Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-916-377-44-40
 

Господин Колымагин как жертва "катехизации по-кочетковски" - 29.11.05

29.11.05

ГОСПОДИН КОЛЫМАГИН
КАК ЖЕРТВА «КАТЕХИЗАЦИИ ПО-КОЧЕТКОВСКИ»

11 ноября 2005 г. на ленте новостей Портала- Credo . Ru был размещен текст Бориса Колымагина «В Завидово пустуют храмы. Почему в Тверской епархии "Система" воюет с прихожанами». Жанр его обозначен как репортаж. Однако никаких классических атрибутов репортажа он не содержит. И это далеко не единственная «странность» текста, представленного г-ном Колымагиным. Если коснуться содержательной структуры опуса, то прежде всего поражает некая болезненная несвязность мыслей автора. Проследим по пунктам, как развивается предметно-логическая связь в этом материале. Начинает автор с обвинения, выдвинутого им, по-видимому, всей Церкви: «Сегодня в церкви людей, по присказке, встречают да не привечают». Тут же заявляет, что «справедливость этих слов готовы подтвердить многие православные верующие Тверской епархии РПЦ МП». Но встревоженный столь жуткой картиной читатель напрасно станет ждать конкретики: в «репортаже» не приводится не только «многих», но даже ни одного свидетельства.

Демонстрируя читателю безудержную широту эрудиции, автор с кокетливой небрежностью ухитряется вставить в три строчки имена Ленина, Дрожжина и Рильке лишь с тем, чтобы обратиться к селу Завидову (к слову, если г-н Колымагин столь же трепетно, как к внутренним сторонам церковной жизни, относится и к русскому правописанию, ему следовало бы на будущее учесть, что согласно действующим правилам русской орфографии названия населенных пунктов, оканчивающиеся на –ово , склоняются, а посему грамотнее было бы писать «недавно в Завидове», а не «в Завидово», – не будем впрочем слишком строги к г-ну Колымагину, сегодня в журналистике и впрямь не очень принято обращать внимание на такие «пустяки»). Здесь его внимание привлекло создание большого храмового комплекса со школой и трапезной, которое однако не порадовало нашего печальника о бедах прихожан на тверской земле, а напротив огорчило. По его мнению (впрочем, в тексте ничем не подтвержденному), это парадоксальным образом привело к «угасанию» прихода.

Вслед за этим автор пытается дать портрет протоиерея Валерия Ильина как, якобы, виновника плачевного (в воображении автора) положения дел на приходе. Ну а затем уже выясняется, что означенный протоиерей никто иной как «ближайший советник местного епископа». Тут уже вошедшему в азарт изобличителю и настало самое время начать метать копья в правящего архиерея. Упрекнув его походя в недостаточной миссионерской активности, г-н Колымагин, наконец, добрался до главной цели своего материала – показать «подавление» епархиальным начальством инициатив мирян и оплакать бедствия так называемого тверского Боголюбского братства. Вот мы и достигли заветной сверхзадачи разбираемого текста – поддержать группу тверских «кочетковцев». И она нас ничуть не удивила, поскольку даже беглое знакомство с размещенными в Интернете материалами, вышедшими из-под бойкого пера г-на Колымагина, красноречиво представляют его как «профессионального» апологета взглядов и практики московского священника Георгия Кочеткова. (Не будем сейчас возвращаться к полемике в православной среде по поводу его «учения» и пастырской «деятельности». Желающих углубиться в историю вопроса отсылаем к имеющейся литературе, например, к книгам: Школа церковной смуты: Плоды обновленческой «катехизации». – М: Одигитрия, 1997. – 175 с.; Суд им давно готов(2 Петр., 2:3): О вероучении и пастырской практике священника Георгия Кочеткова. – М.: Изд-во Православного Свято-Тихоновского Богословского Института, 2000. – 184 с. Предпочитающим обратиться за информацией не к книгам, а к Интернету, советуем посетить сайт Информационно-аналитического центра Иринея Лионского, где также имеется критический материал, усматривающий, в частности, в предлагаемых священником Георгием Кочетковым новых методиках катехизации и оглашения признаки тоталитарного сектантства.)

Итак, оставив в стороне вопрос о мере соответствия духу Православия богословских идей священника Георгия Кочеткова, коснемся ряда положений, высказанных в «репортаже» его сторонника и пропагандиста. В первую очередь нас будет интересовать, как соотносится с реальной действительностью информация, сообщаемая г-ном Колымагиным. Начнем по порядку. Да, в самом деле, протоиерей Валерий Ильин является одним из заслуженных клириков Тверской епархии. Вместе с тем лишь воспаленная фантазия «репортера» сделала его «ближайшим советником местного епископа». В Тверском епархиальном управлении есть должность советника правящего архиерея. Но ее многие годы занимает опытный юрист, а не протоиерей Валерий Ильин. Что же касается о. Валерия, то он один из благочинных и один из членов епархиального совета, что никак не позволяет согласиться с категоричностью его определения в качестве «ближайшего советника».

Интересно, что претензии г-на Колымагина к протоиерею Валерию Ильину в строгом смысле не собственно церковного характера. По признанию «репортера», тот и не пьет, и не курит, и служит исправно. В чем же тогда дело? Оказывается, что в «фигурах поведения» впавшего в немилость к автору «репортажа» протоиерея. Что имеет в виду сам автор до конца так и не проясняется. Из туманных ссылок на «душещипательные истории местных бабушек» можно понять, что речь идет о воспрепятствовании о. Валерием уборке снега местным трактористом и о «сбитой им с ног» велосипедистке. Даже если слухи, заимствованные из «рассказов местных бабушек», имели под собой какую-то основу, то непонятно, каким образом в селе Завидове трактористы с управляемой ими техникой подчинены отцу настоятелю, а не сельской администрации, и почему некая «пострадавшая» обладательница велосипеда не искала удовлетворения своих попранных прав невозбранно ходить по сельским улицам с велосипедом у участкового милиционера, сделав этот масштабный инцидент одним из ударных скандальных моментов разоблачительного «репортажа» г-на Колымагина.

Из текста «репортажа» заметно также, что его автора особенно удручило общение протоиерея с «братками». (Рискуя обратить на себя громы и молнии г-на Колымагина, не откажем себе в удовольствии умилиться его стилистике, предусматривающей включение с завидной непринужденностью в текст «репортажа» – да еще на церковную тематику – сленговой лексики. Разумеется, пристрастие к арго – личная проблема нашего «репортера», и затронули мы ее сейчас лишь дабы убедиться, что правильно поняли смысл жаргонного словечка: ведь, вероятно, автор хотел сказать, что о. Валерий встречается – страшно сказать – с преступниками.) Итак, завидовский батюшка не угодил разборчивому «репортеру» кругом своего общения. Но что делать, если по благословению священноначалия именно протоиерей Валерий Ильин едва ли не первым в нашей епархии начал благое дело духовного окормления лиц, находящихся в местах лишения свободы. Надеемся, г-н Колымагин способен понять, что тюрьмы и лагеря в основном «населены» людьми с наиболее неблагополучными жизненными судьбами и весьма непростыми и нелегкими характерами. Православная миссия среди заключенных – одно из самых сложных направлений миссионерского делания. Уже многие годы уделяет ей большое место в своем пастырском служении протоиерей Валерий Ильин. Стоит ли удивляться, что у него, официально отвечающего в епархии за работу в местах исполнения наказаний, неминуемо возник круг лиц, некогда обращенных им к Богу из числа тех, кто принадлежал к преступному миру. К тому же журналисту, берущемуся за освещение религиозной проблематики, полезно сознавать, что священнику не только не противопоказано, но и предписано откликаться добрым советом на нужды всех людей, в том числе и заблудших. Позиция автора «репортажа» здесь особенно уязвима как своей поистине фарисейской закваской, так и по части достоверности. Действительно, что послужило источником информации о «пирах с братками» для г-на Колымагина? Видел ли он это собственными глазами, лично присутствуя на упомянутых застольях, или же снова легковерно положился на «бабушкины рассказы»? В самом деле, не подглядывал же он тайком в замочную скважину?

Хотелось бы заодно поинтересоваться у г-на Колымагина (да не посетует он на нашу дотошность, но ведь не всем же, берущимся за перо, довольствоваться расплывчатыми слухами, хочется, наконец, и факты пощупать) источником его вполне определенного заявления, что «именно они («братки». – А.Ш., Л.С. ), а не прихожане, являются гарантом финансовой стабильности батюшки». Не кажется ли нашему «репортеру», что такое ответственное и обязывающее заявление можно позволить себе лишь, скажем, на основании досконального изучения документов приходской бухгалтерии или же исходя из юридически доказанных фактов передачи денежных сумм некими криминальными лицами. Чем Вы располагаете, г-н Колымагин? Актом ревизии? Оперативной видеосъемкой? Печально, что взрослому требуется доходчиво разъяснять, что, вырастая из коротких штанишек, каждый человек обретает не только расширяющийся круг возможностей и прав, но и столь же незыблемую ответственность за нарушение им норм действующего гражданского и уголовного законодательства (например, по части клеветы).

Пойдем дальше. К возглавляющему Тверскую епархию без малого двадцать лет Высокопреосвященному Виктору, Архиепископу Тверскому и Кашинскому, у г-на Колымагина две внятных претензии. Во-первых, по его словам, правящий архиерей «не пользуется репутацией активного миссионера». Во-вторых, инициативы тверских мирян, по его же мнению, «оказываются под жестким прессингом местного епархиального управления», которое к тому же (опять страшно выговорить!) понимает послушание как субординацию и подчинение. В качестве «наглядного примера» автор приводит деятельность «тверского Боголюбского братства».

Первое утверждение звучит по меньшей мере смехотворно. Дело в том, что Владыка Виктор хорошо известен как раз предельно выраженным духом миссионерского горения и наступательности в отстаивании чистоты Православия. Подробный рассказ о миссионерской деятельности возглавляемой им епархии потребовал бы слишком много места. Заметим лишь, что еще в первой половине 90-х годов пафос миссионерского служения подвиг Владыку Виктора обратиться к Государственной Думе РФ с конкретными предложениями по совершенствованию религиозного законодательства в стране, которые имели благотворные последствия в процессе выработки и принятия Закона РФ «О свободе совести и религиозных объединениях» (1997). Именно в Тверской епархии одним из первых вслед за Москвой был создан по архипастырскому благословению Владыки Виктора Информационно-аналитический центр свт. Марка Ефесского, долгие годы выпускающий свой «Вестник». Вот уже четвертый год при Епархиальном управлении создан и действует Миссионерский отдел. Не прошло и месяца, как очередная инициатива тверского духовенства, благословленная правящим архиереем, путем обращения в Государственную Думу РФ и МИД РФ преградила дорогу в Россию лидеру тоталитарной секты Муну (Россия стала третьей европейской державой, закрывшей для него свои границы вслед за Великобританией и Германией, а теперь ее примеру уже последовали Молдавия и Болгария). Вот уже восьмой сезон Миссионерский отдел Тверской епархии совместно с городской администрацией Твери проводит ежемесячные Михайловские воскресные чтения (Православный библейско-богословский лекторий), в котором, кроме священнослужителей и богословов, регулярно выступают и светские ученые, писатели, поэты, музыканты как из Твери, так и из Москвы, Калининграда, Карелии… Только что под эгидой Миссионерского отдела прошли VI Феодоровские чтения в Кимрах. Добавьте к этому ставшие традиционными ежегодные Волжские Крестные ходы, непосредственно возглавляемые Архиепископом Виктором, ежегодные же фестивали духовных песнопений, ярко выраженную миссионерскую направленность епархиальной газеты «Православная Тверь» и газеты тверского общества православных мирян (ныне выходящей как газета Миссионерского отдела) «Тверской мирянин», популярную радиопередачу «Спаси и сохрани!», циклы телепередач, ежегодные празднования с широким участием тверской общественности дней памяти небесного покровителя Твери святого благоверного князя Михаила Тверского и многое другое, не вмещающееся в формат сухого перечня. Что еще лучше может способствовать подтверждению высокой миссионерской активности Владыки Виктора и духовенства возглавляемой им епархии?!

Теперь о «подавлении» инициативы мирян и требовании послушания. Несостоятельность первого утверждения в значительной мере видна из только что приведенного списка миссионерских дел, вершимых на тверской земле по архипастырскому благословению и при прямом и широком участии мирян, зачастую по их инициативе, поддержанной Владыкой Виктором. Что касается послушания и «субординации», то сетования на этот счет г-на Колымагина в высшей степени удивительны. Более того, они серьезно подрывают его профессиональный авторитет. Неужели можно вообразить себе журналиста, практикующегося на освещении церковной жизни и не удосужившегося заглянуть в принятый пять лет назад Устав Русской Православной Церкви. А ведь пункт I .6 Устава четко и недвусмысленно гласит: «Русская Православная Церковь имеет иерархическую структуру управления». Не требуется комментариев к этому пункту для нашего «репортера»?

Если же обратиться к единственному в «репортаже» и, по словам автора, «наглядному» примеру, то приходишь в полное недоумение. Все, что слезно описывает г-н Колымагин в этом примере, находится в вопиющем противоречии с каноническими нормами церковной жизни. Чего стоит перл о том, тверское Боголюбское братство «выросло «снизу», без всяких высочайших указов и распоряжений. Выросло как духовное движение в народе Божием»? Трогательно и слащаво, только что слезу не прошибает. Но как эту слезоточивую тираду увязать с пунктами (уж простите великодушно за такие скучные материи) XI .11-17 Устава Русской Православной Церкви, в которых предельно детально устанавливается, что:

- «Братства и сестричества создаются прихожанами только с согласия настоятеля и по благословению епархиального архиерея» ( XI .11);

- «Братства и сестричества приступают к своей деятельности после благословения епархиального архиерея» ( XI .12);

- «Братства и сестричества в своей религиозной, административно-финансовой и хозяйственной деятельности через настоятелей приходов подчинены и подотчетны епархиальным архиереям. Братства и сестричества исполняют решения епархиальной власти и настоятелей приходов» ( XI .15).

Понимаем, как огорчительно читать г-ну Колымагину про деятельность братства лишь по благословению правящего архиерея, а что еще хуже – про подчиненность и подотчетность ему. Понятно, что для нашего «репортера» самым сладким является слово «свобода», причем толкуемая не в высоком евангельском смысле, а «радикально», «безоговорочно», «анархически», - одним словом, простите за прямоту, «по-кочетковски». И что тут поделаешь, если и на этот случай находится пункт Устава о том, что при выходе братства из иерархической структуры и юрисдикции Русской Православной Церкви его члены лишаются права на использование в наименовании названия и символики Русской Православной Церкви» (п. XI .17).

Так что, г-н Колымагин, дело за малым – нужно определиться, идентифицирует ли опекаемое Вами братство себя с полнотой Русской Православной Церкви или же мнит себя автономной структурой. Если первое, то извольте проявлять элементарное уважение к внутренним канонам церковной жизни в строгом соответствии с Уставом Церкви. Если же Вы взяли на себя роль адвоката некой общины, сознательно порвавшей с Матерью-Церковью, то Вам придется принять к сведению еще один «неудобный» для искателей абстрактной свободы пункт Устава, лишающий смысла Ваш лихой публицистический наскок на Тверскую епархию. Мы говорим о пункте I .10: «Должностные лица и сотрудники канонических подразделений, а также клирики и миряне не могут обращаться в органы государственной власти и в гражданский суд по вопросам , относящимся квнутрицерковной жизни включая каноническое управление церковное устройство богослужебную и пастырскую деятельность » (выделено нами. – А.Ш., Л.С. ).

По поводу сборника об истории братства, составленного В.И.Лавреновым, В.А.Ларионовым и В.Н.Рыжиковым. Познакомиться с ним пока не удалось. Подозреваем, что это также внецерковное издание, не получившее благословения священноначалия. Странно в этом случае говорить о книге, задуманной как история одного из православных братств. Не менее странно звучат и пассажи «репортера» о роли «московского священника Георгий Кочеткова», благодаря которому, по утверждению г-на Колымагина, в Твери «появились группы катехизации». Считаем, что мы уже провели первый курс ликбеза по изучению Устава Церкви, а потому предлагаем пылкому «репортеру» самостоятельно найти пункт Устава, делающим невозможным духовное окормление священником одной епархии мирян другой епархии без прямого благословения на то правящего архиерея последней.

Опасаемся лишь одного, что наши увещания не будут способны вразумить автора «репортажа». Слишком многое наводит на эту мысль. В том числе и беглое знакомство с другими материалами, помещенными им в Интернете. Так, в одном из них («Сретенско-Преображенское братство и окрестности: Современное состояние «кочетковщины» в России») он, говоря о немилом его сердцу (скорее всего из-за критики идей священника Георгия Кочеткова) Свято-Тихоновском Православном Богословском Институте, позволяет себе такую «фигуру речи»: «Легко его ректору, о. Владимиру Воробьеву, разъезжать летней порой по якутиям и чукоткам, крестя десятки тысяч…» Мы сейчас даже не об уважении к труду миссионера (заведомо нелегкому и благородному), а об одиозно пренебрежительном отношении к «якутиям и чукоткам». Тут уж впору не о православной этике речь вести, а об элементарной журналистской, гражданской, наконец. Позицию же г-на Колымагина по отношению к Русской Православной Церкви, на наш взгляд, исчерпывающе определяет другое примечательное место из еще одного его произведения («Святой брат Роже: Чего испугался протоиерей Александр Борисов?»). Обвиняя со своей колокольни Русскую Православную Церковь в фундаментализме, ретивый «репортер» заявляет: «Фундаментализм сегодня диктует правила поведения церковному народу. При этом очевидно, что фундаменталистами движет дух буквы. И он постепенно превращает Церковь в большую "тоталитарную секту"». Комментарии излишни. Если с автором «репортажа» все более или менее ясно, то хотелось бы, чтобы на его примере непредвзято подошедший читатель этих строк сделал вывод о том, к чему неминуемо приводит «катехизация по-кочетковски», которую явно прошел г-н Колымагин.

 

14 ноября 2005 г.

Протоиерей Александр Шабанов,
руководитель Информационно-аналитического центра свт. Марка Ефесского

 

Священник Лев Семенов,
сотрудник Информационно-аналитического центра свт. Марка Ефесского,
кандидат исторических наук, доцент

 

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.