Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-916-377-44-40
 

Псевдотрадиция «традиционной» веры - 18.04.16

Псевдотрадиция «традиционной» веры

«Multa renessentur quae jam cecidert» (многое способно воскреснуть из того, что уже умерло) – эти слова древнего мудреца Горация парадоксальным образом иллюстрируют наблюдаемый сейчас ренессанс язычества в народе, казалось, навсегда преображенном христианской верой. А точно ли люди знают, к какой «традиционной» вере их призывают вернуться создатели новых сект, не имеющие понятия об исторических языческих культах, и что находится под яркой оберткой рекламного неоязычества? Об этом – рассказ Константина Путника, руководителя миссионерского отдела Челябинской епархии.

Вызов дилетантов

Говоря о российском традиционном обществе, мы подразумеваем православно-христианское общество, т.е. общество, возникшее под благотворным влиянием Православной Церкви, основанное на православно-христианской системе ценностей, на христианской нравственности.

К сожалению, в советский период русской истории, а затем в эпоху торжества либеральных идей, произошла известная редукция христианских ценностей, их девальвация в общественном сознании россиян. Это стимулировало, с одной стороны, новый духовный поиск, ориентированный в сторону оккультных идей и практик, с другой – обусловило крен в сторону псевдотрадиционности, попытки создания новой реальности, основанной якобы на преданиях старины глубокой.

Одним из таких явлений псевдотрадиционности стало неоязычество, вброшенное с Запада в качестве воинственно-антихристианского проекта, духовной альтернативы Православию, подхваченное и выпестованное амбициозными и невежественными представителями, прежде всего, технической интеллигенции. Это никакое не преувеличение, а твердо установленный факт: современными идеологами русского неоязычества – за редкими, практически единичными исключениями – являются люди, не имеющие никакого гуманитарного образования, не умеющие и не желающие отличать подделки и фальсификации от подлинников, незнакомые с азами герменевтики, лишенные культуры чтения и различения гуманитарных научных текстов.

Как пишет известный российский археолог, этнолог и антрополог В. А. Шнирельман, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН, с точки зрения науки «речь идет о деятельности дилетантов, не только искажающих «научные факты», но и прибегающих к откровенным фальшивкам («Велесова книга») в поиске псевдонаучных оснований для своих фантастических построений» (Шнирельман В. А. От «советского народа» к «органической общности»: образ мира русских и украинских неоязычников. - Славяноведение, 2005. № 6).

Беда, коль пироги начнет печи сапожник…

Бегло пройдемся по персоналиям – по крупнейшим и авторитетнейшим в неоязыческой тусовке именам:

Александр Игоревич Асов – «переводчик» и интерпретатор «Велесовой книги» - физик, выпускник физического факультета МГУ (1987 г.).

Владимир Алексеевич Истархов (Иванов) – автор запрещенной в России книги «Удар русских богов» – кандидат технических наук, в 1972 г. окончил Московский институт электронного машиностроения, получив специальность «прикладная математика». Его гуманитарное образование исчерпывается Институтом марксизма-ленинизма.

Михаил Николаевич Задорнов – писатель-сатирик и пропагандист неоязыческих доктрин на уровне эстрадного стэндапа; в 1974 году окончил Московский авиационный институт по специальности инженер-механик.

Александр Юрьевич Хиневич – основатель т.н. «церкви инглингов» и автор «Славяно-Арийских Вед» - окончил ПТУ, пытался учиться в Омском политехническом институте, но не потянул. Занялся вместо этого эзотерикой и целительством. А там и «церковь» основал.

Владимир Борисович Авдеев – именует себя «расологом», пишет соответствующие книги и издает целую «Библиотеку расовой мысли». В 1985 году окончил Московский энергетический институт.

Илья Геннадьевич Черкасов, он же – «волхв Велеслав», один из идеологов и основателей «Русско-Славянского Родноверия». В детстве посещал «Школу юного историка» при МГУ. Да корм оказался явно не в коня: против всех ожиданий поступать в вуз он не стал, а сшил себе русскую рубаху из мешковины, перестал стричься, есть мясо и отправился в «духовные искания». Дело происходило в середине 90-х годов. С тех пор – с 1998 года – «волхв Велеслав» основал общину и написал несколько десятков книг, среди которых есть, например, «Книга пустоты» и «Се Русь – Сурья». Из чего можно делать некоторые предположения о состоянии его психики.

Есть и другие персонажи, также весьма и весьма авторитетные в неоязыческой среде: например, инженер-механик сварочного производства Вадим Станиславович Казаков; например, Алексей Васильевич Трехлебов, по некоторым данным, не окончивший даже средней школы; например, геолог Геннадий Станиславович Гриневич и геофизик Валерий Павлович Юрковец, заявивший однажды, что «в основе китайского иероглифического письма лежит фонетическое письмо древних славян»; например, Алексей Евгеньевич Наговицын, он же «волхв Велемудр», закончивший Московский авиационный институт, но почему-то работающий в одном из подразделений РАО…

В общем, беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник.

Остановлюсь на этом, попутно высказав предположение, что известную роль в раскачивании психики многих современных неоязыческих идеологов (особенно тех из них, кто занимается «дешифровкой» неких древних манускриптов) сыграла, по-видимому, научная судьба одного из выдающихся советских историков и этнографов Юрия Валентиновича Кнорозова, в 1952 году дешифровавшего письменность древних майя. Расшифровка, сделанная никому не известным музейным работником, стала тогда мировой сенсацией и принесла молодому ученому степень доктора исторических наук, так сказать, honoris causa – без защиты докторской диссертации: в качестве докторской ему засчитали кандидатскую работу.

Псевдотрадиция «традиционной» веры

Новое язычество

Духовно-психологической основой неоязычества, помимо глубочайшего невежества, является высокая надменность и амбициозность, и это обстоятельство вводит носителей неоязыческих доктрин в область психопатологии. Как писал святой подвижник Исаак Сирин: «Падению предлежит возношение». С неоязычниками фактически невозможно полемизировать, поскольку полемику они сразу выводят за границы здравого смысла, в сферу нерациональной, я бы сказал, иррациональной дискуссии. Существует такой психиатрический термин, обозначающий симптом, маркер психического нездоровья. Это позволяет сделать предположение о том, что люди, вовлеченные в неоязыческие культы, обладают специфическим болезненным психическим статусом, и было бы полезно исследовать и сам феномен неоязычества, и его носителей именно с этой стороны.

Поэтому то, что будет сказано далее, не является полемикой с неоязычниками. Это – обращение к тем заинтересованным людям, которые осознают опасность неоязычества, но не имеют пока четкого научно-методологического инструментария для противодействия этому явлению.

Неоязычники постоянно пытаются привязать свои доктрины к классическому, в нашем случае, славянскому язычеству, стремятся выдать их за реставрацию древних «тайных знаний», за некий славянский языческий ренессанс.

Следует знать, что классическое славянское язычество умерло – и умерло безвозвратно. Его возрождение, его реставрация или реконструкция невозможны. Поэтому неоязычество – это именно новое язычество, создаваемое на оккультной основе. В лучшем случае, речь может идти о неумных и безграмотных попытках внешнего подражательства.

Славянское язычество не было письменной традицией. Никаких священных текстов, на основании которых можно было бы составить представление о ритуалах, обрядах и «тайных знаниях» древних славян, не существует. Широко издаваемые неоязычниками «Велесова книга», «Славяно-арийские Веды» (кстати, недавно состоявшимися судами в Омске и Оренбурге признанные экстремистскими материалами) и тому подобные тексты являются доказанными фальсификациями, продукцией ХХ века, и поэтому в качестве источников рассматриваться не могут.

Псевдотрадиция «традиционной» веры

Гуманного язычества не было никогда

Научные знания о славянском язычестве основываются на древнерусских летописях, написанных христианами, на путевых заметках арабских, византийских и западноевропейских купцов и путешественников, приезжавших в славянские земли, на археологических данных и на методах сравнительного религиоведения и языкознания.

Все эти данные, взятые прагматично и комплексно, без романтических сказок о «вдохновенных кудесниках», свидетельствуют о том, что славянское язычество было симбиозом изуверских религиозных практик, основанных на страхе перед могучими, грозными силами и явлениями природы – внешней и внутренней, дифференцированными и персонифицированными. Богами древних славян были деревянные и каменные истуканы, выполненные в виде фаллосов, которые не символизировали богов, а именно таковыми, в соответствии с архаическим мировосприятием славян, и являлись. Им, этим фаллосам, приносились многочисленные жертвы, включая человеческие и, между прочим, детские. Археологические данные широко об этом свидетельствуют. Могу сослаться, например, на книгу известных советских и российских археологов Ирины Петровны Русановой и Бориса Анисимовича Тимощука «Языческие святилища древних славян» (М., Ладога-100, 2007), которую широко используют неоязыческие реконструкторы, но которую они, как видно, так и не удосужились внимательно прочитать. Между тем, в этом издании целая глава посвящена человеческим жертвоприношениям, причем подчеркивается, что в жертву славянами-язычниками приносились взрослые, дети и, между прочим, христиане: останки несчастных во множестве обнаруживаются археологами в т.н. «жертвенных колодцах» при раскопках капищ. Об этом же можно прочитать и в классических трудах академика Рыбакова.

Русановой и Тимощуку историческая наука обязана открытием и скрупулезным исследованием громадного числа славянских поселений в Северной Буковине и Восточном Прикарпатье – археологически малоизученном ареале. Вот, например, выдержка из археологического отчета раскопок капища I в городище Звенигород:

«Была выкопана яма, в которой лежали разрозненные человеческие кости: фрагменты черепов, нижние челюсти; позвонки и бедренные кости ребенка 7 лет, подростка 16-18 лет, двух взрослых мужчин в возрасте 25 и 35-40 лет… Здесь было совершено жертвоприношение» (Стр. 78).

Еще один раскоп:

«В яме лежала часть костяка мужчины 25-30 лет (…), на его груди помещены кости ребенка 1-2 лет и челюсть молодой женщины» (Стр. 79).

Капище III:

«На местах одного из очагов находились разрозненные кости нескольких человек: ребенок 6-9 лет (бедренная, большая и малая берцовые, плечевая, лучевая, ключица), ребенка 2-3 лет (обломки черепа, кости правой руки и бедро), ребенка 8-9 лет (правая нога, таз, позвонки и ребра), взрослого человека (сильно поврежденный череп, ребро, фаланги пальцев)». (Стр. 84).

И т.д.

Все эти натуралистические подробности я привожу не для того, чтобы шокировать. Подобные описания донесли до нас, в частности, византийские письменные источники (Лев Диакон, например), да и наши летописи. Но если древних авторов, взятых самих по себе, можно обвинить в предвзятости, то опровергнуть археологические данные невозможно. Это во-первых.

Во-вторых, мне бы очень хотелось, чтобы люди обратили внимание на светлые лица детишек, которых родители вовлекают в неоязыческие культы, воспринимаемые в качестве неких прикольных фольклорных групп. Однако все они – потенциальное жертвенное мясо. Знают ли их родители о том, какая участь может быть им уготована?

Нельзя исключать ритуальный каннибализм, который, вообще говоря, был общепринятой практикой во многих архаических религиозных культах. Гуманного, антропоцентричного язычества на земле никогда не существовало. Добавлю к этому, что никаких научных, документально подтвержденных данных о наличии таких, например, мифологем, как «навь», «явь» и «правь» не существует.

Псевдотрадиция «традиционной» веры

Из духовной подворотни

Далее: язычество – это религиозно санкционированный разврат, многоженство. Вспомните, сколько жен и наложниц было у князя Владимира до крещения. «И был он ненасытен в блуде, приводя к себе замужних женщин и растлевая девиц», – повествует летописец.

А вот свидетельство арабского путешественника Ибн Мискавейха о захвате дружиной князя Игоря города Бердаа в 943 г.:

«…скопилось у Русов в городе Бердаа (Северный Кавказ) большое богатство, стоимость и достоинство которых были велики. Овладели они женщинами и юношами, прелюбодействовали с теми и другими и поработили их» (Филиппов В. В., Елисеев М., 10 мифов Древней Руси. - М., 2014 – Стр. 46).

Сексуально перверсивная агрессия в отношении побежденных была заурядным элементом воинской этики древних викингов, т.е. варягов, каковыми являлись Игорь и его дружина.

Кстати, любая языческая традиция предусматривает сексуальное раскрепощение человека в известный период времени и очень серьезное внимание уделяет этой стороне жизни.

Например, о знаменитом исландском герое Греттире в саге Grettisfærsla сказано: «и брал он дев, и вдов, и чужих жен, и сыновей крестьянских, и старшин и купцов. И с коровами и козами близок был, да и со всеми созданиями живыми» (Sørenson 18).

Древнее славянство и тут не стоит особняком, хотя современные неоязычники любят порассуждать о целомудрии древних славян.

Сделаю небольшое отступление. При работе над этой темой я пересмотрел огромное количество видео и фотографий с современных неоязыческих мероприятий. Меня поразила высокая степень скабрезности этих материалов, отсутствие в них целомудрия. Думаю, что принципиальная, режущая глаз скабрезность – некий родовой признак неоязычества, закономерное следствие пребывания его в духовной подворотне, а также эффективный метод переформатирования сознания, своеобразная «шоковая терапия». Равным образом, акцентуация сексуальности в неоязыческих культах – не проявление витальности – жизненной, природной силы, а значимый маркер принадлежности к движениям Новой Эры, оккультному интернационалу, объединяющему людей, психологически, психически и духовно ущербных.

Предательство старости

Наконец, древнее племенное язычество – это истребление пожилых людей как бесполезных едоков. У нас о таких обычаях сохранились фольклорные данные, а, например, японцы очень правдивый художественный фильм об этом сняли. Его было бы полезно посмотреть нашим реставраторам древней духовности: он называется «Легенда о Нараяме».

Все это очень напоминает современную западную философию, оправдывающую, например, эвтаназию – разумеется, исключительно из гуманных побуждений. Кстати, и седовласых старцев в древней Руси было исключительно мало: продолжительность жизни была невелика, и глубоким стариком считался человек, доживший до 45 лет.

Псевдотрадиция «традиционной» веры

Волхвы и шаманы

По отзывам современников, древние славяне были свободолюбивым, выносливым и гостеприимным народом. Однако тот же византийский источник указывает, что разобщенные славянские племена антов и склавов (склавинов) вели «разбойную жизнь».

«Много злодеяний совершили росы до подхода ромейского войска: предали огню побережье Стена, а из пленных одних распинали на кресте, других вколачивали в землю, третьих ставили мишенями и расстреливали из луков. Пленным же из священнического сословия они связали за спиной руки и вгоняли им в голову железные гвозди. Немало они сожгли и святых храмов», – так описывает один из походов славян-язычников другой византийский историк – продолжатель Феофана (Филиппов В. В., Елисеев М., 10 мифов Древней Руси. - М., 2014 – Стр. 36).

Есть данные, позволяющие предполагать, что и единого пантеона богов у славян не было. Гельмгольд – германский хронист XII века – сообщает: «У славян имеется много разных видов идолопоклонства. Ибо не все они придерживаются одних и тех же языческих обычаев».

Единый государственный пантеон попытался создать киевский князь Владимир до своего крещения. И тут нужно отметить ум, осторожность и прагматизм великого князя: он отказался ввести в этот пантеон божество Рода – в силу того, что его изображение в виде мужского детородного органа шокировало киевлян, и Волоса, почитание которого связывалось с непристойными игрищами. (Рыбаков Б. А. Язычество древней Руси, - М., 1987 – Стр. 453-454). Современных неоязычников, как было показано выше, это обстоятельство не смущает.

Скажу несколько слов о «вдохновенных кудесниках» – волхвах и шаманах, тем более, что ряд идеологов неоязычества именно в этом качестве в настоящее время и являют себя единомышленникам. Вот что, например, сообщает один из таких «волхвов» на Славянском языческом портале: «Для нас Славянское язычество – это персонифицированно окрашенный и обрядоориентированный шаманизм… Мы не противопоставляем язычество и шаманизм».

Шаманы – публика вообще достаточно специфическая. Стать шаманом мог человек необычный, отличающийся от единоплеменников как внешне (например, шестипалый), так и внутренними качествами. Инициация шамана сопровождалась т.н. «шаманской болезнью» – комплексом серьезных психосоматических расстройств, которые единоплеменники воспринимали как признак избранности.

Вот что пишет по этому поводу Валентина Ивановна Харитонова - доктор исторических наук, кандидат филологических наук, руководитель группы медицинской антропологии Института этнологии и антропологии имени Н.Н. Миклухо-Маклая: «Самое важное в шаманской болезни – это психические страдания человека. Причем психические страдания были очень сильными, они проходили с фантастическими галлюцинациями, и это знал не только сам человек, это видели и окружающие – я имею в виду не галлюцинации, а его страдания. Причем эти страдания могли быть не только психического, но и психофизического характера, то есть в этом процессе становления была задействована практически вся психофизиология человека…»

Соотносясь с методами сравнительного религиоведения, она говорит о таком явлении, как трансвестизм, в результате чего человек тоже становился шаманом: «То есть мужчина становился женщиной, вживался в облик женщины, иногда даже такая «женщина», условно говоря, выходила замуж за мужчину и вела такой определенный вариант жизни. Об этом много писал, например, Тан-Богораз в своих научных работах и литературных трудах…»

Харитонова озвучивает и конкретизирует позицию громадной антропологической школы, один из авторитетных представителей которой – голландский исследователь Георг Вилькен – написал еще в середине XIX века, что «у истоков индоевропейского шаманизма лежала настоящая болезнь».

Другими словами, шаманизм предполагает описанную психиатрами дегенеративную шкалу: внешние уродства, сопряженные с психическими отклонениями и извращенностью полового влечения.

Неоязыческие мифологемы абсолютно фантастичны и культурологически обусловлены литературно-художественным направлением «фэнтэзи» – жанром, принимаемым некритически как якобы данность исторической и духовной жизни древних славян. Это опять-таки психолого-культурный феномен, даже с фрейдистским оттенком, поскольку он может свидетельствовать о некоем инфантилизме, незрелости мышления, его остановке либо зацикленности на определенной – не буду говорить какой – стадии развития.

Псевдотрадиция «традиционной» веры

Виды неоязычества

Говоря о неоязычестве, следует особенно иметь в виду несколько его разновидностей. Я выделю некоторые – в редакции православного религиоведа профессора Александра Леонидовича Дворкина.

Прежде всего, это народно-бытовая разновидность, представляющая известный набор суеверий (сглаз, порча и т.п.). Собственно, представителями этой разновидности являются разного рода целители и целительницы, нередко прячущиеся за новыми наукообразными специализациями: биокосмоэнергеты и т.д.

Далее идет экологическая разновидность неоязычества – течение, в котором политеизм сочетается с идеологией экологизма. Мне кажется, что к экологической разновидности неоязычества в известной степени можно отнести небезызвестных анастасийцев («Звенящие кедры России»).

Наконец, националистическая разновидность неоязычества – самое опасное, крикливое, политически амбициозное течение, сочетающее политеизм и пантеизм с идеологией национализма. Известна роль арийского неоязычества в формировании национал-социалистической идеологии в Германии. В настоящее время подобная идеология активно используется на Украине («РУН-вера»).

Здесь необходимо отметить, что фашизм – никакое не извращение, а вполне закономерное явление западноевропейской истории, ее неминуемый этап, причем этап далеко не завершенный, чреватый рецидивами. Исследователи говорят о прямой смысловой привязке этого явления к развитию капитализма.

«Человек, освободившийся от пут средневековой общинной жизни, страшился новой свободы, превратившей его в изолированный атом, – пишет, например, Эрих Фромм, выдающийся немецкий социолог и психиатр, современник Гитлера. – Он нашел прибежище в новом идолопоклонстве крови и почвы, к самым очевидным формам которого относятся национализм и расизм» (цит. по: Кара-Мурза С. Г. Манипуляция сознанием. XXI век. – М., Алгоритм, 2015, стр. 200).

Переход России на рельсы капиталистического развития ведет к опасным социальным искушениям, первые проявления которых – в виде неоязычества – мы имеем возможность наблюдать. Нельзя забывать, что именно на этой идеологической почве возрастал в Европе и может взойти у нас новый тоталитаризм. Он, новый тоталитаризм (и сопутствующий ему «фюрер-принцип» – принцип единоличной диктаторской власти-идеократии), будет поддерживаться извне, поскольку является самым эффективной формой контроля над обществом и его эксплуатации.

В России националистическая подоплека присутствует в неоязыческих доктринах инглингов, «Союза славянских общин» и других организаций. Кстати, именно «Союз славянских общин» - детище Вадима Станиславовича Казакова и Максима Ионова («Белояра») - В качестве своей основной задачи на ближайшие время видит создание общин не менее, чем в 45 субъектах РФ, чтобы в соответствии с действующим законодательством получить федеральный статус.

Духовная диверсия против казачества

Следует сказать, что на идеологическую приманку своей национальной исключительности клюнули немалое число представителей казачества, позабывших, что казачество сформировалось в свое время именно как своеобразный православный военный орден – прошу простить мне использование такого термина. Православие есть его духовный стержень, и вместе с тем приходится констатировать, что казачество в настоящее время просто охвачено духовной неоязыческой эпидемией.

Понятно, кем и для чего это делается: нужно духовно расколоть казачество. Ибо – это знают наши противники – по словам нашего Спасителя, «всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся в себе, не устоит» (Мф. 12. 25). Это, кстати говоря, важнейшая, основополагающая аксиома геополитической борьбы. Ей соответствует чеканная римская формула «Разделяй – и властвуй». Нужно казачество духовно разоружить и дезориентировать, чтобы затем встроить в новый мировой порядок, который будет оккультным в своей основе. И казакам в этой связи нужно определяться, вводить некие жесткие карантинные меры, иначе по станицам начнут ставить деревянные и каменные фаллосы для поклонения и жертвоприношений.

Псевдотрадиция «традиционной» веры

Ширмы неоязычества

Нельзя не сказать и о такой популярной ширме, за которую нередко прячется неоязычество, как историческая реконструкция. Выясняется, к сожалению, что не только любовью к «родному пепелищу» и «отеческим гробам» объясняется стремление любителей-историков воссоздать архаический быт древних славян. Очень часто предпосылкой такого рода деятельности является именно неоязычество. Примером тому служит получившее некоторую известность в Челябинской области поселение «Гардарика», строительство которого началось с возведения капища Перуна. После того, как на этот объект обратил внимание наш миссионерский отдел (а в «Гардарику» к тому времени начали массово приезжать многочисленные туристы, целые школьные классы водили на экскурсии; министерством культуры «Гардарика» была включена в перечень туристических объектов Челябинской области), руководители проекта принялись отрицать его духовную составляющую, но, однако, наотрез отказались ликвидировать капище.

В социальных сетях присутствуют целые группы реконструкторов, не скрывающие своей духовной принадлежности. Среди южноуральских групп назову, к примеру, «Лесное братство», действующее в Миассе, или челябинское «Белое движение».

Кроме этого, неоязычество прячется за вывесками, казалось бы, вполне респектабельных общественных организаций. Как выразился один из неоязыческих функционеров: «В лесу мы – «клан Ясеня», а в городе – Фонд поддержки традиционных культур». Об этом сообщают наши новосибирские коллеги.

Неоязычество эстетизируется. Над художественным оформлением идеологии работают уже целые живописные школы. В этой связи неоязычниками широко пропагандируется живописное творчество художников А. Б. Угланова, И. Е. Ожиганова, А. А. Шишкина (не путать с русским художником-пейзажистом Иваном Ивановичем Шишкиным), ряда других.

Проникло неоязычество в спортивные клубы (особенно, в клубы различного рода единоборств), в объединения болельщиков.

Медицинские комиссии военкоматов стали фиксировать рост призывников со специфическими татуировками на теле.

Положение в этой сфере настолько серьезно, что уже и Священный Синод нашей Церкви был вынужден выступить с соответствующим обращением. Считая обоснованной озабоченность усилившимся распространением в странах канонической ответственности Московского Патриархата неоязычества, в том числе в культурной и информационной сфере, в своем решении он подчеркнул необходимость более активной работы на общецерковном и епархиальном уровнях с целью опровержения неоязыческих заблуждений.

«Данную работу, – говорится в решении, – необходимо вести, прежде всего, с молодежью, сообществами спортсменов и спортивных болельщиков, участниками военно-патриотических клубов, сотрудниками правоохранительных органов и лицами, находящимися в местах лишения свободы» (Журнал заседаний Священного Синода от 22.10.2015 №77).

Привлекательные мифы

Одним из мотивов, привлекающих молодых, здоровых, сильных мужчин в неоязычество, является миф о его всепобеждающей силе. Вот, говорят им неоязыческие идеологи, когда Русь была языческой, ее все боялись: древние язычники-русы едва не сокрушили даже Византийскую империю. Все это действительно миф. История свидетельствует: там, где язычество сталкивалось с монотеизмом, будь то христианство или ислам, оно всегда проигрывало. Это правило без исключений.

Также выскажу осторожное предположение, что прозелитическая успешность славянского неоязычества (и не только его) во многом связана с униженным и оскорбленным имперским и национальным чувством русского народа: с его огромными и никем не оцененными человеческими потерями в ХХ веке (сравните это с раскрученной идеологией холокоста), с распадом советской империи, с трагическим и бедственным исходом русских из Средней Азии, с Северного Кавказа, из Прибалтики, с экспансией радикального, воинственно-пассионарного ислама на территории традиционного проживания русских. Все это нужно учитывать.

Нужно учитывать и то, что для передовой и толерантной Европы русские, многажды спасавшие ее от разного рода диктатур, – люди второго сорта. Это объективный фактор, стимулирующий развитие неоязычества и смежных идеологий, направленных в сторону этнического изоляционизма, обособления. При этом неоязычники не видят, что этническое обособление ведет к ослаблению государства и его распаду.

Небезобидные игры

Вместе с тем нужно сказать, что противодействие неоязычеству – сфера компетенции не только духовенства, но и, в частности, педагогов, особенно преподавателей истории и литературы. С сожалением нужно констатировать, что нередко произведения русской классики используются неоязычниками в качестве легитимных и авторитетных источников, подпитывающих новую идеологию. Необходимо, передавая детям знания об историческом язычестве, должное внимание уделять и современным попыткам его реконструкции, разоблачать лженаучность таких попыток, раскрывать их духовную и политическую подоплеку.

В заключение я позволю себе привести одну цитату – слова очень известного деятеля: «В каждой русской деревне, городе, поселке должен быть свой культ, свое божество, своя вера… Нельзя допустить, чтобы они изучали философию и свою историю, христианство, летописи». Это Адольф Гитлер, его директива, данная Генриху Гиммлеру в отношении реализации Генерального плана «Ост».

Именно поэтому нельзя воспринимать неоязычество как безобидные ролевые игры взрослых дяденек и тетенек. За этими «играми» стоят серьезные духовные практики, серьезные амбиции, серьезные планы по переустройству мира, в котором не будет места ни российскому государству, ни православным русским.

Стоит задуматься, чьи идеи реализуют некоторые наши современники, насколько они соотносятся с нашей духовной традицией, нашей государственностью, величием Российского государства и его национальной безопасностью.

Константин ПУТНИК,
руководитель миссионерского отдела Челябинской епархии

В основе статьи – доклад
на всероссийской научно-практической конференции
«Неоязычество в России: вера предков или западный оккультизм»

Фото из открытых источников

14 апреля 2016

Информационно-просветительский портал "Приходы"  http://prichod.ru/aktualniye-voprosy/24314/

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.