Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-905-709-23-14 (9:00-20:00)
 

Нацизм и язычество - 14.07.15

В 1935 году вышла в свет замечательная работа выдающегося английского философа ХХ века Бертрана Рассела «Происхождение фашизма». В ней учёный убедительно представил фашизм как результат отступления человека от рационализма (от разумности), как некую форму сумасшествия масс, увлечённых иррациональными представлениями. Работа Рассела продолжает быть актуальной и в наши дни, раскрывая тему происхождения фашизма гораздо глубже, чем наивные коммунистические обвинения капитализма в его неизменном стремлении к фашизму, или примитивные либеральные обвинения коммунизма в его принадлежности к тоталитаризму.

Либеральная пропаганда (как левая – коммунистическая, так и правая – капиталистическая), сваливая в одну кучу фашизм и нацизм, практически не отличает их друг от друга. По существу, эти термины превращены в ругательства, которые используют все, кому не лень, в споре друг с другом, желая хоть как-то уколоть противника.

Либерализм и не стремится раскрыть отличие фашизма от нацизма именно потому, что полное понимание сути этих явлений приводит и к пониманию ответственности либерализма за их появление. Либерализм не хочет, да и не может увидеть, что фашизм и нацизм есть результат естественного пятисотлетнего раскрытия потенциала либерализма, зародившегося в эпоху Возрождения с отказа человека от Бога и Его нравственности.

Смешивая нацизм с фашизмом, либерализм не знает и способов борьбы с этими явлениями. Более того, либерализм сейчас, из-за своего нежелания признать свою ответственность за появление этих идеологий, прямо потворствует превращению западных демократий в фашистские государства, с дальнейшим превращением фашизма в нацизм. Так либерализм приводит либеральную цивилизацию к самоуничтожению.

Но цель данной статьи состоит не в том, чтобы хотя бы чуть обелить фашизм, а в том, чтобы показать принципиальное отличие фашизма от нацизма. Фашизм выступает в истории как необходимая ступень на пути народа к нацизму, а нацизм представляет собой логическое завершение процесса фашизации страны.

Из понимания принципиального различия фашизма и нацизма следует и различие форм борьбы с этими извращениями человеческого сознания. Фашизм и нацизм – это существенно разные степени падения человека, общества и государства в иррациональное (по Расселу). Следовательно, необходимы и разные способы борьбы с этими извращениями разума.

ЯЗЫЧЕСКИЕ КОРНИ НАЦИОНАЛИЗМА

С высоты XXI века многим людям кажется, что те общественные явления, с которыми сегодня сталкивается человечество, появились только сейчас. Есть мнение, что, только достигнув соответствующего уровня научно-технического развития, человек встречается с явлениями, с которыми он ранее никогда не встречался в истории. Фашизм и нацизм, например, объявляются исключительно порождением ХХ века. Однако, это совершенно не так. Человеческие представления, когда-либо возникнув, уже навсегда остаются с человеком, меняя лишь степень своего участия в его жизни. И те общественные явления, с которыми человек сталкивался когда-либо, остались к сегодняшнему дню теми же самыми по своей природе, «покрывшись лишь патиной прошедших веков», часто затеняющей от нас их смысл.

Национализм, лежащий в основе фашизма и нацизма, – естественный атрибут язычества, поскольку любая языческая религия – сугубо национальная религия.

Язычество как раз и появляется в древнем мире как разумное объяснение национальных различий: разные люди (народы) имеют разное происхождение – каждый народ рождается от своих собственных, только ему принадлежащих, богов. Язычество постулирует принципиальное непреодолимое отличие одного народа от другого: люди в мире делятся на «детей богов» и на «детей животных на двух ногах». «Дети богов» призваны повелевать «детьми животных» – всеми остальными народами, кои из-за «неправильного» происхождения суть их рабы.

Язычество – это многобожие, национализм и рабство. Язычество определяет непримиримое разделение народов по их происхождению от разных богов и устанавливает национализм, как единственный способ отношений между народами, обрекая их на вечную войну. Язычество оправдывает рабство как естественное выражение национальных различий. Рабство есть порождение языческих представлений и его невозможно отменить, не изменив представления человека о своём существовании в мире.

Единобожие Иисуса Христа исключает рабство сразу и навсегда. Когда Павел передавал слова Иисуса «нет ни Эллина, ни Иудея» (Послание к Колоссянам, 3, 10-11), он имел в виду равенство всех людей перед Единым Богом. Господу совершенно не важна национальность человека! Здесь национализм полностью отвергается, так как для Бога все люди равны. Принявшие учение Христа теряют претензии на исключительность своего народа. Подлинное христианство, основанное на не искажённом учении Христа, отвергает рабство, угнетение и насилие между людьми.

ЭПОХА ВОЗРОЖДЕНИЯ ЯЗЫЧЕСТВА

Эпоха Возрождения вошла в историю человечества как эпоха возрождения веры человека в самого себя, в свои способности преодолевать трудности жизни. Эпоха Возрождения провозглашала возможность человека строить свою успешную жизнь на земле без опоры на Бога, без религии. Освобождённый от католических религиозно-нравственных пут европеец призван обеспечить прогрессивное развитие человечества, опираясь на принципы гуманизма – внерелигиозной общечеловеческой нравственности.

Художественными образцами человека Нового времени стали служить античные произведения искусства, полные свободы жизненных страстей, что резко контрастировало с католическим самоуничижением средневекового европейца. А вместе с художественными образами античности в Европе были посеяны и семена язычества.

Европейская цивилизация в Новое время шла по пути постепенного освобождения европейцев от регламентирующих поведение человека норм христианской нравственности. На первых порах это достигалось путём всяческих извращений христианского вероучения католичеством и только что родившимся протестантизмом. А затем рационализм стал вообще исключать Бога из жизни людей, «больше не нуждаясь в данной гипотезе» (Лаплас). И в середине XIX века рационализм и атеизм стали господствовать в европейском общественном сознании.

Но отказ человека от религии в Новое время не приводит автоматически к изменению природы человеческого сознания, оставаясь лишь формальной мерой. И на каком-то этапе дальнейшего познания мира, иррационализм разума вновь пробивается через примитивные попытки атеизма объяснить мир чисто рационалистически. Так в европейской философии от Юма до Ницше иррационализм оживляет веру в Бога (богов).

Атеизм Нового времени, на фоне религиозных извращений, неизбежно возрождает языческие представления, а вместе с ними возрождает языческий национализм, и обостряет тем самым проблему взаимоотношений между народами. А языческая религия уже просто отказывается от общечеловеческой нравственности, устанавливая свою – языческую (античеловеческую) нравственность, которая непримиримо разделяет народы на «избранные» и «рабские», создавая все условия для истребительных жестоких войн. В этом и заключается весь ужасный смысл преступления атеизма перед человечеством – он открывает дорогу к возрождению язычества.

Язычество Нового времени есть естественное завершение процесса атеистического развращения сознания людей в либеральном обществе. Религиозные извращения учения Иисуса Христа, атеизм и возродившееся язычество ответственны за все бедствия человечества в Новое время, за чудовищные войны и разрушения, и за, наконец, появление фашизма и нацизма в ХХ веке.

ФАШИЗМ И НАЦИЗМ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

Для появления итальянского фашизма нужна была патриотичная итальянская интеллигенция, воспитанная на уважении общечеловеческих ценностей христианской нравственности, но отрицающая Бога и католическую церковь. Итальянские атеисты, опираясь в душе на христианскую (католическую) нравственность, стремились к возрождению Италии через попытку вдохновить итальянской народ примерами из героического языческого прошлого своей страны. Однако, возврат в той или иной форме к язычеству, неизбежно приводит к дальнейшему росту национализма – так возникает в итальянском обществе фашизм.

Двойственность итальянского фашизма в национальном вопросе вытекает из того, что, возрождая языческий национализм и разделяя народы, он в то же время формально не отказывается от общечеловеческой христианской (католической) нравственности. Но так как действительное соблюдение нравственных норм общечеловеческой (христианской) нравственности невозможно без веры в Единого Бога, то атеисты постоянно нарушают все нормы поведения, которые сами же себе устанавливают, по своему произволу.

Так и итальянский фашизм постоянно колебался между нормами христианской общечеловеческой нравственности, не позволявшей человеку допускать бесчеловечность в отношении других людей, и языческим разделением людей на рабов и господ. Только приверженность итальянцев общечеловеческой нравственности христианства (католицизма) не допустила окончательное скатывание Италии в пропасть нацизма.

Германский нацизм отличается от итальянского фашизма крайне бесчеловечным отношением человека к человеку. Нацистские лагеря смерти практически невозможно представить в фашистской Италии. И вряд ли можно представить итальянских фашистов в качестве беспощадных карателей мирного европейского населения. Сколь бы ни был жесток итальянский фашизм (например, в Африке), ему никак не сравняться с немецким нацизмом по массовому избиению людей. Да и боевые качества солдат фашистской итальянской армии были гораздо ниже, чем фанатичных нацистских солдат вермахта.

Германский нацизм возникает не просто как атеизм, отрицающий христианскую церковь и Единого Бога. Нацизм возникает на базе возрождения языческих духовных ценностей, языческой морали и нравственности в государственном строительстве.

В Германии после поражения в Первой мировой войне господство атеизма и религиозных извращений в общественном сознании привело к появлению массы суеверий, погрузив немецкое мышление в иррационализм и мистику. Куча шарлатанов от политики и религии в 20-е годы затуманивала сознание немецкого народа, испытывающего большие экономические и социальные трудности. В этом ворохе оккультных представлений естественно возникали лишь чисто языческие идеи национального превосходства немецкой расы над всеми другими народами.

И в 1933 году, когда к власти в Германии пришли язычники-нацисты, германское общество, соответствующе подготовленное атеизмом и религиозными извращениями, благосклонно восприняло языческую веру, возрождающую боевой дух немецкого народа. С этого момента, когда язычество стало основой государственной политики, германский нацизм стал готовить войну против всего человечества.

На пряжке ремня солдата вермахта красовалась надпись «Gott mit uns» – «Бог с нами». Однако, это, к сожалению, был не Иисус Христос. Это был языческий бог «арийской расы господ», призывавший «сверхчеловеков» кровавым террором устанавливать свою власть над «недочеловеками». Вот почему немецкие нацисты-язычники были такими непобедимыми фанатиками в бою – их вёл в сражение их языческий бог, покровительствующий на поле боя только своему «избранному народу».

Главное отличие язычества германского от язычества японского в том, что в Германии язычество утвердилось в государстве с приходом к власти Гитлера и его национал-социалистов. А в Японии языческая вера – синтоизм – уже существовала в ХХ веке как государственная религия.

Синтоизм – древняя языческая религия народов Японии. Но по мере знакомства японцев с буддизмом в Средние века, синтоизм наполнялся общечеловеческими нравственными ценностями буддизма, не разделяющего людей по какому-либо основанию. Если бы синтоизм пошёл по этому пути дальше, он влился бы в единый поток буддизма, и тогда Япония никогда бы не допустила бесчеловечного отношения к людям иной расы, веры, национальности.
Но, к сожалению, японские власти отказались от буддизма в XIX веке, и в стране стал возрождаться национализм. После Реставрации Мэйдзи синтоизм полностью порывает с буддизмом и превращается в языческую религию исключительно японцев. Император становится божеством и главным жрецом, а японцы превращаются в избранный богом народ, предназначенный господствовать над другими людьми. По мере избавления синтоизма от буддийских ценностей, Япония всё более становилась нацистским государством, железом и кровью устанавливающим своё господство над народами и странами. И именно с конца XIX века Япония становится агрессивным милитаристским государством, нацеленным на порабощение и истребление народов.

Язычество во главе государства и общества – вот что роднит ничего не значащее словосочетание «японский милитаризм» с немецким нацизмом.

Фашизм – это национализм возрождающегося язычества в атеистическом обществе, которое ещё пытается сохранить в себе остатки извращённой безверием и религиозными спекуляциями общечеловеческой нравственности.

Нацизм – это национализм язычества, захватившего всё общество и государство, опирающийся на языческую нравственность, непримиримо разделяющую людей на «избранных богами» и «недостойных называться людьми».

ЕДИНСТВЕННАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ПОБЕДЫ НАД ФАШИЗМОМ И НАЦИЗМОМ

Не удивительно, что фашизм присутствует сейчас во многих странах мира – для его появления необходим только достаточно распространённый в обществе атеизм и либеральные свободы.

Фашизм и нацизм есть результат возрождения язычества в атеистическом либеральном обществе – им болеют все либеральные (атеистические) страны, но нельзя допускать перерастания языческих представлений в языческую религию, захватывающую массы и государственную власть, открывающую дорогу нацизму, поскольку нацизм – это постоянная война до полного покорения или истребления противника. Нацистское государство мирным быть не может в принципе.

Современное либеральное общество кишит разного рода шарлатанами, пророками, предсказателями, астрологами, целителями, мистиками... Совсем как в предвоенной Германии! И если на каком-то этапе политической борьбы к власти в какой-либо либеральной стране придёт некая партия, и установит язычество в качестве государственной религии – тогда возродится нацизм, тогда будет новая война.

Сейчас в России много спорят по поводу совращения молодых людей радикальной мусульманской пропагандой, вербующей сторонников ИГИЛ. Что нужно сделать, чтобы удержать молодых людей от преступного выбора?

К сожалению, все рецепты будут бесполезны, если российское общество не начёт движение к воскресению веры в Единого Бога. Сколько бы ни стараться сейчас ограничить молодых людей от тлетворного влияния язычества ИГИЛ, это влияние будет продолжаться, поскольку атеизм никогда не сможет до конца честно ответить на вопросы, мучающие молодых людей. Защита человеческого сознания от язычества ИГИЛ состоит в том, чтобы дать человеку понимание честности и справедливости на основе общечеловеческой, а не языческой нравственности.

Понятно, почему сторонниками ИГИЛ становятся люди интеллектуально недалёкие. Они легко управляемы из-за своей некомпетентности и наивности. Когда общество религиозно – они «верят в Бога» и с удовольствием подкладывают поленья в костёр инквизиции. Когда общество больно атеизмом – они «атеисты», совершенно не стесняющиеся демонстрировать своё животное естество.

Но почему молодые люди – интеллигентные, с университетским образованием, становятся жертвами ИГИЛ? Чем их привлекает это религиозное извращение?

Много ума не надо, чтобы сказать «Бога нет». Человек высокого интеллектуального развития, ищущий правду жизни, если будет до конца последователен и честен в своих размышлениях, неизбежно приходит к религиозным представлениям. И вот здесь, если ему вовремя подсунуть какое-либо религиозное извращение, типа «мусульманства» ИГИЛ, такой человек – натура творческая, увлечённая – может также стать добычей религиозных спекулянтов.

Легко управлять тупыми людьми: им сказать «Бога нет», и они с обезьяньей радостью поскакали от восторга. Что же касается интеллектуалов, то они всегда будут встречаться в своих честных поисках с верой, а вот с какой – это зависит от нравственного развития общества и государства. Если атеистическое государство пускает дело религиозного образования на самотёк, тогда нечему удивляться, что его молодые люди будут продолжать пополнять тоталитарные секты. И нужно сильно сомневаться в историческом благополучии такого государства.

Только возвращение к религиозному образованию в духе подлинного христианства позволит не только уберечь русских детей от тлетворного влияния религиозного тоталитаризма и язычества, но и создаст все условия для успешного развития страны.

Победить нацизм невозможно, уничтожая лишь его носителей в человечьем обличье, поскольку он всегда будет возрождаться в либеральном государстве. Победить фашизм можно лишь укреплением общечеловеческой нравственности посредством приобщения людей к мировым религиям – христианство, мусульманство, буддизм. Если этого не делать, рано или поздно фашизм, наполняясь всё больше язычеством, будет перерастать в нацизм, обрекая человечество вновь на кровавую борьбу с терроризмом.

Бертран Рассел в своей статье пророчески писал, что «нацизм и христианство вряд ли будут друзьями, и вполне вероятно, что их антагонизм может привести к падению нацизма». Очень верная мысль! Но для того, чтобы это произошло, либеральному обществу необходимо только одно – повернуться к Единому Богу. Остановить нацизм в зародыше – это значит отбросить прочь безбожный либерализм, и вернуть в повседневную жизнь подлинного Иисуса Христа. Иного не дано!

Кубасов Юрий Николаевич

13 июля 2015

Viperson  http://viperson.ru/articles/natsizm-i-yazychestvo

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.


Пожертвование на содержание и ведение уставной деятельности Центра религиоведческих исследований во имя священномученика Иринея Лионского.

Для выбора способа пожертвования, щёлкните по нужной иконке справа от суммы