Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-905-709-23-14 (9:00-20:00)
 

Анализ методов воздействия на личность образовательных программ Хаббарда - 23.02.13

Wise
Анализ методов воздействия на личность образовательных программ Хаббарда

В данном исследовании я специально не останавливаюсь на характеристике сайентологии как таковой. Эта тема многократно изучена в сектоведении. Точно также широко известна суть так называемых прикрывающих (фронтовых) организаций, целью которых является постепенная и завуалированная вербовка в секту. Здесь же мне хотелось дать характеристику собственно методике Wise как таковой, несколько абстрагируясь от собственно сайентологии (насколько это возможно). Метод обучения этой методике достаточно подробно описан в «Сектоведнии» Александра Дворкина[1], поэтому я ограничусь анализом именно сути сайентологической бизнес-технологии. 

Вообще под Wise традиционно понимают не только методику администрирования и построения бизнеса, но и «Клубы расширения бизнеса», в которых непосредственно идёт обучение этой методике. В некоторых регионах созданы «Хаббард-колледжи», там же, где они не зарегистрированы, обучение проходит непосредственно в «клубах» самими сайентологами или предприятиями, с которыми они сотрудничают. Сама методика изложена в «Рабочей тетради» «Модёль административного ноу-хау». Это своего рода учебник, освоив который, предприниматель должен внедрять перечисленные в нём принципы на производство. Рабочая тетрадь состоит из следующих разделов:

 

1. Продукт. По сути, здесь выдвигается достаточно банальная идея – о приоритете результата, называемого Хаббардом «ценным конечным продуктом» (ЦКП). В тексте перечисляются прописные истины: «Ценный конечный продукт является ценным, потому что его потенциально или фактически можно обменять на что-либо», «Для того, чтобы иметь доход, человек должен продавать этот продукт» [2]. Порассуждав о нужности взаимного обмена, Хаббард переходит к технологии получения продукта. Здесь также проводится достаточно банальная мысль: для получения продукта необходимо составить список подпродуктов. Для этого предлагается выписывать действия, а также набор инструментов, необходимый для достижения результата. Ничего страшного, в общем-то, в подобных советах нет, как нет в них и ничего особо нового. Возникает вопрос, в чём же в таком случае уникальность технологии Хаббарда?

 

2. Организация. Во втором разделе приводятся различные оргсхемы. В качестве примера приводятся два варианта оргсхемы:

- от последовательности действий (по фазам производственного потока);

- неподвижная (по отделам, или, как выражается Хаббард, «терминалам»).

Самое интересное начинается дальше, при появлении термина «шляпа». Здесь уже входит в действие хаббардистский новояз – внутренний язык секты, переходя на который, человек невольно начинает мыслить категориями сайентологии. Под «шляпой», например, понимается наименование поста в организации и работа, которая к нему относится. На первый взгляд кажется, что это понятие аналогично стандартной должностной инструкции, или требованиям к квалификации. Однако здесь и возникают первые сюрпризы. Оказывается, посты выводятся, исходя из списка подпродуктов: «Мы ничего не добьёмся и не получим разумной оргсхемы и ничто не заработает и не будет жизнеспособным до тех пор, пока мы правильно не подсчитаем продукты и не разработаем шляпы, для того чтобы их получить»[3]. Также исходя из текущей производственной необходимости описываются функции человека, то есть должностные обязанности. По сути, это некий процесс создания должности для производства конкретного товара. Возникает вопрос, какой смысл создавать несуществующие должности, и что делать, если в организации несколько направлений работы? Не проще ли взять квалифицированного специалиста, который мог бы, опираясь на своё образование и опыт, сам освоить нюансы той или иной специфической деятельности?

Однако противопоставление традиционного понятия «должности» и хаббардистского «шляпы» окончательно и бесповоротно проводится в главе «Шляпы», расположенной ближе е концу «Рабочей тетради»: «Расследование не обнаружило ни шляпы поста, ни шляпы сотрудника. Была обнаружена лишь учёная степень по юриспруденции. Если у человека нет описания поста, контрольного листа и подборки материалов ДЛЯ ПОСТА и если он не обучен по ним, он просто не квалифицирован для этого поста – неважно, в какой ещё области он является специалистом»[4]. Впрочем, смысл этого противопоставления становится понятным, если принять во внимание обязательное требование, выдвигаемое Хаббардом для «шляп» - это обучение «шляп». Поскольку традиционное образование, по мнению Хаббарда, ровно ничего не стоит и оборачивается полной профнепригодностью сотрудника (как в приведённом Хаббарде примере с юристом), обучение персонал должен проходить в Хаббард-колледже: «В последней программе представлены шаги, которые необходимо выполнить, чтобы организовать у себя в компании внутреннюю академию, где вы и ваши сотрудники будете обучаться технологии управления Хаббарда и становиться экспертами в этом предмете»[5].

Итак, в данном случае мы имеем дело уже с противопоставлением традиционного образования и образования по системе Хаббарда: «Классно иметь эксперта, специально обученного какой-либо профессии. Но, будь он юристом, инженером или специалистом по связям с общественностью, он должен иметь шляпу своего поста в организации и быть ей обучен, иначе он будет совершать глупые ошибки!» (с.195). Справедливости ради стоит сказать, что практическая деятельность иногда существенно отличается от того, чему человека учили в институте. Однако эта разница восполняется с опытом, и для того, чтобы вчерашний выпускник стал хорошим практикующим специалистом, ему нужен элементарный опыт работы в своей сфере, а вовсе не обучение по технологиям Хаббарда (вообще не являющегося специалистом в той же юриспруденции). Однако именно «шляпы» провозглашаются Хаббардом панацеей от всех бед: «Причина, по которой в жизни, в организации, в группе, в государстве или во всём мире дела не идут как надо, заключается в отсутствии шляп» (с.190). А шляпа, напомним, это специально созданный под конкретную задачу пост, обученный по технологии Л. Рона Хаббарда. Технология же обучения, в свою очередь, включает в себя помимо стандартной должностной инструкции, огромное количество иных инструкций (контрольный лист, подборка материалов). Знания сотрудников по этим листам проверяются специально назначенными инспекторами. На практике большая часть всех этих инструкций оказывается ненужной, но приводит затратам времени и денег.

Помимо зацикленности на инструкциях и обучении по ним, Хаббард зациклен также на организации как таковой: «Чтобы иметь качественный продукт, организовывайте! Чтобы повысить боевой дух, организовывайте! Чтобы выживать, организовывайте!» (с.54). Конечно, в крупной организации необходима административная система, но у ЛРХ (сайентологический акроним имени Хаббарда) создаётся культ организации как таковой, притом организации тоталитарной. Во внутренних документах секты этот культ выражен более ярко: «Самые лучшие организации в истории были жёсткими, преданными своему делу организациями. Ни одна трусливая кучка мягкотелых дилетантов-слюнтяев никогда ещё ничего не добилась»[6] В своей схеме, предложенной в Wise,  Хаббард внедряет большое количество ненужных для большинства организаций отделов (успеха, клирования, сертификации и наград, экзаменов и т.д.). Эта чрезмерная бюрократизация создаёт большое количество управленцев, грозящих превысить число реальных производителей. Пользы организации такая структура, разумеется, не приносит, но зато позволяет ввести на предприятии систему тотального контроля.

 

3. Статистики. Основная мысль раздела здесь также достаточно банальна – состояние организации оценивается по статистическим показателям. Однако именно здесь проявляется безапелляционная жёсткость Хаббарда по отношению к подчинённым. Статистики выводятся, оказывается, не для анализа с принятием соответствующих решений, а для слепого требования с подчинённых повышения статистик, зачастую вопреки объективным условиям. Так, Хаббард даёт следующее определение рассудительности:

неспособность распознать минусы (любое данное, представленное как верное, но которое, как обнаруживается на самом деле, нелогично), когда они появляются, ведущая к попытке заставить всё казаться логичным[7].

Как видим, определение рассудительности здесь совершенно отличается от общепринятого (одна из типичных характеристик сектантского новояза). На самом деле Хаббард указывает, что «Рассудительность – главный враг при управлении организацией» (там же). Под рассудительностью здесь понимается как раз поиск рациональных причин каких-либо неудач: «Его статистика упала вследствие низкого уровня производства в его отделении, и это единственная причина её падения» (там же). Понятно, что на работу могут влиять и объективные факторы, и невозможно поддерживать состояние стабильного роста постоянно (учитывая, что Хаббард настаивает на ежедневной статистике). Ввиду этого можно заключить, что руководитель, следуя инструкциям Хаббарда, зачастую требует от подчинённого невозможного.

 

4. Формулы состояний. В данной главе приводится шесть состояний. Сам Хаббард пишет про это следующим образом: «Организация, её части или отдельный человек проходят через различные состояния существования. Если не обра­щаться с этими состояниями должным образом, то они приводят к ослаблению, страданиям, тревогам и смерти»[8]. Таким образом, ключевая мысль здесь следующая: все перечисленные состояния с неизбежностью будут, и чтобы выжить, человек и организация должны обязательно пройти их только так, как указанно в предложенной Хаббардом формуле. На каждую «формулу» применяются разные инструкции. Человек обязан проходить постепенно все состояния и делать абсолютно всё, что написано в инструкции под лозунгом, что это делается для выживания: «Назовите его (состояние – К.К.) неправильно или проходите его не в соответствии с формулой, и оно может убить вас» (с.88)

Выделяются следующие состояния:

- несуществования – состояние, в котором, по мнению Хаббарда, находится каждый вновь назначенный на какую-либо должность. Основная цель такого состояния – сделать всё, чтобы о вас узнали, и уяснить свои обязанности.

- опасности. Этот подраздел является своего рода переломным. Именно здесь текст уже вплотную привязан к сайентологической религии и философским воззрениям Хаббарда на мир и человека, которые легли в основу созданной им секты. Достаточно странно видеть в тексте по менеджменту такое утверждение: «Но знаете, если применить состояние Опасности, пол­ностью применить, то это поднимет человека из состояния человеческого существа к более высоким уровням сущест­вования!» (с.82).  Действительно, не имея никакого научного или практического подтверждения перечисляемым им состояниям, Хаббард вынужден обосновывать свои взгляды с помощью им же созданных мистических теорий. Появляются здесь также сайентологические динамики.  Главное для человека по первой динамике, как утверждает Хаббард, выживать. Свои же методики автор считает единственным средством такого выживания.

В этом подразделе гораздо активнее осуществляется переход на сайентологический новояз. Появляются такие термины, как оверты и висхолды, под которыми понимаются различные проступки и неэтичные действия. Главная мысль здесь в том, что само состояние опасности возникло в результате чьих-то неэтичных действий. Другие объяснения возникновения этого состояния не принимаются. Под состоянием опасности понимается всего лишь зона, «где люди всё еще делают его работу, чтобы заполнить брешь, которую, возможно, оставил его предшественник» (с.79).  Вообще-то в данной ситуации (адаптации специалиста к новой должности) ничего опасного нет, но для Хаббарда она уже становится поводом для применения самых жёстких мер: «Назначьте каждому человеку, имеющему отношение к данному состоянию Опасности, состояние Опасности но первой динамике, заставьте их полностью следовать соответствующей формуле и добейтесь, чтобы это было сделано; а если они этого не делают, проведите полное этическое расследование и предпримите все необходи­мые действия в соответствии с данными, выявленными в ходе расследования» (с.80).

В формуле этого состояния есть ещё один обязательный пункт – назначить состояние опасности, провести расследование и ввести в действие «собственную этику» (с.80-81). Получается, человек сам себе определяет  этическую (нравственную) систему, на основании которой он берётся судить других или себя самого (притом судить за вещи, которые даже не являются проступками). Никаких других критериев, кроме элементарного выживания, в данной системе не приводится. По сути, это представляет собой элементарный произвол со стороны руководства.

Вводятся здесь также основы сайентологической этики. На ней стоит остановиться подробнее. Её суть подробно изложена во внутренней сектантской книге «Введение в сайентологическую этику». Именно там, в частности, объясняются правила так называемой «честной игры», согласно которой всех противников сайентологии (т.н. «подавляющих личностей») можно ограбить, преследовать, оклеветать и даже уничтожать физически. Однако остановимся на более мягком её варианте – том, что используется в Wise. 

Пример сайентологической этики приводится на с.83. Здесь юноша обманывает дядю, тратя даваемые ему деньги не по назначению, на содержание блондинки по прозвищу Мотылёк. Опасность этого состояния Хаббард видит в том, что дядя может узнать об этом: «он бы лишил его наследства, пристрелил и тому подобное, это на самом деле было бы опасным». При этом ни слова не говорится об аморальности данного поведения. Единственная проблема состоит только в лишении наследства и других, более жёстких проявлениях вспыльчивого дядюшкиного характера. Соответственно, более этичной признаётся та формула, которая позволяет избежать этих последствий. Вот типичный пример морали сайентологов.

Далее в организации вводится система доносов и самодоносов: «… потребуйте, чтобы подчинённый выписал свои оверты и висхолды, а также написал обо всех известных ему неэтичных ситуациях и сдал всё это к установленному сроку – исходя из принципа, что в таком случае взыскание за это будет снижено, но если что-то будет выявлено после установленного срока, то взыскание будет удвоено» (с.81). Если же у человека нет подчинённых, на которых он может свалить вину, он должен заниматься самоанализом и выявлять собственные грехи, в том числе никакого отношения к производству не имеющие (как в приведенном выше случае с дядей и блондинкой). Практической пользы от подобной «этики» нет никакой, но привычка к доносительству у человека укореняется. Здесь важен ещё один момент: если методика Хаббарда не будет содействовать преуспеванию, человек будет уже приучен винить в этом не бездарность методики, а себя самого или своих подчинённых.

Кроме того, не стоит забывать, что избежать этой системы доносительства в принципе невозможно. Даже если у вас не возникло состояния «опасности», вам всё равно придётся её применить, так как, согласно Хаббарду, ситуация возникает неизбежно, и действовать надлежит только так, как он указывает. Как уже писалось выше, Хаббард подчёркивает, что именно прохождение этого состояния «поднимет человека из состояния человеческого существа к более высоким уровням сущест­вования». Также выделяются состояния:

- чрезвычайного положения

- нормальной деятельности

- изобилия

- могущества. Определение этого состояния, как многие другие определения Хаббарда, существенно отличается от общепринятого: «МОГУЩЕСТВО - ЭТО СОСТОЯНИЕ НОРМАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА НЕОБЫЧАЙНО ВЫСОКОМ УРОВНЕ, НАСТОЛЬКО ВЫСОКОМ, ЧТО ЗДЕСЬ МЫ ИМЕЕМ ДЕЛО С КОЛИЧЕСТВОМ ЧЕГО-ЛИБО, НАМНОГО ПРЕВЫШАЮЩИМ ДОСТАТОЧНЫЙ УРО­ВЕНЬ, - ВНЕ ВСЯКИХ СОМНЕНИЙ.

ЭТО СТАТИСТИКА, КОТОРАЯ ПОДНЯЛАСЬ НА СОВЕРШЕННО НОВЫЙ, НЕВЕРОЯТНО ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ И ДЕРЖАЛАСЬ НА НЁМ, И ТЕПЕРЬ ОНА - НА ЭТОМ НОВОМ ВЫСОКОМ УРОВНЕ - ИМЕЕТ ТРЕНД НОРМАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ» (с.91). Зазубривая такие косноязычные определения, человеку, по сути, приходится заново переучивать собственный язык. В результате он становится более внушаемым для сайентологических доктрин. Наукообразный стиль определений призван завуалировать очевидный примитивизм или несостоятельность идей Хаббарда. Понятно, что практической пользы вся эта малонаучная классификация состояний не приносит.

 

5. Коммуникация офиса. Этот раздел представляет собой обычные основы делопроизводства, упрощенные до предела и доведённые до абсурда. В свойственном Хаббарду детально инструктивном стиле здесь прописывается каждая мелочь, касающаяся работы с бумагами: «Отвечая на послание, поставьте дату своего ответа. Посла­ния пишутся от руки. Руководители, кроме исполнительных директоров, не должны отдавать секретарю печатать свои послания, за исключением случаев, когда послание боль­шого объёма»[9]. Здесь предельно бюрократизируется не только документооборот, но и сама форма взаимодействия между сотрудниками: «Сотрудник не должен являться лично или лично приносить послание другому сотруднику, за исклю­чением сведённых к минимуму реальных встреч» (с.99). Такая система, возможно, дисциплинирует, но она практически сводит на нет человеческие отношения между сотрудниками. Кроме того, она существенно затрудняет решение вопросов, которые требуют оперативного рассмотрения, и были бы гораздо продуктивнее разрешены при личном взаимодействии.

Иногда инструктивность рекомендаций Хаббарда просто доходит до абсурда: «Любой, кто работает в организации, должен иметь три корзины.У каждого штатного сотрудника, работающего в офисе, система трёх корзин должна стоять на письменном столе. Каждый штатный сотрудник, работающий в офисе, должен иметь письменный стол. И система корзин должна находиться на этом столе» (с.103). Выдав такую «глубокомысленную» тираду, примитивность которой очевидна до комичности, Хаббард не успокаивается и расписывает, что должно находиться в этих корзинах: «Средняя корзина с пометкой «ОТЛОЖЕННЫЕ» должна содержать те сообщения, которые были просмотрены, но с которыми сотрудник не может немедленно начать работу». Таким образом, сотрудник в подобной организации не имеет возможности даже проявить самостоятельность в распределении бумаг на своём письменном столе. Что уж тут говорить о более сложных вещах, требующих творческого подхода и инициативности!

 

6. Финансы. Основная мысль раздела, как и прочие мысли Хаббарда, банальна до примитивности: «Зарабатывайте так много денег, сколько вы в состоянии заработать. Тратьте меньше, чем зарабатываете. Это про­стая азбука финансового контроля»[10]. Вообще-то получение прибыли (то есть положительной разницы между доходами и расходами) является целью любой коммерческой организации, и «финансовый гений» Хаббарда неизобрёл здесь ничего нового. Далее автор отмечает, что если организация подсчитывает расходы и обнаруживает, что тратит больше, чем зарабатывает, она принимает решение заработать больше и тратить деньги экономнее.

Вообще идея экономии красной нитью проходит через всю «Рабочую тетрадь» и доходит до откровенной скупости. В своей бережливости Хаббард не делает исключение даже для налоговых органов: «Из-за этого возникают проблемы с налогами. Ну и что? Ваши бухгалтеры должны уметь избегать проблем с нало­гами. Независимо от того, есть ли у вас деньги или нет, у вас всегда будут проблемы с налогами, поскольку прави­тельства безумны… Налоги существуют только для того, чтобы разрушать дело. Будьте нахальными. Становитесь богатыми и посылайте их ко всем чертям» (с.109). Вообще антиналоговые выпады Хаббарда являются всего лишь малой частью его антигосударственных выпадов. В одной из своих внутренних инструкций он прямо называет министерство юстиции отбросами общества[11], а в «Рабочей тетради» ограничивается тем, что постоянно критикует президента и правительства.

Возникает вопрос, что же предлагает Хаббард, помимо откровенных банальностей и призывов к нахальству и нарушению законодательства? Оказывается, он советует «оплачивать счета, вы­ставленные вплоть до определённой даты» (с.111) Суть предложенной им схемы такова: «оплачивайте все счета, выставленные до определённой даты, и ни одного, на котором стоит дата, более близкая к настоящему времени, чем эта». Далее Хаббард детализирует свою систему на примерах. В конечном итоге оказывается, что по предложенной схеме предприниматель просто не имеет права даже при наличии средств оплачивать счета, предъявленные ему после им же самим установленной даты. Таким образом искусственно создаётся задолженность за 3 или 4 месяца (как в приведённых Хаббардом примерах), тогда при обычной очерёдности оплаты счетов её можно было бы избежать. При этом Хаббарда не интересует, как эта задолженность скажется на отношениях предпринимателя с контрагентами и на его обязанности исполнять договор. Впрочем, его отношение к контрагентам всегда было предельно жёстким и эгоистичным:

«Если поставщик, несмотря на использование вышеприве­дённой системы, требует дальнейшей оплаты или угрожает судебным процессом, предупредите его, что если он будет продолжать в том же духе, то вы будете работать с кем-нибудь другим» (с.113)… «Всегда проводите такую жёсткую политику. Будьте очень надменными и высокомерными в отношении счетов» (с.114).

Жёсткость системы Хаббарда проявляется не только в отношении контрагентов, но и в отношении собственных работников. На протяжении всей публикации автор призывает увольнять работников в случае нарушений в применении своей системы, не вдаваясь в подробности таких нарушений. Как мы видим, сама система на практике является нежизнеспособной, и внедрить её на производство бывает крайне затруднительно. Тем не менее Хаббард призывает не вдаваться в подробности неудач, априори приписывая сотрудникам злостные намерения.

Ничем иным, кроме непрофессионализма или злостных намерений, Хаббард не объясняет критику своей системы со стороны профессионалов. Сам же он при этом ни во что не ставит классическую систему бухучёта (например, системы двойной записи). Правда, автор не отрицает, что его система с точки зрения классической бухгалтерии абсолютно неправильна, что, впрочем, немало его не смущает: «Итак, если вас убеждают в том, что наша система не отвечает требованиям, выдвигая это в качестве причины, по которой не надо работать и вести бухгалтерию, то назначь­те такого человека, который сможет заставить её работать» (с.115). Итак, опять вину за недейственность системы Хаббард возлагает исключительно на человека, который не смог «заставить её работать». Подчеркнём, что это касается не только финансов, но и любых других рекомендаций ЛРХ.

 

7. Программы внедрения моделей ноу-хау. С теоретической точки зрения данный раздел нам малоинтересен, так не содержит новой информации. Здесь приводится план внедрения технологии Хаббарда на производство, программа внедрения и практические упражнения по ней. За применение этой технологии Хаббард обещает на предприятии Хаббард обещает награду, которая выдаётся, правда, только после предоставления доказательств применения его методик и соответствующей инспекции предприятия работниками Wise (с.143). Награда при этом объявляется престижной, что должно стимулировать предпринимателей к внедрению на своё предприятии технологии Хаббарда.

 

8. Дополнительные публикации. Первая публикация называется «шляпы». В ней, как уже говорилось, содержится полное противопоставление сайентологичского понятия «шляпы» и традиционного понятия «специалист» и проводится мысль о полной профнепригодности специалиста, не прошедшего обучение по методикам Хаббарда. Не делает Хаббард исключения и для президента страны: «Этот парень только и делает, что пытается «справляться». И это всё, чем он занят, с тех пор как его пост был создан в XVIII веке конституционным собранием в придачу к кон­ституции. И даже то, о чём говорится в американских учебниках по гражданскому праву, не встретишь в жизни»[12]. Хаббард абсолютизирует значение оргсхемы, ставя в зависимость от неё исторические события, политику государств, выживание наций и т.д.: «Государственные мятежи являются просто следствием неспособности лидеров установить последовательность действий и определить каналы для различных типов частиц» (с.198). Разумеется, идеальной оргсхемой Хаббард считает свою: «У каждого руководителя есть своя личная оргсхема. В действительности она состоит по меньшей мере из 21 отдела». Половина этих отделов, как мы уже выяснили, предназначена для чтения многочисленных «овертов и висхолдов» сотрудников и применения к ним «этических мер». 

Отдельно стоит остановиться на включённой в «Рабочую тетрадь» публикации «Вознаграждения и взыскания». Жестокость и эгоизм, свойственные Хаббарду, в этой главе доходят до предела. В частности, Хаббард резко выступает против социальной политики государств. Он даёт следующее определение государству всеобщего социального обеспечения: «Государство всеобщего социального обеспечения»: государство, которое берёт на себя заботу о благополучии своих граждан в вопросах здоровья, образования, занятости и социального обеспечения». Вопросы, перечисленные в этом определении, являются стандартными статьями расходов в бюджете любого государства. Тем более странен следующий вывод, сделанный Хаббардом: «Государство всеобщего социального обеспечения» можно определить как «такое государство, которое вознаграждает чех, кто не производит за счёт тех, кто производит». При таком положении дел не стоит удивляться, если мы в конце концов окажемся рабами в умирающем от голода обществе» (с.201).

 На этой же странице вводится знаменитое «подавляющих личностей»: «подавляющая личность: человек, стремящийся подавить или раздавить любую группу или деятельность, которые направлены на улучшение. Подавляющая личность подавляет других людей в своём окружении. Это человек, чьё поведение рассчитано на то, чтобы приносить разрушение». На практике под этим термином понимаются все противники сайентологии, а также бывшие члены секты, покинувшие организацию. Не гнушается Хаббард и того, чтобы поставить это клеймо на правительства целых государств: «Сами делайте выводы насчёт того, стали или нет правительства Запада (иными словами, «государства всеобщего социального обеспечения») в конце концов подавляющими» (с.202) Гибель великих цивилизаций (Древняя Греция, Рим, Франция, Британская империя) Хаббард также объясняет только тем, что они «вознаграждали падающую статистику и наказывали растущую» (хотя совсем недавно, как мы помним, причиной их «гибели» называли отсутствие «шляп»).

Покончив с правительствами, Хаббард начинает критиковать все формы правления и существующие в мире идеологии. Разумеется, ни одна из них (от коммунизма до капитализма включительно) его не устраивает: «Все эти «-измы» почти одинаково безумны, и на всех их последователях, если не на самих; основателях, стоит клеймо «подавляющая личность» (с.207). Антигосударственный и антиобщественный характер подобных доктрин налицо.

Далее Хаббард требует: «Так что даже не рассматривайте человека с постоянно низкой статистикой как часть команды» (с.203). Возникает вопрос, как быть специалисту, объём работы которого зависит от поручений руководства или текущего поступления дел (юрист, бухгалтер и т.д.)? Ведь Хаббард настаивает, чтобы статистика была у каждого сотрудника, и советует не вдаваться в причины её падения: «Не становитесь рассудительным по поводу падающих статистик. Они падают, потому что они падают. Если бы кто-нибудь был на посту, они бы росли. И действуйте на этой основе» (с.203). Люди, чьи «статистики» оказываются ниже, чем у других, не заслуживают пощады даже в том случае, если это падение вызвано такими причинами, как инвалидность или наличие хронических заболеваний: «Единственные, кому это выгодно (налог на здравоохранение – К.К.), это только хро­нически больные, за которых платят здоровые. Таким образом, хронически больных (низкую статистику) возна­граждают заботой, оплаченной за счёт наказания здоровых (высокой статистики)» (с.206)

 Интересен и взгляд Хаббарда на благотворительность, который в полной мере отражает его моральные установки. Оказывается, в основе благотворительности лежит не чувство сострадания к ближнему и милосердия, а банальное самоутверждение: «Благотворительность есть благотворительность. Она при­носит пользу дающему, дна даёт ему чувство превосходства и статус» (с.206). Этим чувством превосходства над всеми, кто «не применяет технологию», пронизана вся «Рабочая тетрадь». Однако сама технология, как мы видим, содержит либо очевидные банальности, изложенные на громоздком сайентологическом новоязе, либо явно безграмотные и не имеющие практической ценности схемы.

 

Итак, подводя итог, можно выделить следующие отличительные характеристики Wise:

1. Предельная отупляющая инструктивность. Сюда относится изложение каких-то банальных вещи слишком подробно, суконным языком с постоянной примесью псевдофилософских воззрений Хаббарда на жизнь и устройство человека. Иногда инструктивность эта, как мы видели, доходит до абсурда. Вред: Сама ключевая идея, возможно, негативных последствий не несёт, но от стиля её изложения у читателя со временем наступает отупление, и человек постепенно начинает мыслить категориями ещё не сайентологии, но уже хаббардистской философии. Это убивает творческое мышление и предельно бюрократизирует систему управления, затрудняя взаимодействие между сотрудниками и отрицательно сказываясь на оперативности разрешения вопросов.

2. Перегруженность хаббардистскими, а затем и откровенно сайентологическими терминами. Например, слова, которые человек в обычной жизни схватывает интуитивно, здесь расписываются на полстраницы, причём их определение, данное Хаббардом, существенно отличается от привычного понимания. Постепенно вводится собственно сайентологическая лексика: «шляпа», «оверт», «висхолд» - с.81) Вред: разрушение привычной системы мышления, которое приводит к повышению управляемости человеком. Александр Дворкин так описывает это: «Таким образом, человек начинает заново изучать свой собственный язык. Но таким образом нарушается естественный процесс обучения. Ведь даже если мы не знаем какого-то слова, мы в считанные мгновения восполняем его по контексту. На этом основано обучение, например, иностранным языкам. Но если начинать разбирать каждое слово в отрыве от контекста, то этот интуитивный процесс достаточно быстро разрушается. И вместо того, чтобы понять какую-то вещь мгновенно, человек бьется целый день, изображая свой процесс мышления при помощи демонстрационного набора из фишек и скрепок. И когда в конце концов «правой рукой через левое ухо» до человека доходит смысл фразы, наступает состояние эйфорической легкости: как это просто и как хорошо, спасибо Хаббарду, что благодаря ему я понял эту мысль. Хотя на самом деле понять ее «обычным способом» не составило бы никакого труда»[13]. В результате люди постепенно переходят на сайентологический новояз, начиная мыслить категориями сайентологии. Непонятность терминов также заставляет принимать вещи, которые, будь они сказаны иначе, человек бы вряд ли принял, а также помогает завуалировать откровенный примитивизм многих идей Хаббарда. Вовлечённость обучающегося в сайентологическую систему здесь усиливается.

3. Установка на повышенный контроль, увеличение бюрократического аппарата. Сюда относится внедрение на предприятии различных «комиссий» по этике, принудительного обучения, системы доносов и самодоносов. Вред: В результате возникает психологический прессинг, создающий для сотрудников постоянную стрессовую ситуацию, что понижает производительность труда и вредно сказывается на психологическом здоровье сотрудников. В методике Хаббарда абсолютно не учитываются психологические особенности личности. Разумеется, попытка загнать человека в психологически некомфортные условия приводит минимум к снижению производительности труда, максимум – к нервному срыву. Кроме того, в результате игнорируется истинная причина каких-то производственных неудач. Вместо этого человек обязан выписывать свои и чужие грехи, совершённые им зачастую вне всякой связи с работой, а другая часть сотрудников занимается тем, что назначает им в результате «штрафные» меры. Как указывает А. Дворкин, «В конце концов число бюрократов начинает превышать число людей, которые что-либо производят, и предприятие полностью разоряется»[14] Кроме того, не стоит забывать, что комиссии по этике следят за исполнением сайентологической этики, которая с точки зрения обычного человека аморальна и бесчеловечна. Отсюда выводится следующая отличительная черта методик Wise.

4. Подчёркнутый асоциальный характер, противопоставление учения Хаббарда обществу, создание в руководителе организации чувства превосходства в сочетании с жестокостью в отношении подчинённых. Хаббард настаивает, чтобы руководитель организации постоянно требовал с сотрудников наивысшего результата при использовании системы, не способной давать такой результат. Единственным выходом он предлагает постоянные кадровые перестановки, которые также не способствуют стабильности в организации.  

Тогда возникает следующий вопрос – ради чего было придумывать безграмотную, нежизнеспособную систему? Конечно, сам по себе доход от проведения занятий и продажи «Рабочей тетради» и иных пособий достаточно высок, но главной и конечной целью является  вовлечению в сайентологию. В самом начале «Рабочей тетради» прямо сказано: «Л. Рон Хаббард хотел удовлетворить огромный и всё возрастающий спрос на лекции, обучение, услуги, руководства и публикации по Дианетике и Саентологии…. И тогда Л. Рон Хаббард начал разрабатывать технологию организации и управления… Когда эти письма были опубликованы, сотрудники саентологических церквей начали их применять… Неудивительно, что многие саентологи стали консультантами по деловым вопросам и начали передавать эту систему всему деловому миру в целом. Мистера Хаббарда очень порадовали такие результаты, когда он о них узнал, поскольку его намерение, как он написал одному консультанту, состояло в следующем: «Моё нынешнее намерение состоит в том, чтобы сделать более разумными как можно больше живых существ. Поскольку в деловом мире вращается так много людей, это идеальный проводник» (с.6-7). Итак, деловые люди являются всего лишь проводником для сайентологии.

Здесь стоит сказать и о самом процессе обучения. Вполне типична ситуация, когда на собрании Wise 15 минут было посвящено примитивным тезисам о подборе кадров, а полтора часа – вербовке на Фривиндз (сайентологический корабль, являющийся своеобразным «ядром» организации). Вербовка осуществлялась очень откровенно. Людям был показан рекламный фильм, в котором прямо говорилось, что главная цель жизни – пройти по сайентогическому «мосту», осуществлялась реклама сайентологических курсов и в чистом виде преподносилась сайентологическая идеология. Вред от сайентологии как таковой огромен, и требует уже отдельного исследования.

 

Попытаемся обозначить, что же именно привлекает большинство отечественных предпринимателей в Wise.

1. Кажущаяся престижность методик. Здесь срабатывает всё: цветные буклеты, огромный список организаций, которые якобы «применяют технологию». Разумеется, никто не проверяет эти данные на истинность.

2. Сам факт наличия достаточно дешёвой (на первых порах она такой и кажется) методики.

3. Возможность приобретения деловых связей через сам Клуб расширения бизнеса.

4. Чувство элитарности членов Wise создаёт своего рода внутреннюю идеологию. Базируется она на следующих вещах:

- установка на предельную успешность и процветание любой ценой.

- установка, что именно лица, входящие в Wise, станут успешными, так как обладают уникальной (а как же иначе!) технологией ЛРХ и входят в некую, по сути, организацию избранных.

- религиозная подоплёка сайентологии. Даже если предприниматель утверждает, что он не сайентолог, не собирается им становиться, и ему важен только бизнес, он не учитывает, что в методиках Хаббарда всё настолько основано на сайентологии и пропитано ею, что он всё равно начинает жить её категориями и ценностями. Человек же, как известно, существо духовное, и испытывает потребность в какой-то если не религии, то хотя бы жизненной философии. Именно эту философию, основанную на самых эгоистичных побуждениях человека, и предлагает ему Хаббард.  

Поэтому в качестве профилактики попадания российских бизнесменов в Wise и их последующей вербовки в сайентологию можно предложить только создание альтернативной идеологии, основанной на традиционных для России нравственных ценностях, а также создание или поиск квалифицированных курсов менеджмента, которые включали бы в себя основы управления организацией, а именно: организационную структуру, кадровую политику, документооборот и финансовое планирование.

Ксения Кириллова



[1] А. Дворкин, «Сектоведение: тоталитарные секты», 2003 г., с.221-224

[2] Модель административного ноу-хау: рабочая тетрадь// L. Ron Hubbard Library, 2003 г., с.13, 53

[3] Там же, с.51

[4] Там же, с.194

[5] Там же, с.141

[6] Информационное письмо I HELP СНГ № 16 от 01.11.05 г., с.2

[7] Модель административного ноу-хау: рабочая тетрадь// L. Ron Hubbard Library, 2003 г., с.64

[8] Там же, с.77

[9] Там же, с.98

[10] Там же, с.108

[11] Инструктивное письмо ОХС по организационной политике от 14 марта 1982 г. «Финансовые нарушения», с.1

[12] Модель административного ноу-хау: рабочая тетрадь// L. Ron Hubbard Library, 2003 г., с.192

[13] А. Дворкин, «Сектоведение: тоталитарные секты», 2003 г., с.222-223

[14] Там же, с.224

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.