Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-905-709-23-14 (9:00-20:00)
 

Подлинный текст выступления В. П. Леги на обсуждении сектозащитного словаря "Религиоведение" - 08.06.07

08.06.07

От редакции сайта Центра религиоведческих исследований во имя св. Иринея Лионского

В течение последних нескольких дней на портале «Кредо.ру» было опубликовано два материала, посвященных обсуждению энциклопедического словаря «Религиоведение», которое состоялось на философском факультете МГУ им. М. В. Ломоносова 30 мая 2007 года. 

В первом из них в числе прочего сообщалось, что доцент Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Виктор Петрович Лега «дал высокую оценку словарю, отметив, что "большинство статей написано замечательно"». При этом практически ничего не говорилось о его критических замечаниях. Упоминалось лишь о его пожеланиях видеть некоторые статьи более развернутыми. 

Как нам сообщил В. П. Лега, он обратился к сотрудникам портала «Кредо. Ру» с настоятельной просьбой представить его позицию по поводу словаря «Религиоведение» такой, какой она была заявлена во время его выступления в МГУ. По словам философа, во-первых, он подчеркнул, что читал лишь те статьи словаря, которые относились к философии и даже не просматривал материалы, относящиеся к тоталитарным сектам. От себя поясним, что вопиющий непрофессионализм и сектозащитная природа этих материалов бросается в глаза даже неподготовленном читателю. По существу, авторы разместили в своем словаре рекламные материалы тоталитарных сект, даже не пытаясь придать им видимость объективности. 

Во-вторых, на самом деле, даже по отношению к прочитанным статьям позиция В. П. Леги была однозначно и несомненно критической, за что он подвергся ожесточенным нападкам присутствовавших сектозащитников. 

Именно об этом православный философ потребовал сообщить известный своей антицерковной позицией портал. 

И вот, 5 июня с. г. на портале появился новый материал, принадлежащий перу записного портальского борзописца Михаила Ситникова (уже однажды уличенного московским судом в клевете). Хотя начал Ситников с того, что заявил о «жесткой позиции» Леги и рассыпался в комплиментах в его адрес, но представил критику доцента ПСТГУ весьма расплывчато, а в конце и вовсе не удержался от любимого порока и вложил в уста Виктора Петровича слова, который тот, по его собственному заявлению, не говорил: «Хотя, большинство статей, которые я прочел, написаны просто замечательно, и то, что мне удалось все же найти ошибки и огрехи, то на это пришлось потратить немало времени, что свидетельствует только в пользу словаря…». Таким образом, со слов осужденного клеветника Ситникова вышло, что все замечания, высказанные православным философом, незначительны и его оценка словаря в целом положительна. 

Ниже мы приводим полный текст рецензии В.П. Леги на энциклопедический словарь «Религиоведение». Как явствует из нее, с «несектантскими материалами» этого толстенного тома дело обстоит лишь немногим лучше, чем с собственно «сектантскими». 

Редакция сайта



Рецензия на энциклопедический словарь «Религиоведение» (Москва, 2006) 

Знакомство со словарем «Религиоведение» оставляет двойственное впечатление. С одной стороны, хочется приветствовать это действительно фундаментальное издание, впервые в русской философской мысли дающее обзор основных понятий и имен, относящихся к области религиоведения. Многие статьи словаря написаны профессионально, дают краткое, но исчерпывающее представление о теме статьи. С другой стороны, многие статьи явно страдают от идеологических (атеистических) пристрастий их авторов, отличаются не очень глубоким проникновением в тему, не снабжены хотя бы основной библиографией. 

Например, в статье «Атеизм» З.А.Тажуризина связывает распространение атеизма в Новое время с «прогрессивными сдвигами в обществе», а падение социальной потребности в атеизме в современной России связывается исключительно с нестабильностью и утратой большинством населения надежд на лучшее будущее. В этих словах автора так и просматривается марксистское учение об «опиуме народа». 

В статье «Астрология» очень много написано об отношении к астрологии различных народов и религий, но об отрицательном отношении христианства, в частности отцов Церкви – ни слова. Наоборот, у не очень образованного читателя может создаться впечатление, что христианство положительно относится к астрологии, ибо «астрологи ссылаются на евангельскую Вифлеемскую звезду, возвестившую о рождении Иисуса Христа». 

В статье «Душа» весьма поверхностно излагается христианское (и вообще религиозное) понимание души, по сравнению с философскими учениями (а ведь словарь – не философский, а религиоведческий). 

Статья «Жильсон» просто констатирует приверженность этого французского философа учению Фомы Аквинского, но не дает представления о том, почему же Жильсон стремится к возрождению учения этого средневекового философа и богослова. Между тем, в работе «Философ и теология» Жильсон указывает, что главной причиной этого было его стремление решить проблему отношения науки и христианства в 20 веке; а именно Фома, по мнению Жильсона, еще в 13 веке предложил истинный метод решения этой сложной проблемы. Правда, этот недостаток отсутствует в статье «Неотомизм», где говорится об апологетической направленности этого философско-религиозного течения. 

Не совсем понятна логика статей «Платонизм о религии» и «Неоплатонизм о религии». В первой статье говорится о многом, что могло бы быть сказано во второй статье. Это очевидно, ибо провести четкую границу между платонизмом и неоплатонизмом в истории философии представляется весьма затруднительным. По аналогии с этими статьями напрашивается наличие статьи «Аристотелизм о религии», но ее в словаре нет, хотя влияние Аристотеля на христианскую, мусульманскую и иудейскую мысль весьма велико и неоднозначно. Статья же «Аристотель» нисколько не касается этих тем. Статья «Аверроизм» несколько проясняет влияние аристотелевской мысли на философские идеи средневековья, но делает явно спорный вывод, что именно «аверроизм оказал влияние … на распространение и усиление натуралистических тенденций в философии», поскольку в действительности натуралистические тенденции распространялись непосредственно в Церкви многими католическими мыслителями (Альберт Великий, Роджер Бэкон, Роберт Гроссетест и др.). Причины этой неточности, думаю, понятны: аверроизм занимал антицерковную позицию, что, по мнению автора статьи, прогрессивно. Вообще, статьи различных авторов отличает и весьма различный подход к религиозным проблемам. Наряду с вполне грамотными и выдержанными статьями Ф.Овсиенко, И.Давыдова, К.Антонова, встречаются и явно идеологически (атеистически) направленные статьи. Особенно отличаются в этом плане статьи З.Тажуризиной. 

Центральная статья словаря, «Религия», можно сказать, является отражением противоречивости всей книги. С одной стороны, достаточно полно и правильно описано понимание религии, трудности в ее определении, мнения различных философов и религиоведов. С другой стороны, в ней практически отсутствует описание собственно религиозного (в т.ч. и христианского) понимания религии, зато очень подробно излагается мнение авторов учебника «Основы религиоведения» под ред. И.Н.Яблокова. Особенно выделяется мысль, что «религия есть сфера духовной жизни общества… В качестве таковой она представляет собой: 1) проявление сущности общества; 2) необходимо возникающий в процессе становления человека и общества аспект их жизнедеятельности; 3) способ существования и преодоления человеческого самоотчуждения; 4) отражение действительности; общественную подсистему; 5) феномен культуры». Данная цитата как будто перекочевала на страницы словаря из учебника «научного атеизма» советских времен! То, что авторы статьи согласны с цитируемым учебником, подтверждает и следующая цитата из этой же статьи: «Причины возникновения и существования религии лежат в тех явлениях природной и социальной жизни, которые не поддавались целенаправленному регулированию и управлению… Пытаясь объяснить не-понятное через понятное, доступное его сознанию, человек создавал представления о божестве, наделяя его сверхъестественными силами». 

Многие статьи словаря могли бы быть более развернутыми: например, «Предопределение» (менее половины колонки), «Аристотель» (учитывая его огромное влияние на патристическую и схоластическую мысль), «Кант» и др. В целом, статьи, посвященные западным философам, написаны с объективных позиций, хотя и здесь не обходится без явно проглядывающих идеологических установок. Так, в статье «Спиноза» З.Тажуризина справедливо указывает, что голландский философ разделял понятия религии (суеверия) и истинной религии, подвергая критике первую и отстаиваю философскую истинность последней. Но в статье приводятся многочисленные аргументы против религии, и очень мало – в пользу истинной религии, так что у читателя может создаться искаженное представление о пони-мании Спинозой религии. Из статьи этого же автора «Ломоносов» может создаться искаженное представление об этом ученом как о рьяном противнике Церкви. 

Кроме того, в статьях, посвященных конкретным философам, вполне можно было бы указывать на их вероисповедание, иначе читатель ни за что не узнает из соответствующих статей, что, например, Декарт был католиком, а Лейбниц и Кант – протестантами. Можно сказать, что в этом тоже проявляется общая тенденция словаря на некоторый разрыв философской и религиозной мысли. Многие философские статьи написаны вполне добротно, но в них не всегда показана их связь с религиозными проблемами. Например, в статьях «Номинализм» и «Реализм» вполне правильно указана философская суть спора об универсалиях, но не сказано, почему в средневековой христианской Европе именно эта проблема выходит на первый план. 

Во многих статьях достаточно слабо представлено сравнительное религиоведение, так что читатель не сможет узнать об отношении сторонников разных религий к тем или иным реалиям других религиозных учений. Например, в статье «Манихейство» достаточно подробно описана суть и история этого религиозного течения, но об отношении христианства и мусульманства сказано только то, что манихеи подвергались преследованиям со стороны этих религий, но не объясняется, почему, а в статье «Гностицизм» не сказано даже это. 



Кандидат богословия, доцент В. П. Лега

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.