Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-905-709-23-14 (9:00-20:00)
 

«Новая педагогика» свящ. А. Гармаева - 09.02.04

09.02.04

«Новая педагогика» свящ. А. Гармаева

Протоиерей Алексий Уминский
Доклад на I Иринеевских чтениях

Я очень признателен диакону Михаилу Першину, за то, что он взял на себя неблагодарный труд разобраться в книге священника Анатолия Гармаева «Психопатический круг в семье» и выступил с докладом на эту тему в сентябре прошедшего года на Иринеевских чтениях. Книга эта, как собственно, и другие сочинения о. Анатолия не просты для чтения. Особенность их такова, что понимание написанного возможно только через преодоление специальных терминов и формулировок, объяснение которых нельзя найти нигде, кроме как только у их автора — отца Анатолия Гармаева. 
Педагогика, которую он раскрывает в своих книгах, является его личным, индивидуальным методом. Но к сожалению, признания этого факта мы не найдем на страницах сочинений о. Анатолия. Каждый священник должен понимать меру ответственности за свои слова, говорит ли он выражая общецерковное мнение или свою частную позицию. К сожалению, нередко бывают случаи, когда последнее, по умолчанию, принимается за первое. И гармаевская педагогика относится к разряду именно таких явлений, когда частное мнение о педагогике начинает восприниматься верующими как нечто церковное и непреложное. И надо признать, автор намеренно провоцирует именно такое восприятие, нисколько не утруждаясь мыслью о своей возможной неправоте.
Вот как он предлагает читать свою книгу. «Когда вы начнете читать эту книгу, — пишет отец Анатолий — у вас сразу появится очень горячее желание поделиться с другими людьми, тем, что вы прочли. Пожалуйста, не делайте этого, походите и помолчите месяц другой, поразмыслите, и только после этого, аккуратно позвольте себе поделиться со своими единомышленниками». Заметьте, — читателю навязчиво внушается какие чувства он будет испытывать после прочтения, как долго ему нужно размышлять над книгой и с кем ему нужно поделиться своими мыслями по поводу прочитанного: не с окружающими, а с единомышленниками (с кругом людей, проникших в прикровенное учение отца Анатолия). Отец Анатолий сам относится к своему педагогическому методу как к чему-то особенному, предназначенному не для профанов. Человек, принимающий его теорию, должен быть готов ею жить, питаться и ею наполнять свою духовную жизнь. Главная задача любого православного священника — приводить людей ко Христу. Отец Анатолий же, позиционируя себя как носителя некого особого, только ему открытого знания начинает выступать в роли гуру, учителя. Таким образом, в руках священника Гармаева уже не педагогика является способом приведения ко Христу, а христианство становится педагогическим инструментом приведения людей к нему самому, отцу Анатолию. Он один является авторитетом для тех людей, которые его слушают. Человек, попавший под влияние о. Анатолия, совершенно не поддается переубеждению: очевидное для него — невероятное, и наоборот невероятное для них совершенно очевидно.
К сожалению, всякие аргументы в споре с ним бесполезны. Мне приходилось дискутировать с ним на Рождественских чтениях и лично говорить ему какие-то вещи. Но вот пример одного из методов его ответа на аргументацию. После моей достаточно жесткой критики в его адрес, в большой аудитории, собравшейся послушать его лекции в мое отсутствие, он заявляет, что хочет подарить мне свою книгу с дарственной подписью и предваряет ее словами: «С искренним расположением и почитанием Ваших трудов на ниве православной педагогики. Очень скорблю о невольном разделении, которое враг положил между нами и очень надеюсь на скорое восстановление взаимного радушия». То есть, по его мнению, всякая аргументация — это действие врага, бесовское наваждение, помрачение человеческого ума!
Отец Анатолий — любимый лектор отдела катехизации и религиозного образования. К сожалению, очень часто оттуда он получает приглашение на рождественские чтения и, похоже, он заполняет там некоторые ниши, которые неспособны заполнить сотрудники отдела религиозного образования. Он много рассказывает об организуемых им лагерях, которые строятся по модели семьи. Специализация отца Анатолия в области семейной психологии имеет начало еще в московский период его жизни, когда он еще не будучи священником, организовал клуб «Семья», куда приглашал супругов на грани разводов. Основу его терапии составляло общение. Он предлагал им пожить общинной жизнью в лагере, где было принято надевать на себя сарафаны, русские рубахи, быть ближе к природе. Там часто использовался принцип разделения семьи, который встречается у мунитов: дети из разных семей попадали к разным родителям — это считалось очень полезным. Такая общинная жизнь должна была способствовать восстановлению семейных отношений. По представлениям о. Анатолия, создаваемые им модели семьи, должны были быть лишены, того самого психопатического круга или «родового потока» (я воспользуюсь терминологией Иоанна Береславского), который якобы несет в себе все страшные последствия неправильных поступков родителей, прародителей и т.д. 
Модель семьи, закладывавшаяся в лагере, должна была быть неким идеалом, которому должны были следовать в дальнейшем его клиенты ради поддержания благополучия своей семейной жизни. Соответственно, духовным отцом, наставником этой семьи становился о. Анатолий. И до сих пор, к сожалению, это продолжается. 
О. Михаил правильно заметил, что одним из общих, типологических признаков сект является негативное отношение к женщине и к материнству. То, что пишет о. Анатолий о материнстве уже было здесь процитировано, но я хочу привести еще одно его характерное высказывание на эту тему: «материнский инстинкт у женщины рождается только после седьмых родин». По его мнению, только после рождения седьмого ребенка, женщина способна любить по-настоящему как мать. Не понятно, откуда он взял такое утверждение? Никаких исследований по этому поводу не проводилось, следовательно, мы имеем право предполагать, что о. Анатолий судит только исходя из своего личного опыта. Отсюда интересно, в какой семье родился о. Анатолий, какими родами он был рожден, судя по тому, что отсутствие «душевных сил», о которых он говорит, должно наблюдаться и в нем самом. Вот, что о. Анатолий называет христианской педагогикой. 
Ни в одном месте о. Анатолий своей книги «Психопатический круг в семье» не цитирует Евангелие. Более того, все его измышления категорически ему противоречат. Мы с вами знаем очень много православных жен, матерей, не имевших многих детей, но воспитывавших их как святых. Это совершенно о. Анатолия не смущает. У него свой собственный взгляд на то, что такое христианская педагогика и в ней христианству явно отводится место метода легитимизации его частного опыта педагогики и способа управления людьми. Я думаю, что священный сан о. Анатолий имеет только по этому поводу. 
Он всегда в своих общинах выступал как священник, еще не будучи им. В своих лагерях он принимал исповеди, назначал епитимьи, и для оформления правомочности этих своих духовных упражнений, ему не хватало только принятия духовного сана. Сам о. Анатолий никогда не имел своей собственной нормальной семьи. До рукоположения он был женат на женщине со взрослым ребенком и оставил свою семью для того, чтобы получить священство. Иначе каноны церкви не позволяли ему рукополагаться, будучи женатым на женщине, уже бывшей ранее замужем.
Под конец мне бы хотелось заострить ваше внимание еще на одном моменте: как священник Анатолий Гармаев определяет таинство. В своей книге он отвечает на очень простой вопрос, заданный ему как священнику. «Исповедь — это всегда раскаяние совести, или она может идти через ум?». Это вопрос, который часто возникает у верующих. Как исповедоваться, сердцем или умом. Ты знаешь и помнишь свои грехи, а сердце у тебя холодное. Надо ли ждать, когда сердце твое начнет каяться и соединится с умом? Вот как отец Анатолий отвечает на этот обычный вопрос: «Что такое настоящая исповедь? — Это когда благодать рассекает изнутри эгощит и эгокору. Это происходит изнутри». Вот ответ православного священника. Я думаю, что эти вещи на самом деле очень серьезны. Идеи о. Анатолия — оккультные. Методы — недопустимы. 
Недавно мне довелось зайти в книжный магазин в одном курортном городе. В отделе «Религия» там были только два издания: огромные полки с «Анастасией» и трудами о. Анатолия Гармаева. На мой взгляд это символично. Тем не менее его книги продолжают выпускаться с благословения священноначалия и издаваться церковными издательствами

 
Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.