Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-916-377-44-40
 

"Внутренний тоталитаризм" священника Олега Стеняева - 27.04.02

В течение последних нескольких лет священник Олег Стеняев с завидным упорством публикует ста-тьи, в которых он высказывает все те же самые несколько мыслей о том, как должен действовать со-временный православный миссионер. В этих статьях всякий раз звучит критика в адрес неких неназван-ных "горе-миссионеров, "диссидентов" и "сектоборцев". Позволим себе прокомментировать послед-нюю статью известного иерея на эту тему ("Об одной особенности миссионерства на современном этапе". Опубликовано 15 апреля 2002 г. в интернет-жунале Религия в России - http://religion.russ.ru/problems/20020415-stenaev.html) и высказать свои возражения. То, что написано ниже - текст этой статьи и наши комментарии. 
Действительно взгляды и методы свящ. Олега Стеняева и разделяют далеко не многие люди, зани-мающиеся миссионерством и антисектантской деятельностью. Например,Центр св. Иринея Лионского в Москве, Центр св. Александра Невского в Новосибирске, Миссионерский отдел Екатеринбургской епар-хии, и другие известные своей антисектантской и миссионерской деятельностью центры воздержива-лись от сотрудничества с возглавляемым иереем Олегом Центром им. А. С. Хомякова, а всеукраинский православный Центр "Диалог" даже принял специальное постановление о недопустимости сотрудниче-ства с Центром им. Хомякова Мы также выступали с публичной критикой позиции иерея Олега на Меж-дународной конференции "Тоталитарные секты - угроза XXI в." (Ссылка) Но в отличие от нас, очень многие священники и миссионеры воздерживались от развернутой публичной критики Стеняева, не считая полезным до времени выносить внутренние разногласия на публику, хотя нам известно, много-кратно высказывали ему свои соображения, и он всякий раз обещал впредь поступать по-другому. Од-нако, на самом деле не менялось ровно ничего. Теперь, похоже, наши разногласия уже стали достояни-ем общественности - во многом благодаря статьям самого Стеняева - именно поэтому мы решили от-ветить. Статью с объяснениям, с чем в позиции и деятельности свящ. Олега Стеняева мы не согласен, еще предстоит написать. 
Итак, обратимся к "первоисточнику":

В последние годы произошел странный крен в миссионерской работе. Некоторые миссионеры стали отдавать предпочтение лютой, порой совсем не христианской по духу борьбе с представителями сектантского мира. Подоб-ный крен возник по двум причинам: с одной стороны - до сих пор действует старая советская привычка расправ-ляться с идеологической оппозицией самыми недобросовестными методами, с другой - заимствуются совершенно неправославные, западные методы антикультистов, связанные с копанием в "грязном белье" религиозных оппонен-тов. Православный миссионер не может являться сыскарем-любителем, для которого самое главное - это поиск компромата. Не должен всецело уповать он и на мощь государства. Да и имеем ли мы, православные христиане, право использовать светское государство как некий жупел, как полицейскую дубинку?

Если опустить наличествующие в тексте бурные эмоции, видно, что мы имеем дело с совершенно неаргументированным обвинением, главная задача которого выстроить негативный фон для утвержде-ния высоких христианских качеств миссионерской работы самого автора. Кто предается "лютой, не хри-стианской по духу борьбе"? В чем проявляется "нехристианскость" этой борьбы? В чем "недобросове-стность" методов этих людей? Что это за "западные методы антикультистов" (ужасное слово, не правда ли?")? Отметим, что заодно оппонентам самого автора навязывается роль проводников влия-ния нехорошего Запада. 
Нехорошим делом занимается эти люди: копаются в чьем-то "грязном белье"! Читатель сразу дол-жен содрогнуться от омерзения. Правда, автор вновь не поясняет, что он имеет в виду своей метафо-рой. Но намеки на неких конкретных лиц с одной стороны, без упоминания имени - с другой, дают авто-ру свободу для предъявления этим неназванным, лицам множества серьезных обвинений, никак не утруждая себя какими-либо доказательствами.
Нельзя не согласиться с тем, что православный миссионер не может быть "сыскарем-любителем". Мы рады, что свящ. Олег Стеняев изменил свое мнение на этот счет: еще несколько лет назад он неод-нократно пытался уговорить, например, сотрудников Центра св. Иринея Лионского пользоваться аген-турными сведениями, поставляемыми его "агентами" в сектах, а они всякий раз говорили ему о недо-пустимости использования православными подобных методов.
Опять же, хотелось бы увидеть, кто именно из православных миссионеров "всецело уповает на мощь государства" и как он это упование выражает? На риторический вопрос в конце абзаца можно от-ветить отрицательно: нет, не используют оппоненты свящ. Олега светское государство, как полицей-скую дубинку (слово "жупел" употреблено автором не совсем корректно). Но к этому никто и не стре-мится, да и само государство не слишком желает, чтобы его "использовали" таким образом. 
Впрочем, если сравнить количество направленных в гос. органы экспертных мнений по поводу той или иной секты, то священник Олег Стеняев и его Центр Хомякова превосходят все остальные антисек-тантские центры во много раз. Причем интересно, что в экспертизах, подписанных свящ. Олегом Сте-няевым зачастую содержатся призывы к государственным органом воздействовать на ту или иную секту (см., напр. экспертизы Центра им. Хомякова на сайте www.stolica.narod.ru). Значит упрек Стеняева отно-сится прежде всего к самому себе? Однако, нужно пояснить, что мы не видим ничего плохого или по-стыдного в этой стороне деятельности миссионерских центров: государство нуждается в подобной ин-формации и для нас естественно предоставлять ее по запросу государственных органов и средств мас-совой информации. 
Продолжаем цитату:

Миссионер, который отодвигает в сторону Слово Божие и берет в руки уголовный кодекс, должен задуматься, своим ли он занимается делом и имеет ли он право называть свою деятельность религиозной. Опыт протестант-ской контрмиссии неприемлем для православного проповедника. В своей деятельности православный миссионер не должен слепо копировать инославных христиан. Начни православный строить свою миссионерскую работу на серии разоблачений, скандалов, погромов и судов, и мы уже будем иметь дело не с православной проповедью, а с диссидентством. Кстати, первоначально слово "диссидентство" как раз и означало религиозную оппозицию. Не слу-чайно такие горе-миссионеры порой занимаются преследованием своих же православных братьев по вере, несо-гласных с их методами и мнениями.

Очень бы хотелось увидеть миссионера, "отодвигающего в сторону Слово Божие и берущего в ру-ки уголовный кодекс". Очевидная задача автора - усилить негативный образ своих оппонентов, чтобы вновь показать себя на этом фоне как можно более "белым и пушистым". 
Продолжим наши вопросы. Как связаны между собой уголовный кодекс и "опыт протестантской контр-миссии"? Кто из православных миссионеров "слепо копирует" инославных христиан? Известно, что свящ. Олег Стеняев в проповедях и выступлениях предлагает пользоваться приемами и методами неопятидесятников и харизматиков, . Правда, они принадлежат не к миру инославных христиан, а тота-литарных сект. Следующая фраза требует особенно внимательного прочтения. Что касается погромов, то именно с них начал свою "миссионерскую" работу священник Олег Стеняев: вначале, будучи клири-ком Зарубежной церкви (то есть настоящим церковным диссидентом) - с захватов и погромов храмов Русской Православной Церкви в Новосибирской епархии и в Москве (Новосибирский Центр св. Алек-сандра Невского может по этому поводу предоставить подробнейшую информацию), а также- с погрома (совместного с обществом "Память") редакции газеты "Московский Комсомолец". Разоблачений и скандалов было в его деятельности (особенно на начальном ее этапе) более чем достаточно. Да и су-дов тоже Например, он выступал в роли свидетеля-эксперта на суде против "Аум Синрике". В этом смысле своей статьей свящ. Олег, подобно известной гоголевской даме, может высечь разве что самого себя.
Пойдем дальше. Диссидентское прошлое - это вновь про самого Стеняева. И религиозная оппози-ция там была и политическая. В годы зрелой перестройки имя тогдашнего диакона Олега Стеняева зву-чало почти что наравне с именем Глеба Якунина (бывшего священника, ныне отлученного от Церкви) и Зои Крахмальниковой (ныне примкнувшей к секте "Богородичный центр"). К сожалению, от диссидент-ского менталитета Стеняев не отказался до сих пор. Вот и упреждает упреки в собственном диссидент-стве, обвиняя в этом других…
В качестве справки могу добавить, что мне также довелось выступать ответчиком в известном су-дебном процессе: когда целый ряд тоталитарных сект, представленных Глебом Якуниным подал в суд подал в суд на профессора А. Дворкина и Отдел катехизации и религиозного образования РПЦ (см. кни-га "Секты против Церкви"). Во время этого процесса (в котором активное участие принимала секта кришнаитов) свящ. Олег Стеняев нанес дружеский визит в их ашрам, где обменялся любезностями и заверениями в сердечном благорасположении с посетившим Москву тогдашним главой секты (стено-грамма визита была опубликована в кришнаитском журнале "Ишта-гоштхи" май-июнь 1997).
Но иерей Олег рассчитывает, что его читатели обо всем этом не знают. Зато упоминание о судеб-ных процессах неизбежно заставит их упомянутый нами громкий судебный процесс с сектами. Тут сра-батывает логика известной поговорки: "То ли он украл, то ли у него украли…" Действительно - раз был суд, значит мы имеем дело с сутягами. А еще по ассоциации в памяти всплывает упомянутый выше уголовный кодекс на месте Евангелия и портрет гонителя-инквизитора становится вполне ясным. Мож-но уже и не вспоминать, что на самом деле тот процесс инициировали сами секты. Хочет ли сказать священник Олег Стеняев, что Московской Патриархии (а ее представлял на том процессе тогдашний епископ Бронницкий Тихон - ныне архиепископ Новосибирский - может это его свящ. Олег, говоря о диссидентах и сутягах имеет в виду его?) нужно было отказаться от ведения процесса и признать секты достойными, хорошими организациями (а к этому, в общем-то сводилась суть иска?). Мы не хотели это-го процесса - но коль скоро секты его инициировали, нам пришлось защищаться. И, молитвами всей церковной полноты, мы этот процесс выиграли, что было воспринято десятками тысяч молившихся за нас и помогавших нам материально православных как общецерковная победа. 
Что же касается преследований "горе-миссионерами" "своих же православных братьев по вере, несогласных с их методами и мнениями", то не являются ли таким преследованием цитируемая статья (далеко не единственная) свящ. Олега Стеняева с грубыми и нападками на неназванных оппонентов? 
Продолжим.

Природа православного благовествования заключается не в протесте, отрицании, несогласии, а, прежде всего, в утверждении положительного учения Церкви. Природа церковной полемики - не диссидентский протест. Церковь свидетельствует о Христе. А некоторые, забыв об этом свидетельстве, превратили свое благовествование в доно-сительство, сочетающееся со славной деятельностью сексотов и стукачей советского прошлого.

Не слишком красивые намеки и не слишком приглядные методы дискредитации оппонента. Кто и на кого доносит? Кто этот зловредный "стукач" и "сексот"? Вот некий неизвестный миру г-н Шатохин, именем которого подписаны доносы рассылаемые по всем епархиям министрествам и ведомствам, не смущаясь, пишет, что , например известный сектовед проф. Александр Дворкин на самом деле- агент ЦРУ, сионист, экуменист и обновленец. Эту ли клевету осуждает наш автор? Боюсь, нет. Боюсь, он хо-чет сказать, что не следует сообщать общественности о бесчеловечной сущности тоталитарных сект, об их преступлениях, о нарушениях ими прав своих членов. Честное и открытое обнародование этих фак-тов Стеняев называет "стукачеством и сексотством советского прошлого". Интересное толкование тер-минов… Вспоминается оруэлловское: "Свобода - это рабство!", "Правда - это ложь!" и проч.

Нельзя не согласиться с господином Романом Конем (Московская Духовная Академия), который в статье "К во-просу о современных тенденциях в русском сектоведении" говорит, что даже использование не библейского терми-на "секта" создает целый ряд проблем. Когда же мы говорим, что есть секты, а есть еще и тоталитарные секты, мы еще более запутываем картину. Однако давайте вместо слова "секта" поставим слово "ересь", и многое прояс-нится. Возвращение к библейским понятиям и представлениям снимает целый ряд неточностей.
Авторитетный православный канонист епископ Никодим (Милаш) в своем толковании на 45 Апостольское пра-вило относительно самого понятия "еретик" делает ссылку на 1-е правило Василия Великого. По терминологии св. Василия еретики - это те, кто расходится с православным вероучением в основных догматах, кого он предписывает принимать в Церковь через крещение. Принадлежащих к иным сообществам, отделившимся от Православной Церкви, св. Василий Великий обозначает как раскольников или самочинников, предусматривая в качестве чино-приема для первых миропомазание, а для вторых - покаяние. Думается, нам давно пора возвращаться именно к святоотеческому восприятию этих проблем.

На самом же деле, термин "секта" широко используется в богословском творчестве нашей Церкви. Слово это уже давно вошло в русский язык с определенным смыслом. Поставить вместо него слово "ересь" не получится - смысл никак не прояснится, а наоборот, затуманится. 
Приведем небольшую историческую справку. Действительно, в Септуагинте (древнегреческом тек-сте Священного Писания), а также в переводах Священного Писания на церковно-славянский и русский языки, употребляется только слово "ересь". В Вульгате (латинском переводе Библии) haeresis упот-ребляется в Деян. 5:17, 15:5, 24:14; haeresis переведено как secta в Деян. 24:5, 2 Петр. 2:1, Гал. 5:20. Вплоть до Нового времени эти два слова употреблялись на латинском Западе как синонимы. После Реформации установилось разграничение значений терминов: слово "секта" стало означать замкнутую группу религиозных фанатиков, противопоставляющую себя основной конфессии страны, а "ересью" стало обозначаться неортодоксальное учение, содержащееся сектой или деноминацией, причем это правило словоупотребления было обращено и в прошлое христианства (таким образом, можно, напри-мер, сказать, что секта севериан исповедовала монофизитскую ересь). Такое различение названных понятий было воспринято отечественной богословской наукой в синодальный период истории Русской Православной Церкви и с тех пор эти термины используются именно так. 
Ссылка на еп. Никодима Милаша еще больше запутывает дело, ибо речь идет о совершенно иных группах и сообществах - тех, кто хотя бы косвенно принадлежит к христианскому миру, и о совершенно иной исторической ситуации. Интересно, что сказанное здесь свящ. Олегом Стеняевым противоречит его собственным взглядам, высказанным в других местах. Он неоднократно заявлял, что не видит прин-ципиальной разницы между еретиками, инославными и сектантами, вне зависимости от того, называют они себя христианами или нет. Если отнести комментарии еп. Никодима к современной практике Рус-ской Православной Церкви, протестантов, которых мы принимаем через миропомазание и римо-католиков, которых мы и вовсе принимаем через покаяние, еретиками назвать невозможно. Согласен ли с таким толкованием свящ. Олег Стеняев? Это ли он считает "святоотеческим восприятием этих про-блем"?
А называть еретиками каких-нибудь кришнаитов или сайентологов, чье учение зародилось вне Церкви, да и вообще христианского мира - это значит незаслуженно повышать их статус. Очевидно, что ВНЕХРИСТИАНСКИЙ МИР НЕ МОЖЕТ НАЗЫВАТЬСЯ ЕРЕТИЧЕСКИМ. Никто из отцов не называл (и не мог называть) греческое, персидское или египетское язычество ересью.
Теперь приведем определение термина "тоталитарная секта", на который уже давно ополчился Олег Стеняев (правда, в неформальной обстановке он сам частенько его использует). Так называются особые авторитарные организации, лидеры которых, стремясь к власти над своими последователями и к их эксплуатации, скрывают свои намерения под религиозными, политико-религиозными, философски-ми, психологическими, терапевтическими, образовательными, культурологи-ческими и иными масками. Тоталитарные секты прибегают к обману, умолчаниям и навязчивой пропаганде для привлечения новых членов, используют цензуру информации, поступающей к их членам, прибегают и к другим неэтичным способам контроля над личностью, к психологи-ческому давлению, запугиванию и прочим формам удер-жания чле-нов в организации. Таким образом, тоталитарные секты нарушают право человека на свобод-ный информированный выбор мировоззрения и образа жизни.
Термин "тоталитарная секта" уже давно был воспринят полнотой Русской Православной Церкви и, в частности, использовался и в решениях архиерейских соборов, и в выступлениях Святейшего Патри-арха, не говоря уже о других церковных документах. Постоянные заявления о "неправославности" это-го термина - типичный пример неисправимого диссидентского мышления и поведения свящ. Олега Стеняева.

В Писании сказано: "Церковь Бога живого, столп и утверждение истины" (1 Тим. 3: 15). "Утверждение исти-ны" означает, что мы в благовествовании идем не от негатива, отрицания, а от утверждения именно положительно-го учения Церкви, при этом давая канонически грамотную оценку тем или иным религиозным группам. 

Что же, совершенно верные слова! Непонятно только, как они для самого иерея Олега согласуются его же недавним выступлением:
"Мы должны одинаково критически относиться к любому неправославному течению , будь то свидетели Иеговы, белые братья, лютеране или римо-католики. Вряд ли человек, который будет находиться в аду за латин-ские ереси и измышления, будет утешать себя мыслью, что он не был "свидетелем Иеговы" во дни своей земной жизни. Или вряд ли человек, который погибнет от лютеранских заблуждений, в аду будет согревать себя мыслью, что он все-таки не был кришнаитом и не бил в бубен, прославляя Кришну. Это надо понять, это надо объяснять людям! <...>
Но по отношению к их заблуждениям я проявляю свой внутренний тоталитаризм , если хотите. В том смысле, что я не приемлю этих заблуждений, в какие бы одежды они не рядились: в тиару католического епископа или в модный костюм протестантского пастора. [Известный специалист по сектам о "респектабельных ерети-ках" // Интернет-журнал "Православие 2000". (Интервью со священником Олегом Стеняевым.)]
Если же свящ. Олег Стеняев называет "утверждением положительного учения Церкви" те завере-ния в дружбе и согласии, которые он обильно расточает представителям тоталитарных сект, те совме-стные мероприятия, которые он с ними проводит, выступления со льстивыми словами на их собраниях и взаимокомплиментарные "диспуты" на их радиостанциях, то, боюсь, он вновь совершенно неверно использует русские слова.
И в каком из трех случаев он действительно говорит, то, что думает? Ведь три приведенные в этих абзацах мнения и модели поведения абсолютно взаимоисключающие. Думаю, что свящ. Олегу Стеняе-ву не помешало бы, наконец, определиться со своей жизненной позицией.

А кого-то и теперь интересует оперативная информация, без сомнения представляющая интерес для правоох-ранительных органов: сколько было жен у Муна, участвуют ли в наркобизнесе кришнаиты, продают ли оружие вис-сарионовцы, воруют ли детей так называемые "дети бога", как относятся к службе в армии иеговисты. Эти вопросы, может быть, и интересны, но в Писании сказано: "А мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев - соблазн, а для Еллинов - безумие, для самих же призванных, Иудеев и Еллинов, - Христа, Божью силу и Божью премудрость" (1 Кор. 1: 23,24).

Но именно этого и добиваются тоталитарные секты! Они очень хотят, чтобы к ним относились, как к признанным конфессиям, вели с ними диалог и не обращали внимание на то, что составляет смысл их существования - власть и деньги. Любая мафиозная группировка также очень хотела бы, чтобы никто не говорил об их вымогательстве, грабеже, наркоторговле и убийствах, а вместо этого рассказывал бы о том легальном предпринимательстве, которым она занимается для прикрытия. Не нужно путать обли-чение бесчеловечных сектантских организаций и их руководства и работу по оказания помощи рядовым сектантам - жертвам психологического насилия.
Да, важно и нужно вести богословские диспуты и доказывать их богословскую неправоту инослав-ным христианам, демонстрировать полноту Православной веры в сравнении с их традициями и обы-чаями. Но в случае с тоталитарными сектами, главный смысл существования которых лежит вне рели-гии (они ею лишь прикрываются), и которые представляют серьезную социальную опасность для лич-ности, для семьи и для общества, речь идет совсем о другом. Но, как неоднократно отмечал Стеняев (например, см. выше), никакой разницы между инославными конфессиями и тоталитарными сектами он принципиально не видит. Интересно и то, что вышеприведенные строки свящ. Олега Стеняева являют-ся почти буквальным повторением собственных призывов тоталитарных сект - не говорить и не писать об их многочисленных преступлениях. Еще раз повторим, что на самом же деле эти преступления и только они отражают подлинную сущность этих деструктивных новообразований, существование кото-рых свящ. Олег Стеняев отрицает. 

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II неоднократно высказывался по поводу того, что каж-дый православный приход должен стать миссионерским. Нормальная ситуация - это когда приходская жизнь бьет ключом, и эта жизнь возводит естественные преграды любой экспансии. Секты - в определенной степени внутрен-няя проблема Церкви, напрямую связанная с недостаточностью положительной миссии, деятельной работы среди крещенного, но не просвещенного народа.

Вновь свящ. Олег Стеняев передергивает, приводя совершенно справедливые слова Его Святей-шества и делая из них не совсем корректный вывод. Тоталитарные секты - это не "внутренняя пробле-ма Церкви". Это проблема и болезнь всего нашего общества. И Церковь не может не реагировать на эту боль. Именно поэтому она взвалила на себя тяжелую и неблагодарную миссию - предупреждать людей об этой страшной опасности. Нужно помнить, что нет человека, который сам, по собственному выбору пришел бы в тоталитарную секту. В них ПРИВОДЯТ через недобросовестную рекламу, через сокрытие информации, через откровенную, наглую ложь. И наша задача - предупредить об этом, убе-речь людей от того шага, который может оказаться непоправимым . Конечно, необходимо все время активно вести положительную миссию (с этим согласны все). Но члены тоталитарных сект, люди, чье сознание порабощено, закрыты для положительной миссии, просто не могут ее услышать и воспринять, как наркоман не может откликнуться на призыв к здоровому образу жизни. Человеку вначале нужно по-мочь освободиться от психологического рабства, помочь научиться делать собственный выбор, нау-читься самостоятельно мыслить и адекватно воспринимать действительность - и тогда он станет от-крытым для "положительной миссии". А еще важнее, путем распространения правдивой информации о тоталитарных сектах (в том числе и об их преступной деятельности), помогать людям уберечься от их обмана и, таким образом, опять же сохранить их для того религиозного выбора, который они, возможно, захотят сознательно сделать в дальнейшем, в надежде, что они воспримут "положительную миссию" нашей Церкви.

Но не нужно при этом отрицать и работу среди сектантов. Повторю еще раз: нам важно православное свиде-тельство среди религиозных групп, а не их шельмование. В каждом крупном городе при православном храме может быть создан центр реабилитации, который мог бы заниматься просветительской и миссионерской деятельностью. Люди обязательно придут в такой центр.

Священник Олег Стеняев смешивает совершенно разные вещи - реабилитацию жертв тоталитарно-го сектантства, просветительскую деятельность и миссию. Всем этим нужно заниматься, но все это - совершенно различные служения и заниматься ими нужно раздельно (если, конечно хочешь, чтобы ра-бота была эффективной, а не просто для галочки). Именно так ведется работа в наиболее активных и действенных православных миссионерских центрах в нашей стране: Миссионерском отделе Екатерин-бургской епархии и Центре св. Александра Невского в Новосибирске.
А кроме того, повторю, что необходимо различать обличение сект, как преступных, человеконенави-стнических организаций и помощь их жертвам - обманутым, порабощенным людям. Священник Олег Стеняев подменяет одно другим и фактически призывает закрыть глаза на социальную деструктивность тоталитарных сект и установить с ними отношения на равных. Однако, это в принципе невозможно, ибо бандитов, террористов и лжецов разумный человек не будет переводить в "рукопожатную категорию". Можно лишь предпринимать все возможные усилия, предупреждая их рост и расширение их влияния с одной стороны, и спасая соблазненных ими людей - с другой. 

Скажу несколько слов об опыте работы такого центра в Москве. Когда мы организовали Центр реабилитации жертв нетрадиционных религий имени А.С. Хомякова, к нам приходило сначала 5-10 человек, но уже через полгода ситуация резко изменилась: стало приходить гораздо больше людей. Кто приходит? Приходят, в основном, родите-ли, чьи дети ушли в разные секты, или приходят люди, которые на распутье: то ли вступать в новую религиозную организацию, то ли в нее не вступать.

Нужно отметить, что название "Центр реабилитации" не соответствует описанной выше деятельно-сти. Стеняев говорит о консультациях, которыми занимается его Центр, в то время, как реабилитация - это целенаправленная работа по помощи и социальной адаптации людей, уже вышедших из сект. Такая работа должна проводиться не только одним священником, но и целой группой специалистов: психоло-гом (и иногда и психиатром), социальным работником, консультантом по трудоустройству и пр. Таких специалистов в Центре Хомякова нет, равно как в нем практически не отслеживается дальнейшая судь-ба подавляющего большинства обратившихся туда за помощью людей. Следовательно, название Цен-тра Хомякова "реабилитационный" лишь вводит людей в заблуждение.

Как относиться к родителям, которые приходят и просят о помощи? Надо сказать этим родителям, что если ре-бенок ушел от вас в секту, то надо создать совсем иную ситуацию в семье, чтобы ему было куда вернуться. Был случай, когда одна женщина увлекалась Рерихами, йогой, и ее сын читал эту литературу. Он попал в секту Аум Сенрике, практически не появлялся дома, потому что ему не разрешали видеться с матерью, приходил домой толь-ко тогда, когда знал, что она на работе. И вдруг он стал замечать, что обстановка дома меняется: икона появилась, лампадка, книги церковные. Однажды он взял книгу и оставил записку: "Мама, я взял почитать". Представляете, какие чувства были у этой женщины?! Она так радовалась, она стала молиться, прибежала к нам, в центр реабили-тации, говорит: "Он взял книгу почитать". Потом проходит время, у сына в его новом окружении возник конфликт (в новых религиозных движениях часто происходят конфликты), и вот он прибежал и сказал матери: "Я хочу пойти в церковь, поговорить со священником". Ситуация изменилась, но прежде чем это произошло, изменилась сама женщина.

Мы слышали много выступлений свящ. Олега Стеняева и всякий раз, когда он говорил о методике своей "реабилитационной" работы, он приводил этот пример. Складывается впечатление, что других "показательных" или "экземплярных" случаев у него просто не было. Случай этот, конечно, замеча-тельный, но он совершенно нетипичен и не может быть предложен в качестве панацеи - т. е. непремен-но срабатывающего приема по выводу родственника из секты. Следовательно, приводить его в качест-ве иллюстрации своей методики - некорректно.

Мы работаем с людьми, которые хотят присоединиться к православию, стать членами Церкви. Это бывшие сек-танты и инославные. Прежде чем совершить чин присоединения, мы подготавливаем этих людей. Подготовка в нашем центре продолжается где-то полгода. Все желающие ходят на специальные библейские занятия. Это очень важно, чтобы человек сумел войти в какой-либо учебный, образовательный процесс. Мы стараемся привлекать этих людей к посещению храма, но предупреждаем, что есть такой момент службы, когда они должны выйти из церкви - после возгласа "Оглашенные, изыдите!".
Когда происходит чин присоединения, то присоединяемые встают посреди храма и отрекаются от своих заблу-ждений. Чин присоединения совершается, когда собрана большая группа людей. Очень важно, чтобы это было именно соборное событие, чтобы человек видел, что не только он один стремится к истинной вере. 


В реальности все не так красиво. Мы знаем людей, приглашенных пройти чин присоединения без всякой подготовки, для массовости мероприятия. Известно также, что для той же массовости на чин сгоняют многих, не отпадавших от Церкви православных: скажем, женщину, по недомыслию однажды посетившую экстрасенса, или юношу, из любопытства однажды зашедшего в кришнаитский ашрам.
А вот изгнание людей из храма после ектеньи об оглашенных - практика, использующаяся в неооб-новленческой общине свящ. Г. Кочеткова. Думается, это одна из причин (помимо диссидентских выхо-док) той странной любви, которую сегодня "кочетковцы" испытывают к иерею Стеняеву. Главное кочет-ковское перо Б. Колымагин не единожды писал пламенные статьи в защиту "замечательного миссионе-ра батюшки Олега", новаторство которого не дает покоя злобным фундаменталистам из РПЦ, желаю-щим его смерти (последнее из этих сочинений см. на интернет-форуме Свято-Филаретовской ВПШ).

И последнее. Не надо бояться проповедовать православие среди сектантов и инославных, думая, что мы мало образованы, многого не знаем. Есть обаяние нашей веры для русских людей, они в душе своей все-таки все тяго-теют к православию. Как сказал один мой знакомый протестантский пастор из Санкт-Петербурга, "жить хорошо в протестантизме, а умирать надо в православии".

И тут позволим себе не согласиться. Православие - это не религия умирающих. Пусть мертвые хо-ронят своих мертвецов. В Православии нужно жить и возрастать в Господе Иисусе Христе, сказавшем: "Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком" (Ин. 10:10).

P. S.
Когда мы писали эту статью, в интернете было распространено сообщение о новых высказываниях священника Олега Стеняева. Приводим его целиком. 

Священник Олег Стеняев посетил богослужение пятидесятников

Москва, 17 сентября, Благовест-инфо. Клирик Московского храма в честь иконы "Всех скорбящих радость" на Ор-дынке, руководитель Центра реабилитации жертв нетрадиционных религий памяти А.С. Хомякова иерей Олег Сте-няев посетил 15 сентября богослужение церкви "Ковчег", пастором которой является председатель Российского Объединенного союза христиан веры евангельской епископ Сергей Ряховский. Православному священнику было предоставлено слово сразу по окончании традиционной молитвы за Президента, Правительство России и за Пат-риарха Московского и всея Руси Алексия II. 
"Когда я услышал, что вы молитесь за Патриарха, тем более, что это происходит каждое воскресенье, я был очень удивлен и обрадован, - заявил о.Олег. - Для меня дорого то, что между христианами различных конфессий уста-навливаются хорошие отношения". 
По словам о.Олега, он, как и Сергей Ряховский, является "большим противником прозелитизма в России", но счи-тает общение между христианами различных конфессий совершенно необходимым. Христианам пора начинать встречи в форме религиозных диспутов, считает православный клирик. 
"Мы должны найти в себе христианское мужество и поднять те вопросы, которые разделяют нас, - продолжал свя-щенник. - Этот диалог уже начался, и его трудно будет остановить. Я не считаю эту церковь или другие протес-тантские христианские церкви сектами, эти же слова я могу повторить и господину Дворкину. Какие бы процессы ни проходили вокруг нас, мы должны находить общий язык и общаться". 
Со своей стороны, Сергей Ряховский поблагодарил о.Олега Стеняева за его визит и выразил надежду на то, что между Русской Православной Церковью и протестантскими церквами страны будет налажен дружески диалог. 


Предлагаем читателям самим разобраться, кого же все-таки имел в виду критиковавший неких не-названных оппонентов свящ. Олег Стеняев.

P. P. S.
(Материал с сайта Новосибирского собора вс. Александра Невского.)
На пресс-конференции, состоявшейся на III (VIII) Всецерковном съезде епархиальных миссионеров Русской Православной Церкви, проходившем с 30.10.02 по 03.11.02 в Москве, по благословению Его Святейшества Свя-тейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, председателю миссионерского отдела Московского патри-архата РПЦ, Высокопреосвященнейшему Иоанну, архиепископу Белгородскому и Старооскольскому был задан во-прос : "Какое отношение к миссионерскому отделу РПЦ имеет иерей Олег Стеняев, и не являются ли его совмест-ные мероприятия с лидерами неохаризматической тоталитарной сектой "Движение веры" дискредитацией Русской Православной Церкви?".
Владыка Иоанн ответил: "Иерей Олег Стеняев является заштатным клириком одного из московских приходов и не имеет к миссионерскому отделу Московского патриархата никакого отношения, совместные мероприятия с лю-быми тоталитарными сектами безусловно недопустимы".
Эти же самые слова владыка повторил и на пленарном заседании.

Прот. Алексей Уминский,
член редсовета иформационно-просветительского журнала "Прозрение"
(противосектантского приложения к "Журналу Московской Патриархии") 

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.