Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-905-709-23-14 (9:00-20:00)
 

Мигель Мартинес - 25.02.13

Мигель Мартинес 

Меня постоянно спрашивают: кто вы? Очень часто спрашивающий подразумевает: вы коммунист, участник международного мусульманского заговора, представитель тайного масонства, безбожный атеист, политеист или католик-традиционалист?
Очень трудно бывает объяснить, что на самом деле ответ на вопрос «кто вы?» прост: я — Мигель Мартинес, рожденный в Мехико, в семье мексиканца и американки. Идеи, выраженные здесь, являются только моими, но своим происхождением они во многом обязаны различным источникам.
В детстве мне посчастливилось получить хороший опыт: множество путешествий и интересных разговоров на самые разные темы — от политики до религии — способствовали моему развитию. Я вырос в Италии, учился в классической средней школе, где усвоил греческие глаголы и юношеский «экстремизм».
В 20 лет я вступил в организацию под названием «Новый Акрополь», которая существовала в ряде стран по всему миру (около 50 стран). Ее целью являлось воплощение в жизнь мечты русского медиума Елены Петровны Блаватской, создавшей необычайно сложную систему мировоззрения — несомненно искусственную, хотя и весьма захватывающую.
Всецело посвятив себя этой организации, я некоторое время руководил изданием ее журнала в Италии. Затем я стал основателем филиалов «Нового Акрополя» в Сиракузах, Пьяченце и Mилане. В течение этих лет я достиг вершины очень сложной (и в основном нелепой) иерархии. Хотя определение «культ» весьма расплывчато и тенденциозно, «Новый Акрополь» было бы правильно назвать культом из-за его механизмов сведения «на нет» интеллекта своих членов и их полного вовлечения в организацию [1]. 
1985 год. В качестве руководителя филиала я возглавляю шествие по улицам Пьяченцы, посвященное празднику Весны
Я был первым «итальянцем», избранным для основания отделения в другой стране. Будучи единственным членом этой вновь созданной организации, я полагал, что звание «Национальный командующий Международной организации „Новый Акрополь“ в Египте» не являлось особенно большой честью; однако в культе долина Нила именовалась «священной землей Кем». 
Во время своего пребывания в Египте я имел прекрасную возможность поразмышлять о высокомерии, неявном и явном расизме, помпезности и репрессивном характере организации, которой я посвятил свою жизнь. В то же время перед моими глазами постоянно были шокирующие примеры патологического подхода Запада к арабскому миру. Некоторые люди узнают о расизме, колониализме и империализме на скучных семинарах интеллектуалов левого крыла — я же наблюдал это в повседневной жизни.
Все это и побудило меня вырываться на свободу. В результате в возрасте 33 лет я оказался без дома, без работы и без денег. Решаясь на этот шаг, я не имел никакой поддержки извне — ни психологической, ни материальной. Но именно поэтому я могу утверждать, что тогда впервые мой выбор был действительно моим. И что свобода — замечательная вещь, за которую каждый должен бороться!
К счастью, мне удалось найти работу и прежде всего поступить в университет, где я получил ученую степень по восточным языкам, выбрав, конечно, арабский. В настоящее время я работаю как самостоятельный переводчик и независимый консультант по внешней торговле.
[…]
Через пару лет после того, как я покинул «Новый Акрополь», я вошел в контакт с прессой (исключительно по собственной инициативе и на собственные средства), чтобы предостеречь тех, кто мог оказаться в ситуации, подобной моей [2]. Этот опыт не был особенно положительным: пресса склонна невероятно драматизировать ситуацию, игнорируя при этом действительно важные проблемы. Поэтому теперь я отсылаю любого, кто интересуется этой проблемой, исключительно к моей веб-странице о «Новом Акрополе». (Перевод статьи находится здесь)
Следующие годы я посвятил попытке претворить свой опыт в нечто позитивное для меня самого и для других. Мои идеи постоянно развиваются, и не было бы особого смысла упоминать их здесь, однако в противном случае мне припишут чужие идеи — так, люди с богатым воображением уже обвинили меня в том, что я являюсь агентом на службе бельгийского парламента, участвую в заговоре «фанатичных светских гуманистов», коммунистов, фашистов и мусульман.

Власть и воображение

Основная сфера моих интересов — это люди, проповедующие необычные, таинственные идеи и мечты, и их связь с властью и принуждением. Меня интересует все, что связано с созданием мифов, пропагандой, манипуляцией человеческими ожиданиями, страхами и надеждами. В отличие от ортодоксальных марксистов, я не считаю, что все это — всего лишь случайный побочный продукт политики и экономики. Человеческое воображение — это нечто удивительное и даже устрашающее, и я не возьму на себя смелость утверждать, что могу объяснить его природу и корни. Однако, в отличие от мнимых консерваторов, я считаю, что важно попытаться понять то, в чем мечтатели редко признаются даже самим себе: как они используют свои мечты и как их мечты используют другие.
«Духовные практики», религии, суеверия, пророчества, фанатизм — какие бы имена ни носили эти явления, все они претендуют на глубинные аспекты нашего бытия. Несколько десятилетий назад люди ожидали, что на смену всему этому придет эпоха просвещенного разума или мир унылого рационализма — в зависимости от точки зрения. Однако на деле все обернулось совсем иначе. Истинные, глубокие религиозные чувства сегодня, наверное, так же редки, как и в любые времена. Зато какие бы то ни было проявления здравомыслия, попытки осмысления историй и мифов, способность разумно анализировать вещи и явления в этой области давно были сметены непрерывным потоком фикций, телевизионных образов, лозунгов, всевозможных чудесных посулов. Ориентированное на потребителя общество обнаружило к тому же, что люди вообще больше склонны мечтать, чем думать. Это создает прекрасный рынок для массы предприимчивых мошенников: «на дурака не нужен нож: ему с три короба наврешь — и делай с ним, что хошь».
[…]
«Культы»

Большая часть моего веб-сайта посвящена так называемым апологетам культов — людям, по тем или иным причинам поддерживающим тоталитарные организации, которые могут быть отнесены к разряду культов. На сегодняшний день я мало что могу сказать здесь о самих культах per se. Однако из-за того, что я обращаюсь к фигурам апологетов культов, у ряда людей сложилось мнение, что это «антикультовый» сайт. Поэтому, полагаю, мне необходимо объяснить свою позицию относительно этого вопроса.
Благодаря моему личному опыту я являюсь своего рода специалистом в области организаций, где сплав власти и воображения создает так называемый «культ». Это очень расплывчатый термин, и любой, кто использует его, должен сформулировать собственное его определение. В основном, я не подразумеваю под этим словом небольшие группы людей, верящих в необычные вещи. В отличие от распространенной точки зрения, я не отношу к разряду приверженцев культов уфологов, «еретических» католиков-традиционалистов, мнимых сатанистов, язычников-гомосексуалистов и широкий круг других невероятных личностей. Я использую слово «культ» для обозначения любой группы — коммерческой, политической, лечебной или религиозной, — в которой лидеры делают все возможное, чтобы подчинить последователей своей власти. Речь идет о манипулировании самым лучшим в нас, об извлечении выгоды из нашего идеализма, нашей отваги, наших надежд.
Но я не встаю безоговорочно на позицию «антикульта»: группы, которые мы называем культами, имеют свою собственную историю (хотя их приверженцы обычно узнают ее последними); отношения между «соблазнителем» — культом — и «соблазненным» человеком сложны и отнюдь не односторонни. Прежде всего, я полагаю, что трудно отличить насилие культа от всех других форм насилия, существующих в нашем обществе.
Некоторые используют этот факт, чтобы оправдать то, что происходит в культах. Действительно, в определенных группах управляют людьми, лгут им, присваивают их деньги — но точно так же поступает множество коммерческих предприятий; в культах царит жестокая дисциплина — но то же самое можно наблюдать в подразделениях американских морских пехотинцев… Кто-то делает из этого вывод, что культы — это хорошо. В моих же глазах это бросает тень на коммерцию и морскую пехоту.
Это означает, что я особенно чувствителен к идеологической или религиозной манипуляции, которая стимулирует и эксплуатирует иррациональный элемент внутри нас. В то же время, поскольку я сам был «приверженцем культа», я с большим уважением отношусь ко всем тем, кто делает в своей жизни необычные, «экстремальные» или рискованные выборы. Я ни на кого не смотрю свысока и никого не считаю «отщепенцами», будь то даже религиозные фанатики, «апокалиптисты», анархисты или расисты. Понимать — это не значит принимать или быть заодно; скорее, это значит пытаться помочь измениться. Возможно, я просто понимаю определенные явления лучше, чем другие люди, потому что испытал их на себе.
Проблема культа — в широком смысле — интересна и еще по одной причине. Огромная часть мира принуждается к повиновению посредством бомб, но на нашем цивилизованном островке так называемого Запада людей редко вынуждают делать то, что им не по душе. Скорее, происходят непрестанные попытки всучить публике все что она пожелает — или убедить ее в том, что ей необходимо то, что ей навязывают. Это означает, что тысячами самых разных предпринимателей осуществляется беспрецедентное количество манипуляций эмоциональным миром людей. Довольно очевидный пример: в Европе пребывает в упадке общественная система здравоохранения, основанная на идее, что каждый имеет право на фундаментальное медицинское обслуживание на научной основе. Эта идея была подменена другой: каждый имеет право «купить» любое медицинское обслуживание, какое пожелает, если, конечно, может себе это позволить. Это означает, что большинство людей можно убедить покупать все что угодно — стоит только заставить их думать, будто это помогает им «чувствовать себя лучше». Таким образом, имеется огромный рынок для шарлатанов всех мастей.

Наше время

Я отнюдь не утверждаю, что занимаю единственно верную позицию или владею ключом к решению глобальной проблемы человечества. После грандиозных глобальных систем мадам Блаватской я научился интересоваться практически исключительно реальными людьми. Однако есть один урок, который, я считаю, важно усвоить: в каждом культе, неявном или явном, культивируется вера в то, что его последователи — люди в том или ином смысле «особые», «избранные». Я не знаю, являются ли все люди «равными от рождения»; на самом деле, я не уверен, что понимаю, что означает «равенство». Что я понимаю — так это то, что никто не имеет права претендовать на какое бы то ни было превосходство над другими людьми.

Примечания

[1] Речь идет не о способах привлечения новых последователей, а о том, каким образом человек «продвигается» внутри культа, с каждым шагом попадая во все большую и большую зависимость от него. Один из способов достижения этого — подавление способности рассуждать.
Внутри культа обычно провозглашается приоритет веры и безоговорочного подчинения над конструктивным мышлением. В «Новом Акрополе», например, это объяснялось с эзотерической позиции таким образом: разум порождает только иллюзии, а вера всегда истинна. Но на практике под верой подразумевалась преданность руководству и отсутствие критики. Некоторые защитники «Нового Акрополя» противопоставляют этому утверждению тот факт, что в рамках организации ведется, например, научная деятельность. На самом деле эта деятельность представляет собой не более чем поверхностное изучение популярной научной литературы с целью находить факты, подтверждающие доктрину культа. Иначе почему мы до сих пор не слышали ни о никаком, даже самом скромном, научном открытии или эксперименте, совершенном внутри культа?
Пребывая под воздействием «харизмы» культа, его приверженцы искренне считают, что их достижения достойны признания цивилизованного мира. Однако любой трезвомыслящий человек, находящийся вне культа, сочтет их невероятно банальными. И этот факт, в числе прочих, приводит к еще большей изоляции культов от «внешнего мира».
Очень многие люди, покинувшие культ, переживали глубокий психологический кризис, отчасти вследствие утраты способности рационально мыслить и самостоятельно принимать решения. Мы можем наблюдать целый ряд подобных результатов культивирования веры. В «Новом Акрополе» меня всегда поражало то, с каким раболепием девушки из «Женской бригады» (BF) прислуживали за ужином руководителям других стран, когда те приезжали к нам с визитом. Любая студентка, работающая в системе «fastfood», держится с большим достоинством.
Особого внимания заслуживает тема использования вымышленных фактов с целью манипуляции людьми. Я не хочу дискутировать на тему, истинна или нет та или иная доктрина. Я говорю о том, что, коль скоро культ считает допустимым искажать факты, придумывать истории, манипулировать нюансами или просто замалчивать очевидное, речь не может идти о преследовании «благой» цели. Умелое использование информации дает огромные возможности. Играя ожиданиями, намеками и недосказанностями, человека можно заставить поверить, что навязываемая ему точка зрения является и его собственной. Этим искусством вполне овладели реклама и коммерция, но их контролируют специальные организации; внутри культа же такая возможность исключена. И первое, что испытывают на себе новообращенные, — это беспощадная борьба с их «внутренними фильтрами», если таковые обнаруживаются.

Очень хороший пример: сколько раз последователи самых разных апокалиптических культов ждали конца света, отдавая все свои силы достойной подготовке к нему! Но приходил назначенный год — и авторитеты заявляли, что трансцендентный разум дал человечеству еще один шанс и получены новые указания.

Ложь развращает, и я могу сказать одно: если она допускается в малом, то будьте уверены — она используется и в большом.

[…]

Я располагаю большим количеством конкретных фактов относительно организации внутренней жизни в «Новом Акрополе», известных немногим. Но я хотел бы оставить все это на совести его адептов, тем более что открытая публикация все равно не решит проблему конструктивно, а лишь приведет к бессмысленному ажиотажу.

[2] Общаясь с рядом приверженцев культа, не покинувших его ряды, но настроенных критично, я обнаружил, что никто внутри организации не имел достоверной информации о причинах ухода того или иного ее члена, особенно если он занимал высокий пост. Обычно такие факты тщательно скрывались до тех пор, пока не возникало слишком много вопросов. Тогда наиболее частыми ответами были такие: «он покинул нас из-за собственных амбиций», «он не выдержал трудностей и предпочел спокойную жизнь простого обывателя» или «он захотел тратить больше времени на зарабатывание денег». Такие люди всегда объявлялись «вне закона», и любые контакты с ними категорически не поощрялись. Иногда внутрь доходила информация о том, как сложились судьбы «отступников», но обычно она носила негативный характер. С одной стороны, это служило уроком для тех, кто остался в организации, а с другой стороны, предохраняло культ от опасных идей. Безусловно, никто и никогда не называл истинных причин.

Подлинной же причиной всегда был бунт против тоталитарности и подавления личности. У разных людей он проходил по-разному — от робкого сопротивления до громких скандалов. Такие бунты всегда незамедлительно подавлялись. Те, кто хотел улучшить общее положение внутри культа «мирным путем», могли предпринимать такие попытки достаточно долго, но все они заканчивались неудачей. Обычно такие люди рано или поздно лишались своего поста и вскоре покидали «Новый Акрополь», осознав бессмысленность своих усилий.

 

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.