОСЛЕДНИЙ ПРИЮТ                                                                                                                      Фото: funik.ru

Расследование громкого уголовного дела об избиениях приемных детей в приюте под названием «Угодический дом милосердия» в селе Мосейцево Ростовского района Ярославской области вышло на финишную прямую. В отношении основательницы «дома милосердия» Людмилы Любимовой и двух ее «сподвижниц» возбуждено два уголовных дела по статьям о причинении смерти по неосторожности и истязании и за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних. Сейчас они знакомятся с материалами дела. По версии следствия, в 2013 и 2014 годах они сис­тематически избивали детей, а 13-летняя девочка Татьяна, на теле которой медэксперты обнаружили 29 повреждений, погибла в результате черепно-мозговой травмы. Обвиняемые все отрицают.

«Ими была выдвинута версия о том, что потерпевшая получила смертельную травму в результате собственных неосторожных действий при падении, но выводы экспертов полностью это опровергли», – заявила Кристина Гузовская, старший помощник руководителя СУ СКР по Ярославской области.

Загадок в этом деле остается предостаточно. Одна из главных: как и кто официально одобрил передачу пожилой нигде не работающей женщине шестерых детей в качестве приемных? В этом пытался разобраться корреспондент «Совершенно секретно».

Эта трагическая история началась 22 ноября прошлого года. В тот день в одном из частных домов маленького села Мосейцево Ростовского района Ярославской области было обнаружено тело погибшей 13-летней девочки.

Уже через четыре дня, 26 ноября, по подозрению в совершении преступления была задержана ее приемная мать – Людмила Любимова. В отношении женщины возбуждено уголовное дело по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего» (ч. 4 ст. 111 УК РФ). Однако подозреваемая в преступлении утверждала, что девочка погибла из-за собственной неосторожности: несколько дней назад она упала с печки в подвал дома. Одновременно обвинение было предъявлено подруге и ближайшей помощнице Любимовой – Раисе Гусмановой.

По мере того как раскручивался скандал, общественности открылся удивительный факт: в семье 67-летней жительницы села Мосейцево Людмилы Любимовой, оказывается, воспитывалось шестеро приемных детей (!). Сразу после трагедии они были отправлены в социально-реабилитационный центр. Как пожилой женщине, к тому же официально нигде не работающей, дали разрешение взять на воспитание такое количество детей? Это оказалось загадкой даже для губернатора Ярославской области Сергея Ястребова, в чем он признался журналистам на предновогодней пресс-конференции в канун 2015 года.

Добавим, что ситуационная медицинская судебная экспертиза показала, что 13-летняя девочка не могла получить столь серьезные травмы при падении с высоты собственного роста.

СООБЩЕНИЯ О НАРУШЕНИИ ПРАВ ДЕТЕЙ В ПРИЮТЕ ПОСТУПАЛИ НЕОДНОКРАТНО

Трагедия всколыхнула ярославскую общественность не только ее шокирующими подробностями и странной невозмутимостью некоторых ярославских чиновников. Так, местный детский омбудсмен Татьяна Степанова по горячим следам обвинила местные СМИ в «злонамеренном будировании ситуации вокруг событий в Мосейцеве». Как заявила Степанова, «пока рано делать какие-либо выводы: невозможно квалифицировать, что это было. Идет следствие. В семье воспитывалось шестеро детей. На момент задержания Любимовой они, с ее слов, были в гостях. Где, она не сказала. Сейчас два ребенка найдены в Гаврилов-Ямском районе и помещены в социально-реабилитационный центр «Медвежонок».

Местонахождение еще троих детей устанавливается, впоследствии они также будут отправлены в этот центр. В связи с событиями прошлого года относительно того, что с этими девочками дома якобы что-то происходило, я 8 мая 2014 года посещала эту семью в их доме. Меня ничто не насторожило, обстановка была нормальной. Поэтому произошедшее повергло меня в шок. Я не только уполномоченный, но и мать, бабушка, женщина, я глубоко и очень болезненно переживаю каждое ЧП и каждую трагедию с детьми».

Между тем, несмотря на обрисованную чиновником столь благостную картину, следствие обнародовало новые факты из жизни приемных детей Любимовой. Так, еще 3 сентября 2012 года Ростовским межрайонным следственным отделом СУ СК было возбуждено уголовное дело по факту совершения неизвестными лицами насильственных действий сексуального характера в отношении детей, находившихся в доме Любимовой. «В уголовном деле есть материалы о том, что в 2013–2014 годах приемная мать Людмила Любимова вместе со своей знакомой систематически избивали детей и подвергали их другим наказаниям, которые причиняли детям физические и психические страдания.

В 2013–2014 годах в органы опеки и попечительства, территориальную комиссию по делам несовершеннолетних неоднократно поступала информация о нарушениях прав несовершеннолетних в данной семье. Сведения о нарушениях прав несовершеннолетних, проживающих в семье Любимовой Л. П., требовали незамедлительной реакции. Но надлежащая проверка поступавшей информации не проводилась, оценка результатам проведенных проверок не давалась, меры по защите прав несовершеннолетних своевременно не принимались», – сообщила в конце декабря 2014 года областная прокуратура.

В результате по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 293 УК РФ («Халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека»), была задержана экс начальник отдела опеки и попечительства управления образования Ростовского муниципального района Галина Рассамагина, буквально за два дня до этого уволившаяся из райадминистрации.

«СОСЕДИ ЖАЛОБ НЕ СЛЫШАЛИ»

После задержания основных фигурантов губернатор Ястребов спрогнозировал возможные новые аресты, а также подчеркнуто дистанцировался от Татьяны Степановой, заявив: «Что сказала Татьяна Александровна – то сказала она и только она. Подождем итогов расследования. Я не исключаю организационных выводов в отношении уполномоченного по правам ребенка нашей области». И внес в областную Думу предложение создать совместную комиссию по оценке эффективности работы назначенного им детского омбудсмена.

Поясним: речь идет о докладе Степановой, представленном главе региона. После громкого скандала по его распоряжению была создана рабочая группа «по проведению анализа деятельности органов и учреждений Ростовского муниципального района по охране прав и законных интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, переданных в семьи граждан, и условий воспитания детей». Председатель группы Татьяна Степанова сделала такое заключение: «Рабочей группой было установлено, что в период 2001–2003 годов имело место ненадлежащее оформление документов со стороны контрольных органов по делам несовершеннолетних. В дальнейшем эти нарушения были устранены. Также установлено, что все медицинские карты семьи хранились у матери. Опрос жителей Мосейцево показал, что несколько лет назад семья, в которой жила погибшая девочка, стала более закрытой, однако жалоб от детей соседи не слышали».

Вот так, ни больше ни меньше. И путаницы в датах нет: детский приют был создан Любимовой еще в 2000 году под прикрытием религиозной общины, и с тех пор он нигде и никак официально не оформлен. Просто спокойно действовал, о чем и поведала «защитник детства». Ясно, что опытный аппаратчик Ястребов счел нужным публично обозначить свой скепсис по отношению к таким выводам.

ТАТЬЯНА СТЕПАНОВА, ДЕТСКИЙ ОМБУДСМЕН                                                               Фото: yarreg.ru

«СВЯТАЯ МИЛОСТЫНЯ»

Как считают многие ярославцы, истинное положение дел в семье не могло быть секретом, если бы чиновники на деле озаботились исполнением своих прямых обязанностей. О пребывании в селе Мосейцево так называемой общественно-благотворительной организации «Угодический дом милосердия» знали все жители поселка и могли рассказать много интересного (Угодичи – это село совсем рядом с Мосейцевым. – Прим. ред.).

Вот, например, что рассказал в одном из интервью в ноябре 2014 года уполномоченный Центра религиоведческих исследований в Ярославской области, член Совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции РФ Евгений Мухтаров.

«В 2012 году прогремела информация о возможных сексуальных домогательствах в отношении детей в мосейцевском приюте. И руководитель нашего центра профессор Александр Дворкин поручил мне проверить информацию с выездом на место. Я отправился туда с группой коллег. Жители Мосейцева подтвердили, что приют очень странный, его обитатели с селянами прак­тически не контактируют, в местный православный храм не ходят, что творится за высоким забором – неизвестно. Впрочем, кое-что они все же подглядели. Один из жителей Мосейцева, например, рассказал, что летом двое его сыновей гоняли на велосипедах и услышали из-за стены приюта детские крики. Прислонили велосипеды к забору, встали на седла и видят: похожая на Любимову дама взяла сзади за шеи двух маленьких девочек и тычет их лицом в землю, а те кричат.

«Мы, конечно, и сами стучали в калитку этого забора – хотели поговорить с Людмилой Любимовой или с кем-нибудь из других обитателей. Но нам, разу­меется, никто не открыл». Зато местные жители показали еще несколько домов, оформленных в Мосейцеве на Любимову или на других активистов ее общины, и все порывались отвести нас за село, на свалку. Дело в том, что приют активно выпрашивает у добрых людей продукты питания, товары народного потребления и так далее. Но, говорили жители, все это не попадает к детям, а скапливается для отправки «духовному отцу». Иногда продукты долго копятся, портятся, и их выбрасывают», – вспомнил подробности Евгений Мухтаров.

Так что, как видим, призывы о помощи не оставались без отклика. Любопытно, что активисты приюта использовали все возможные ресурсы для «стимулирования» потенциальных благодетелей. Впервые еще в 2006 году на «Ярпортале» было размещено такое объявление:

«24 марта 2006 года.
Милостивый благодетель!
Просим Вас помочь выкупить помещение для больных обездоленных стариков. Будем рады любой помощи и для детских приютов, в которых находятся дети-сироты с тяжелой наследственностью. Живем за счет подсобного хозяйства. Нуждаемся в сельхозтехнике, автотехнике, стройматериалах, мебели, детских колясках, посуде, продуктах питания, одежде, обуви и других материалах. Заранее благодарны за святую милостыню.
Угодический дом милосердия.
Межрегиональная благотворительная общественная организация.
Почтовый адрес: Ярославская область, Ростовский район, село Угодичи. Председатель правления Гусманова Раиса Ивановна».

ГЛАВНЫМ СВОИМ УПУЩЕНИЕМ ЯРОСЛАВСКИЙ ОМБУДСМЕН СЧИТАЕТ ОТСУТСТВИЕ ПИАРА

Разумеется, наблюдая за скандалом, ярославцы все чаще вспоминали имя Павла Астахова: как-никак, самый главный в стране человек по защите прав детей. Каким будет его веское слово? Фракция КПРФ в Ярославской областной думе даже направила официальное письмо на эту тему федеральному детскому омбудсмену, выразив в нем требование о досрочном освобождении от должности Татьяны Степановой.

И вот 11 февраля этого года последовал долгожданный вердикт Павла Астахова. Сразу скажем – интриги не было. «Бездействие и попустительство со стороны проверяющих органов, усыпленных внешним благополучием дома милосердия, привело к тому, что воспитанница погибла при ужасающих обстоятельствах. Помимо возбуждения уголовного дела по 132-й статье УК РФ, была информация о том, что в доме Любимовой плачут дети и не выходят оттуда в течение восьми дней, был выявлен факт побега воспитанницы. В регионе это было проигнорировано. Я лично имел серьезный разговор с губернатором. Думаю, оценка бездействию органов системы профилактики, в том числе органов внутренних дел, опеки и попечительства, будет дана самая жесткая», – вот ключевые выводы федерального уполномоченного.

В заявлении Павла Астахова есть и такие подробности: «С 2007 по 2010 год органы опеки и попечительства работали с семьей Любимовой формально. С 2010 года контроль прекращен. Психологи, работавшие с детьми Любимовой, установили, что девочек систематически наказывали: били палками, розгами, лишали еды. Медицинским осмотром у несовершеннолетних детей Любимовой обнаружены телесные повреждения: ссадины и кровоподтеки (характер повреждений уточняется следствием)».

А финальный аккорд заявления Павла Астахова, по сути, есть «пас» в сторону региональных властей, слово адвоката в защиту своего ярославского коллеги-омбудсмена. Судите сами: «Одновременно информирую, что в соответствии с п.2 ст. 1 Закона Ярославской области от 28.12.2010 № 55-з «Об Уполномоченном по правам ребенка в Ярославской области» уполномоченный при осуществлении своих полномочий независим и неподотчетен каким-либо государственным органам и их должностным лицам, в том числе и Уполномоченному при Президенте РФ по правам ребенка. Указ Президента РФ от 01.09.09 № 986 «Об Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка» не предусматривает подчиненность уполномоченных по правам ребенка в субъектах Российской Федерации».

Но сама Татьяна Степанова по-прежнему уверена в своей правоте: «Мое большое упущение – это отсутствие пиара. Не рассказываю на каждом шагу о проделанной работе, а ее, поверьте, делается немало. Это и сотни обращений, и личные приемы, и выездные проверки, и адресная помощь людям, попавшим в беду. Только в прошлом году было более 600 таких обращений. Почему я должна уйти в отставку? Оплеванной? Отставка – это значит, что я признаю свою вину. У меня вины нет».

Следствие еще идет, и предсказать его итоги невозможно. А власти региона решили в очередной раз обозначить свою «озабоченность». Недавно губернатор Сергей Ястребов подписал распоряжение, согласно которому в регионе создана «межведомственная рабочая группа по защите прав и законных интересов несовершеннолетних, проживающих в замещающих семьях и негосударственных учреждениях». Ей поручено провести внеплановые проверки всех замещающих семей, к которым относятся семьи, усыновившие детей менее трех лет назад, и семьи, взявшие детей под опеку и попечительство.

По статистике, в Ярославской области сейчас свыше 5 тыс. детей находятся в негосударственных христианских приютах, приемных семьях, на воспитании опекунов и попечителей. И их проверка – дело необходимое. Но, как отмечают эксперты, по действующему закону при усыновлении за благополучием ребенка в новой семье можно следить только на протяжении трех лет. А дальше – «зона риска», степень которого слишком очевидно показала всему обществу трагическая гибель девочки в ноябре 2014 года в селе Мосейцево.

Игорь ВЕЛЕТМИНСКИЙ
"Совершенно секретно", No.10/339

24 Марта 2015  10:36

"Совершенно секретно"  http://www.sovsekretno.ru/articles/id/4692/

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.


Пожертвование на содержание и ведение уставной деятельности Центра религиоведческих исследований во имя священномученика Иринея Лионского.

Для выбора способа пожертвования, щёлкните по нужной иконке справа от суммы