Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-905-709-23-14 (9:00-20:00)
 

Не совсем сатирические заметки на совсем не сатирическую тему - 19.05.14

 

 
 

Книги Сергея Иваненко – это кладезь бесценных крупиц однобокости и золотовалютного запаса ангажированности, особенно в части будоражащей душу тематики сектантства и межконфессиональных отношений.

К счастью, судя по изложению, как и многие его оппоненты, Сергей Игоревич не страдает скромностью, поэтому вряд ли статьи, подобные той, что Вы сейчас читаете, смогут поколебать его боевой культо-просветительский настрой.

Свои книги он неизменно анонсирует в качестве «известного российского религиоведа», выдавая по привычке желаемое за действительное. Например, свою новую работу под названием «Вторжение антикультизма в государственно-конфессиональные отношения в современной России» (изд-во «Древо жизни», СПб, 2012) автор начинает с интимного: «Я занимаюсь религиоведением с 1976 года», то есть почти четыре десятка лет. Вероятно, такая аргументация вполне приемлема для людей несведущих о реальных душевных пертурбациях автора. В статье «По следам апологетики Иваненко» мы уже упоминали прошлые труды непризнанного классика. Это работы пламенного коммуниста, доносящего гуманистические идеи о том, что «научный атеизм способствует духовному раскрепощению людей, освобождает их сознание от иллюзорных представлений и догм, раскрывает подлинный смысл и ценности человеческой жизни» (С. И. Иваненко, «Наука и православие», 1984).

Но между пропагандистом атеизма и религиоведом со стажем – разница колоссальная. Это – антиподы, люди абсолютно разных идеологических установок (для самого Иваненко антиподами являются антикультисты и религиоведы, что выглядит не менее абсурдно). Получается, что из четырех десятков лет ровно половину Иваненко, как и подобает истинному марксисту-ленинисту и лицу партийной номенклатуры, восхвалял прелести безбожия. Но в середине 1990-х годов где-то ёкнуло, и наш герой резко изменил стратегию, причем в лучших традициях той самой партийной номенклатуры. Во времена мутной воды, то бишь политических и религиозных брожений, когда повсеместный атеизм канул в лета, многие переквалифицировались в куда более прагматичную ипостась заколачивания «бабок» (что вполне понятно и вовсе не судимо). Но Иваненко нашел свою нишу в деятельности совсем уж экстравагантной - прокультиста (в противовес использованному им же термину «антикультист»), что никак не вяжется с присвоенным себе же имиджем «объективного религиоведа».

За вторую половину своего героического стажа, он успел разрекламировать немало религиозных групп сомнительного содержания (сайентологов, Фалунь Дафа и др.). Чего стоит, к примеру, книга с фантасмагоричным названием «Свидетели Иеговы – традиционная для России религиозная организация». Ниже мы коснемся этой работы, но в самом заглавии уже заключен неприемлемый для любого, в том числе самого бездарного религиоведа принцип, а именно: личная заинтересованность (предпочтения) в освещении деятельности культа. Сам Иваненко напоминает о своей скромной персоне в преамбуле книги, заявляя, что его труды «отличаются точностью и ясным, доступным изложением». Однако это доступное изложение прошло «ненавязчивую» цензуру самих культистов. Лишь один пример: при написании своей первой книги во славу руководимой американской штаб-квартирой религиозной группы (ОСБ), его спонсировали поездкой в США для лучшего ознакомления с культом и его литературой, которую вполне можно было бы обнаружить прямо здесь, в России, причем  практически в каждом мусорном бачке. А сама книга наполовину является плагиатом журнала «Сторожевая башня».

Возникает вопрос: зачем человеку, который оказался абсолютно близорук в отношении рядовых проблем защищаемых им культов, в конце своего сорокалетнего стажа понадобилось строчить книги и брошюры на тему «антикультизма»? Ответ на этот вопрос дала участница одного из интернет-форумов Елена Ланская: «Просто Иваненко испытывает кризис. Это нормально, закончил проплаченное исследование, не глуп, понимает, что научное сообщество фальсификаты "не пьет". Вот и оправдывается тем, что на душе накипело. Стыдно ему» (открытый православный форум «Слово»).

Быть может, именно так и обстоят дела. В конце своего двуликого пути (1/2 атеист-пропагандист, 1/2 прокультист), в качестве эксперимента Иваненко вполне мог бы примерить на себя столь желанную майку истинного религиоведа, но не судьба. Он решил идти проторенным путем, оправдывая собственное творчество дискредитацией всех и каждого, кто имеет целью указать на ужасающие последствия деятельности отдельных сект, во славу которых Иваненко выстрадал столько строк и абзацев. Все они – антикультисты (не путать с онанистами).

Итак, посмотрим, что пишет уважаемый автор на страницах книги «Вторжение антикультизма». Хотя смысл текста понятен уже из самой обложки: черный смрад антикультистов держит в смертельном прицеле крест истинного христианства, которое Иваненко в этих самых культах и обнаружил.

Книга начинается с критики принятого в 1997 году «Закона о свободе совести и о религиозных объединениях», поскольку до его принятия, по словам автора, «религия представляла собой позитивное духовное явление, а государственный контроль сводился к минимуму».

Именно на этой волне отстранения государства от вопросов вероисповедания, были зарегистрированы многие иностранные секты, а отдельных лидеров, умудрившихся превратить метро в кладбище, принимали на высшем уровне.

«Наиболее заметными деформации вероисповедной политики, - пишет Иваненко, - стали заметны в 2009 году и последующий период, когда идеология антикультизма стала частью государственной вероисповедной политики и, в результате, против законопослушных религиозных объединений и их религиозной литературы стали все шире и бесцеремоннее использоваться обвинения в экстремизме».

Здесь Иваненко, не может не иметь в виду, в том числе, и Свидетелей Иеговы, с кем сложились крайне плодотворные контакты на протяжении второй половины его стажа, и чья литература признана экстремистской, а сами общины под запретом в нескольких регионах.

Страшный 2009-й год также назван неспроста. Дело в том, что правами возросшей до критической массы армии бывших членов разнообразных культов, в том числе Свидетелей Иеговы, стали заниматься профессионалы, получившие доступ на законодательный уровень. Как мы увидим ниже, такой поворот событий Иваненко приписывает приходу к власти в том году Патриарха Кирилла. Но дело не только в этом. В конце 90-х и начале 2000-х годов Иваненко мог писать все что угодно, тиражируя абсолютно недостоверную информацию, даже не упоминая в своих путевых культовых заметках о людях, которые решили порвать с сектантским прошлым, за что жестоко поплатились. Сегодня у Иваненко столько конкурентов на ниве религиоведения, что защищать культы и при этом радостно поплевывать на права человека становится совсем уж неприлично.

Антикультизму Иваненко дает следующее определение: «Это обобщающее наименование объединений, групп, отдельных лиц, выступающих против новых религиозных движений, которые их противники пренебрежительно называют культами (или сектами)».

Данное определение как минимум безграмотно, поскольку в своей формулировке Иваненко допускает качественную приписку дурной мотивации своих оппонентов, и тут же заявляет, что «отличительной особенностью антикультового (!) движения и ее участников можно признать «демонизацию» оппонентов».

Но как бы демонически пренебрежительно не звучало для слуха автора слово культ (или секта), тем не менее, некоторые из «новых религиозных движений» очень трудно или даже совсем невозможно назвать христианскими в силу их авторитарной природы, выраженной в беспрекословном подчинении Центру, манипулировании сознанием адептов, давлении на семью и невозможности свободного выхода.

Кстати, из новояза Иваненко можно смело вывести определение прокультиста. Получается, что прокультист - это обобщающее наименование объединений, групп, отдельных лиц, выступающих за новые религиозные движения, которые их сторонники сладострастно называют истиной.

Вероятно, существуют положительные примеры деятельности новых религиозных групп. И, может быть, их не мало. Нет сомнений, что иногда некоторые религиозные организации сталкиваются с предвзятым отношением со стороны судебных органов и Прокуратуры. Этого тоже никто не отрицает. Впрочем, гораздо чаще судебные вердикты кажутся слишком мягкими, если принять во внимание настоящее положение дел с правами человека. Но делить мир на черное и белое, на два непримиримых лагеря всевидящих прокультистов и «пренебрежительных» антикультистов, - а именно такой вывод следует из данной работы, - может только человек, который за сорок марксистко-ленинских и прокультовых лет, окончательно потерялся в многочисленных самоамплуа «известных религиоведов со стажем».

 «В начале XXI века, - пишет Иваненко, - стало очевидно, что опасность, якобы исходящая от новых религиозных движений, является плодом воображения антикультистов». Далее автор сетует на недальновидность КГБ времен Советского Союза: «В аналитических материалах [КГБ] утверждалось, что принадлежность к новым религиозным движениям разрушительно действует на психическое здоровье, превращает человека в послушное орудие религиозных лидеров». Здесь же Иваненко клеймит советскую партийную атеистическую литературу, которой верой и правдой служил добрую половину своих тяжких религиоведческих лет.

У Иваненко давно сложилась добрая традиция поиска чертей в православной церкви. К нездоровому счастью читателя, и в этой работе он не смог обойти стороной «крупную и влиятельную Русскую Православную Церковь, которая оказала мощную лоббистскую поддержку антикультизму». Более того, с интронизацией Патриарха Кирилла «произошла «зачистка» ряда государственных структур, в том числе Министерства юстиции России», и вследствие столь вероломного заговора «антикультисты значительно укрепили свои позиции».

Да кто же они, эти враги народа, ставленники «серого кардинала» Кирилла?

Сергей Игоревич честно и открыто называет имя, которое и вобрало в себя всю сатанинскую рать. Имя, ставшее для Сергея Игоревича поистине родным и близким по причине стойкого многолетнего неприятия. Имя ему – Александр Леонидович Дворкин, который с того самого знакового 2009 года возглавил Экспертный совет по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации. Вот это поворот! Человек, причисливший в свое время Иваненко к почетному «клану сектозащитников», поголовно состоящему из бывших партактивистов с научно-атеистическим уклоном, получил реальные рычаги влияния, и своими действиями на новом поприще доказал, что прогрессивное творчество «известного религиоведа со стажем» ничего, кроме горя десяткам и сотням тысяч людей, столкнувшихся с вопиющими нарушениями прав и дискриминацией со стороны «респектабельных» сект, принести не может. Пока Иваненко строчил книги в поддержку культов, Дворкину приходилось расхлебывать последствия их разнузданной вакханалии, разъезжая по стране и встречаясь с теми, кто пострадал от пагубной деятельности «истинных религий».

В конце книги Иваненко дает «профессиональный» совет на предмет выхода России из религиоведческого тупика, а именно: ввести в Экспертный совет «лиц, обладающих высокой религиоведческой квалификацией». И это далеко не первый кирпич в огород Александра Дворкина.

Вступая в заочную полемику с непримиримым противником, Иваненко действует в лучших традициях освоенного им жанра сектантской пропаганды, когда любой оппонент (критик) должен быть дискредитирован под любым соусом (надуманным предлогом). В данном случае Иваненко сообщает, что между проправославной антикультовой группой Александра Дворкина и такой же проправославной антикультовой группой Олега Стеняева «эпизодически вспыхивают яркие споры и конфликты, а также идет тихая конкуренция за ресурсы Русской Православной Церкви». Такова «объективная» оценка религиоведческой ситуации в России, данная культовым патриотом Иваненко, чья власть над ситуацией девальвировалась до нуля. Поэтому он делает следующий вывод: ситуация с антикультизмом «плачевная», а «сила антикультистов - в поддержке государственных и конфессиональных структур». Далее приводится подробнейший отчет о суммах, выплаченных «антикультистам» и конкретно Дворкину, деятельность которого «не имеет ничего общего ни с защитой прав и свобод человека, ни с правовым просвещением населения». Выходит, что «Центр религиоведческих исследований» в лице Александра Леонидовича, не более чем фикция, причем с замашками отпетых мошенников. Ну а Сергею Игоревичу, несмотря на все его ярые потуги в деле «защиты прав и свобод» (что имеется в виду под этим выражением, автор ни разу не уточнил), на фоне всемогущего Александра Леонидовича приходиться мириться с ролью бедного (в буквальном смысле) родственника.

Господи, что я читаю? Это работа религиоведа или смачный пасквиль?

Конечно, «известному российскому религиоведу» таких грантов и не снилось. Но разве сам автор, подготовив к печати две книги в поддержку Свидетелей Иеговы (не говоря уже обо всем остальном), работал за бесплатно, на голом альтруизме?

Справедливости ради, стоит заметить, что отработал он на все сто, намеренно или по глупости опустив все без исключения проблемные вопросы внутрикультового бытия.

В своей работе Иваненко – как того и ожидалось - принялся защищать Свидетелей Иеговы, заявив буквально следующее: «Если религиозную организацию Свидетелей Иеговы не смогли уничтожить ни Гитлер, ни Сталин, современным российским антикультистам [очередной неслабый кирпич в огород Дворкина] это тем более не удастся». Тут же Иваненко упоминает о двух критериях, по которым несложно определить пушистый, поистине человеколюбивый характер ОСБ: «они не берут в руки оружие и отвергают насилие». Странные критерии для религиоведа. Если сосед не наставляет на меня дробовик и не бьёт меня по морде, то какая разница, что его жена вечно в синяках.

Иваненко советует российским властям «лично побывать в Управленческом Центре Свидетелей Иеговы, посмотреть экспозицию, посвященную этой организации, побеседовать с сотрудниками… и вступить в диалог с руководством» (чем собственно Иваненко и занимался в период своего культотворчества), дабы иметь «объективное и благожелательное отношение» к ним. Так и получается, пока Иваненко наслаждался райскими видами Центра Сторожевой Башни и блаженно выслушивал предания местного руководства, Дворкин занимался грязной работой по реабилитации тех, кому тоталитарный каток ОСБ отдавил всё по самое нехочу.

Более того, Иваненко уверен, что привлекать к ответственности, в том числе уголовной, можно исключительно по одной причине – призыва к насилию. Трудно себе представить, что кто-то начнет в открытую пропагандировать насилие. Идеология сект куда более изощрена, чем видится уважаемому автору. Зато чинить препятствия в личной жизни, разрушать семьи, лишать людей права на элементарное общение с близкими – это сплошь и рядом. И согласно логике Иваненко, на все это можно радостно плевать с той высокой водонапорной башни, которую он мог лицезреть в филиале ОСБ.

Но о Свидетелях Иеговы мы еще поговорим, а пока вспоминаются слова Владимира Путина по поводу того, что врагов мы будем мочить даже в сортире. В данном случае сортиром для Сергея Игоревича явилась его собственная книга, где фамилия Дворкина встречается не реже, чем Иисуса Христа в Новом Завете.

Другая его книга того же издательства («Древо жизни», СПб, 2012) не блещет оригинальностью и предсказуемо носит название «Обыкновенный антикультизм» (это уже третья по счету работа на заданную тему, что вполне тянет на зацикленное безумие). На обложке книги над полуразрушенным храмом красуется раскинувший крылья орел, которого можно увидеть на сохранившихся со времен Второй Мировой войны немецких казармах. Но какое отношение данный нацистский атрибут имеет к людям, желающим обуздать культовый экстремизм? Оказывается, Иваненко знает ответ на столь интригующий вопрос.

В другом варианте обложка книги напоминает издание евангелистских течений наподобие «Слова жизни» - светлые, жизнеутверждающие тона. Вероятно, в тот день Сергея Игоревича посетило радужное настроение. Или он просто встал с правильной ноги.

Но, к сожалению, сам текст от этого не изменился

«Для меня, как религиоведа, обеспокоенного проблемами свободы совести, - без тени сомнения повествует Иваненко, - антикультизм стал своего рода дополнением к двум главным российским проблемам – дуракам и дорогам».

Далее в сноске автор детально разбирает животрепещущий вопрос современного религиоведения: откуда собственно появилось выражение про дураков и дороги – то ли от Гоголя, то ли Николая I, то ли еще от кого.

Кстати, сноски от Иваненко – это отдельная песня. Их немало и многие из них абсолютно выпадают из темы книги. То ли в понимании Сергея Игоревича читатель представляет из себя промежуточное звено между недоумком и дебилом, либо автор просто решил продемонстрировать, что помимо сектантско-культовой терминологии он вполне владеет еще несколькими словами и выражениями. Вот лишь некоторые детально разобранные термины: краеугольный камень, джокер, Цезарь, Геббельс, гора родила мышь, и т.д.

Иваненко называет людей, борющихся против диктата авторитарных культов, «охотниками за ведьмами», которые «шельмуют» прогрессивных авторов. Более того, Иваненко напоминает антикультистам слова не кого-нибудь, а самого Иисуса Христа, который сказал: «Не судите, да не судимы будете». Поистине светоносный взгляд «религиоведа со стажем» на проблему прав человека. Закрыть глаза на бесчинства в отдельных защищаемых Иваненко культах и не открывать рта? Разве это имел в виду Иисус Христос, уча людей быть снисходительными? Кажется, именно он не переставал клеймить фарисеев за бесчеловечное отношение к вверенной им пастве. И потом, кто в первую очередь должен являть собой образец добродетельности и понимания - т.н. «антикультисты», которые являются вовсе не причиной, а естественным следствием агрессивной и деспотичной идеологии культов, или же сами новоявленные культы, гордо именующие себя «традиционными», «добропорядочными» и «христианскими»?

Как говорится, Сергей Игоревич оказался не в том месте и не в урочный час. Вместо того, чтобы разъезжать по респектабельным офисам вверенных ему религий, можно было бы просто встретиться с парой-тройкой бывших членов данных культов, проживающих в пределах МКАД, но для этого – куда уж без потерь - пришлось бы задействовать какую-то часть головного мозга.

Что же еще интересного поведал нам известный в узких кругах «религиовед со стажем»?

Если отсеять текст с полным повтором предыдущей книги, то остаток окажется не таким уж и жирным. Например, мы узнаем сенсационную новость, что Александр Дворкин (теперь уже окончательно ясно кому адресованы обе книги) и иже с ним, отрабатывают «бабки» иностранного государства (какой ужас!). «Кто платит, тот и заказывает музыку» - констатирует Иваненко и добавляет, что еще в далеком 1993 году, его посетило прозрение, и он осознал, что отдел, в котором работал Дворкин, «представляет значительную опасность для свободы совести в России». «Правильно говорят, что первое впечатление о человеке – самое сильное. Горящие глаза, напористая речь, безудержная демагогия и слабое знание предмета обсуждения – мне показалось, что передо мной Хлестаков собственной персоной» - вспоминает свою встречу с Дворкиным автор шедевра религиоведения, и уточняет (как обычно в сноске), что Хлестаков был «беззастенчивый лгун и хвастун». Пообщавшись с Дворкиным, Иваненко тут же вспомнил стихи с пророческим текстом: «Гоните его! Не верьте ему! Он врёт! Он не знает – как надо».

Господи, что за бредятина! Неужели было трудно взять телефон, набрать номер и сказать Дворкину всё, что ты о нем думаешь, вместо того, чтобы строчить и тиражировать всю эту хрень под маской религиоведения?

Но это еще далеко не всё. «Зловещий термин тоталитарная секта» приводит Иваненко в состояние близкое к шоку. Кто же придумал этот ужасный термин? Сергей Игоревич с возмущением сообщает, что Дворкин «в своей обычной хлестаковской манере» присвоил себе патент на изобретение. Автору пришлось провести немало бессонных ночей в поисках истинного изобретателя данного термина, и какова же была его радость, когда такой человек наконец-то нашелся, причем последний считал, что выражение «тоталитарная секта» «не научно». Гнусная ложь Хлестакова-Дворкина была окончательно разоблачена, и стало ясно, что «тоталитарные секты – продукт фантазии антикультистов».

«В основе дисциплины, которая скрепляет религиозную организацию» Иваненко видит «веру, любовь, надежду, другие возвышенные моральные принципы… Религиозное объединение сильно верой и любовью своих членов, их доверием к своим лидерам и наставникам».

Господи, какая прелесть! Или, как говорил один известный киногерой: Ляпота!

В противовес этой блаженной картине выступают «антикультисты», ксенофобия которых сродни нацистской, а их «пропаганда базируется на умышленном искажении фактов и лжи». «Название моей брошюры – пишет Иваненко, - перекликается с названием документального фильма «Обыкновенный фашизм»… Главное, что роднит фашизм и антикультизм – это ставка на ненависть».

Далее автор называет борцов с проявлением сектантского экстремизма «неизлечимыми» в своей ненависти, поскольку «люди всегда ненавидят тех, кому причиняют зло». (Вспоминается недавняя статья в «Сторожевой Башне», где люди, покинувшие культ ОСБ, тоже определены в разряд неизлечимых, «душевно больных»; «СБ» за 15 июля 2011 года, стр. 15,16, см. также англ. экз.).

Сергей Игоревич напоминает, что однажды во Франции уже принимали закон «О предупреждении и пресечении сектантских течений, ущемляющих права и основные свободы человека». «Этот закон оказался неприменим на практике и остался своего рода иллюстрацией к известному выражению «гора родила мышь». В данном случае, впрочем, гора родила «дохлую» мышь», - удовлетворенно резюмирует автор. Можно лишь облегченно вздохнуть, ведь несчастным, затюканным «антикультистами» сектам, которые «ущемляют права и основные свободы человека», ничего не угрожает.

Благая весть от Иваненко звучит поистине грандиозно: уже в обозримом будущем влияние «борцов с сектами будет уменьшаться», поскольку в их среде процветают «разброд и шатания».

В конце концов, Иваненко окончательно слетает с катушек и сравнивает себя с новозаветным Гамалиилом, который спас апостолов от смерти, заявив древнеизраильскому Синедриону: «Отстаньте от людей сих и оставьте их; ибо, если это предприятие и это дело – от человеков, то оно разрушится, а если от Бога – вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам не оказаться и богопротивниками» (Деян. 5:36-39). Именно такие «принципы подхода к новым религиозным учениям разделяю и я», сообщает новоиспеченный Гамалиил.

Всё, больше я этого читать не в состоянии и, с Вашего разрешения, перехожу к следующему шедевру мировой литературы – книге «Свидетели Иеговы – традиционная для России религиозная организация» (изд-во «Арт-Бизнес-Центр», М., 2002).

По большому счету, эта книга является клоном уже анонсированной нами «научной работы» Иваненко под названием «Эволюция идеологии и деятельности религиозной организации Свидетелей Иеговы в России» (2002), где автор перевернул с ног на голову все, что переворачивалось. Поэтому остановлюсь на вещах, так сказать, эксклюзивных.

Иваненко заявляет, что у Свидетелей Иеговы «нет профессионального духовенства, и каждый верующий участвует в проповеди». Но, поскольку автор самолично побывал в американской штаб-квартире ОСБ, он не мог не познакомиться с местным духовенством в лице всемогущего Руководящего совета. Правда, у Свидетелей Иеговы не принято носить рясы и тому подобное, но это ничего не меняет. Например, в журнале «Сторожевая Башня» за 15 сентября 2005 года говорится, что через «помазанный духом» Руководящий совет «Христос ведет свое собрание». Всех руководителей низовых общин «назначают под действием святого духа те, кто представляет Руководящий совет» («СБ» за 1 апреля 2007 года). Более того, именно члены Руководящего совета, без постороннего вмешательства, произвели на свет божий не что-нибудь, а «Священное Писание», которое «выгодно отличается от других переводов» («Сияйте, как светила в мире», 1995, стр. 100) и от которого у отдельных адептов «наворачиваются слезы на глаза и мурашки пробегают по коже» («Ежегодник Свидетелей Иеговы» за 2009 год, стр. 13). А согласно, журналу «Сторожевая Башня» за 1 ноября 2007 года, и по сей день «Руководящий совет Свидетелей Иеговы осуществляет надзор за работой по переводу Библии». Извините, Сергей Игоревич, но коль скоро эти ребята так панибратски якшаются со святым духом, и даже самолично перевели Библию, то как можно охарактеризовать их помимо выражения «суперпрофессиональное духовенство»?

Именно по причине присутствия столь интеллектуально-подкованного духовника, «каждый верующий участвует в проповеди». И горе им, если не участвуют. Вербовка новых членов – священная обязанность, спущенная с самого верха, прямо из Бруклина. В рупоре Руководящего совета, бюллетене «Наше царственное служение» (май 2006 года) прямо так и сказано: «Наша главная теократическая обязанность — проповедовать». А убойным заокеанским аргументом для тех, кто все-таки решает закосить от священной обязанности, служит многократно озвученное «любящее» напоминание о том, что подобные безответственные элементы «окажутся виновны в пролитии крови», не говоря уже о неминуемой обработке со стороны местных старейшин («Познание, ведущее к вечной жизни», стр. 105,106).

Теперь небольшой перерыв на рекламу. На экране вновь появляется Александр Леонидович Дворкин, который посмел заявить, что «Свидетели Иеговы существенно искажают христианские догматы». Действительно, какая жуткая мысль. Дворкин получает красную карточку в виде заявления, что его «статьи служат примером некорректности, недопустимых для православных богословов приемов полемики» (стр. 11).

Реклама закончилась, и мы продолжим чтение: «Свидетели Иеговы используют новейшие достижения современной науки, как гуманитарных дисциплин, так и естественных, стремясь показать, что подлинная наука подтверждает истинность Библии». Звучит неплохо. Правда, не совсем понятно, что значит «подлинная наука» и как вообще Свидетелям Иеговы удается «использовать новейшие достижения современной науки» в условиях, когда высшее образование в культе дискредитировано, запрещено и приравнено к «употреблению алкоголя и наркотиков» («Наше царственное служение» за июль 2011 года).

«В отличие от большинства других религиозных организаций,  - пишет Иваненко, - Свидетели Иеговы не считают, что первоначальный период истории их организации и взгляды ее основателя были наиболее полным воплощением божественного откровения». Однако, в этом нет ничего удивительного. Лучше было бы не выделяться на фоне «большинства других религиозных организаций», поскольку за весь период истории ОСБ было предсказано такое количество «армагеддонов» и открыто такое количество самых нелепых «истин», что Остапу Бендеру можно смело отдохнуть.

Ну например, если бы сегодня в Вашу, Сергей Игоревич, квартиру постучали и прямо с порога одарили Вас «божественным откровением» о том, что Бог запрещает делать прививки детям, Вы, наверное, были бы безумно счастливы. А ведь этот запрет, стоивший детям членов культа здоровья и даже жизни, просуществовал почти столько же, сколько насчитывает Ваш стаж «религиоведа». И отмена запрета произошла вовсе не по причине «более точного понимания библейских истин», а вследствие банальности: невозможности заниматься зарубежным прозелитизмом из-за введенной Всемирной Организацией Здравоохранения обязательной вакцинации. Эксперимент над людьми настолько затянулся, что к 1951 году всё это выглядело более чем глупо, и помогла не Библия, а сложившаяся коньюктура. И подобных «выкидышей» истин у ОСБ пруд пруди.

Но самое интересное в этой истории совсем другое. Какие бы бредовые «истины» не генерировал Бруклин, каждый адепт обязан принимать их безоговорочно. Если человек вдруг назовет вещи своими именами («Ваша истина – полный бред»), его ждет неминуемое изгнание, его родственникам запретят с ним всякое общение, а сам он будет считаться умершим для Бога. И не важно, что завтра окажется, что данное лицо было право на все сто, «истина» в сотый раз оказалась очередным бредом, и от нее радостно избавились. Для бывшего адепта это ничего не изменит. Его статус и связанные с ним бесчеловечные запреты просуществуют до самой гробовой доски.

Кстати, три года спустя после описываемых выше событий, то есть в 1954 году, будущий создатель Библии от Свидетелей Иеговы и будущий Президент ОСБ Фредерик Френц заявил, что Свидетели Иеговы «обязаны подчиняться указаниям», которые публикуются во внутренней литературе. А юрисконсульт ОСБ г-н Ковингтон добавил: «Если вся организация верит в одно, даже если это ошибка, и кто-то начинает продвигать свои взгляды, то теряется единство, возникают проблемы, исчезает единомыслие, пропадает дружное марширование». Он также признал, что «человек, который выскажет свою точку зрения об ошибочности учений, будет лишен общения и будет считаться нарушителем Завета, который заслуживает смерти» («Дело Уолша». Реймонд Френц, «В поисках христианской свободы»).

Именно поэтому в журнале «Сторожевая Башня» за 15 июля 1996 года говорилось: «Единообразное обучение помогает нам сохранять единство в мире. А как быть, если нам лично трудно понять или принять какое-то учение? Тогда следует молиться о мудрости… Если учение все же остается непонятным, может быть, лучше всего оставить его на какое-то время... Было бы неправильно пытаться убедить других в собрании принять нашу собственную, отличающуюся точку зрения. Это породило бы разногласия и не содействовало бы сохранению единства. Насколько же лучше ‘ходить в истине’ и побуждать других поступать так же».

Так что «теологический прогресс» Свидетелей Иеговы на поверку оказывается теологическим прессингом. Как выразился когда-то основатель Сторожевой Башни Чарльз Рассел, если Вы «желаете обладать истиной — нагнитесь и подберите ее» («СБ» за 15 мая 1996 года). Судя по всему, лидеры культы смиренно последовали данному совету, нагнулись, да так и остались в столь пикантной позе.

В книге Иваненко поражает количество недопустимых для любого независимого религиоведа словоупотреблений в проамериканском стиле «С нами Бог». Цитируя ОСБ, автор уходит в прострацию, и текст начинает звучать от первого лица. Например, он абсолютно уверен, что до и после того, как члены культа стали называться Свидетелями Иеговы (в 1931 году), драгоценные «истины» открывал им Бог собственной персоной (стр. 20, 21). Кстати, именно в том году, в февральском выпуске журнала «Золотой век» (ныне «Пробудитесь!») была анонсирована потрясающая «истина» о том, что «прививки – есть прямое нарушение вечного завета Бога». Как же замечательно, что Бог не забыл предупредить об этом и не перепутал адресата!

 
 
 

Далее автор подробно интерпретирует «эволюцию истории» ОСБ, ни на йоту не отходя от официальной версии лидеров культа, что означает лишь одно – можете смело пропустить несколько десятков страниц, если, конечно, Вы не являетесь ярым сторонником разудалых былин. Ну а если Вы хотя бы раз в жизни читали журнал «Сторожевая Башня», то смело можете перелистать еще несколько десятков страниц с описанием местных «истин», поскольку ничего нового Вам обнаружить не удастся, зато сэкономите время на полкниги.

Многое из написанного Иваненко даже не хочется комментировать, поскольку всё это было детально прокомментировано в статье о его «научной» работе того же периода (2002). Хотя стоит заметить, что если в чем и обвинять Иваненко, то только не в умении строгать эпатажные афоризмы в производственном масштабе.

Ну, например:

«Организация Свидетелей Иеговы – христианская конфессия… где господствует религиозный и мировоззренческий плюрализм и решающую роль играет личный выбор человека». «Свидетели Иеговы воспринимают последователей иных религий с сочувствием, как людей заблуждающихся». «Сам факт регистрации в 1999 году Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России подтверждал, что данную религиозную организацию не следует рассматривать в качестве тоталитарной секты». «Религиозная организация Свидетелей Иеговы не диктует верующим, как и в каких формах они обязаны ограничивать свои связи с неверующими или инаковерующими [родственниками]». «Эпитет «сектант» обычно применяют к людям мрачным, агрессивным, озлобленным; Свидетели Иеговы, на мой взгляд, полная противоположность».

И так далее и тому подобное.

Любой мало-мальски знакомый с реалиями данной системы человек, лишь снисходительно улыбнется. Или, наоборот, загрустит, не обнаружив на 208-ми страницах бравадного убористого текста ни единого упоминания о реальных проблемах.

Особенно мне понравился следующий перл Иваненко на трезвую голову (хотя, это под вопросом): «При всей серьезности обвинений против новых религиозных образований, достоверных, репрезентативных данных, подтверждающих их справедливость, практически нет».

В конце книги автор даже приводит статистику, где, кроме всего прочего, фигурируют цифры необычайной образованности Свидетелей Иеговы в сравнении с жителями Москвы, а так же их желания иметь 3-4 ребёнка.

Ну что ж, тут стоило бы немного остановиться и привести самую свежую информацию, опубликованную Центром Апологетических Исследований (ЦАИ, Спб):

«UUT — Группа поддержки жертв религий — обратилась к финскому Министерству юстиции с просьбой изучить способы вмешательства в деятельность закрытых религиозных общин. Эта группа опубликовала доклад, посвященный Свидетелям Иеговы, у которых существует собственная внутренняя судебная система, которая допрашивает членов организации в связи с проступками и назначает им наказания за нарушение правил. В докладе отмечается, что людей, якобы уличенных во грехе, унижают, подвергают гонениям, публично осуждают и изолируют от близких. UUT выразила надежду, что доклад побудит министра Анну-Марию Хенрикссон провести расследование и определить способы вмешательства в деятельность организации, чтобы защитить ее членов от угроз применения насилия.

Со стороны представляется, что Свидетели Иеговы в Финляндии ведут довольно-таки замкнутый образ жизни в своих общинах. Как утверждает отчет, эта организация является частью обширного международного движения, по поводу которого проводились исследования на относительно академическом уровне. Доклад описывает Свидетелей Иеговы как религиозное движение, оказывающее большое влияние на своих членов, и утверждает, что эта община имеет «довольно жесткий фундаменталистский имидж». Отмечается, что организация имеет четкую иерархию и жестко управляется сверху. У старейшин организации есть руководство под названием «Пасите Божие стадо», читать которое рядовым членом не дозволено.

Правовой комитет состоит из трех старейшин, все они мужчины. Слушания проходят за закрытыми дверями, и на них обычно присутствуют только обвиняемые и члены комитета. Правовой комитет собирается, когда возникает подозрение, что один из членов общины совершил тяжкий грех. В число таких нарушений входят оспаривание учений организации, неоднократное принятие переливания крови, членство в политических партиях, празднование Рождества или дней рождения, курение или убийство. Неоднократные проявления неверности также являются причиной для вызова на комитет. На заседаниях правового комитета виновным в сексуальных преступлениях часто задают вопросы, затрагивающие подробности сексуальных связей.

В докладе говорится, что в некоторых случаях комитет лишает члена организации общения. В таких случаях человека изгоняют из организации, и остальным членам общины не позволено разговаривать и даже здороваться с ним. Членов семьи и родных такого человека также призывают избегать общения с ним.

В докладе UUT деятельность правового комитета и практика лишения общения называется необычайно жестокой и нарушающей права человека. В некоторых случаях у отлученных возникали серьезные проблемы со здоровьем, а иногда они даже пытались покончить с собой. Однако тех, кто пытался покончить с собой, на комитет не вызывают. Согласно учениям организации, попытка самоубийства является правомерным выражением сожаления и не требует вмешательства правового комитета.

Как говорится в докладе UUT, Свидетели Иеговы с подозрением относятся к высшему образованию, поэтому старейшины малообразованы. Возможно, именно этим объясняется тот факт, что они не вполне представляют себе последствия отлучения и лишения общения. Несмотря на наказания, с которыми сопряжен уход из организации, многие предпочитают этот путь. Проведенный в США опрос случайной выборки респондентов показал, что всего 37% Свидетелей Иеговы, вырастая, остаются членами организации».

Вот так выглядит ситуация на самом деле в благополучной Финляндии. Даже гораздо хуже. Но не смею загружать Вас более литературной ахинеей от Иваненко, поэтому объявляю заключительный рекламный ролик.

В самом конце книги на экране вновь всплывает уже хорошо нам знакомый «демонизированный» образ Александра Леонидовича. Как и принято в приличном обществе, если уж мочить, так до пятой крови. Как Вы думаете, что так напугало некоторых родителей, дети которых ушли с головой в сектантскую жизнь? Ну, конечно же, «враждебные по отношению к Свидетелям Иеговы материалы» от Дворкина и иже с ним, который на страницах книги охарактеризован не иначе как «крайне недобросовестный человек, который извращает факты» (стр. 188). Не перестаешь поражаться, как в одном «Хлестакове», в этом нацисте-антикультисте, смогло так гармонично аккумулироваться всё вселенское зло. Причем в неправедной борьбе с невинной девой ОСБ Дворкину отведена почетная роль «первого уровня», за которым следует «второй уровень» в лице «некоторых кругов Русской Православной церкви».

Ну вот и замкнулся порочный круг литературных исканий. Если бы не было Александра Леонидовича Дворкина, его непременно следовало бы придумать, поскольку в его отсутствие шедевры «известного религиоведа со стажем» лишились бы последней интриги.

С уважением!

Ваш Ковтун Станислав

 

P.S.

Мне неоднократно довелось общаться с Александром Дворкиным и даже совместно участвовать в одной лекционной встрече. Могу выразить мнение всех, кого я знаю, и кто так же лично знаком с Александром Леонидовичем: это по-настоящему скромный человек, всегда готовый выслушать и, что самое важное, менять свои подходы и определенные взгляды, принимая во внимание мнение собеседников. Что точно не свойственно характеру этого деятельного человека, так это догматичность и недобросовестность. Его очень глубокие и всесторонние познания основаны не на поездках по сектантским офисам, а на живом и многолетнем общении со многими бывшими и действующими членами религиозных культов в самых разных городах России, со слов которых он черпает львиную долю информации и адаптирует свою работу в соответствии с реальными проблемами этих людей. Считаю, что многочисленные остронегативные и сугубо личностные «наезды» г-на Иваненко на Александра Дворкина можно рассматривать не иначе как намеренные и злостные оскорбления.

 

http://www.nekudaidti.com/%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B8/%D0%B4%D0%B5%D1%8F%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C-%D0%BE%D1%81%D0%B1/%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%BA%D0%BE-vs-%D0%B4%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%BA%D0%B8%D0%BD/

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.