Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-916-377-44-40
 

Аштар: лечение святыми -2 - 12.01.11

материал размещен 12 января 2011 в 11:53 «Московский Комсомолец в Архангельске»

 

В прошлом номере («Лечение» «святыми» от 29 декабря 2010 года) мы начали беседу с двумя нашими земляками, попавшими под влияние общества «Аштар. Лечение святыми». О манипуляции, которая заставила многих людей поверить в слежку из космоса и уехать в другой регион из-за приближающегося конца света, так открыто в Архангельской области, пожалуй, не решался рассказывать ещё никто.

Напомним, что несколько лет назад секта проводила ряд так называемых исцеляющих сеансов в Архангельске и Северодвинске. На них Татьяна Петровская, руководитель и главный «лекарь» Аштара, помимо прочего, не касаясь тела, ставила человеку диагноз, а также посредством слов и с помощью легкого движения рук якобы исцеляла людей. А закончилось всё заявлением Петровской о том, что надо спасаться от конца света и переезжать в Тверскую область (как позже люди узнали, в это же время ей лично угрожали в Северодвинске за её деятельность).

Тогда на эту удочку попалось много людей, в том числе и наши респонденты. О своих дальнейших отнюдь не веселых приключениях в секте «Аштар. Лечение святыми» продолжают рассказ Алексей и Инна (имена респондентов изменены по соображениям безопасности – прим. авт.).

«МК в Архангельске»: Опишите деревню, в которую вас привезли?

Алексей П.: Привезли нас в деревню Доброе, Тверской области. Деревня была разрушена уже давно. До соседнего населённого пункта около 15 километров. Дорог почти нет. Там глинистая местность, поэтому проехать туда можно только на вездеходе. Мы ставили палатки, в которых жили какое-то время, пока не отремонтировали дома.

Инна Р.: А там вся деревня – три дома, и все они трухлявые до основания. В свое время это было селение какого-то крупного помещика, но потом, когда разрушили храм, дороги перестали поддерживать, и деревня вымерла.

«МК в Архангельске»: Что с вами происходило в резервации, опишите вашу жизнь в то время?

Алексей П.: Там выматывали нас психологически и физически. Днем работали за скудную похлебку, а вечером проводились курсы. Сил более или менее осознанно думать не оставалось. Чем больше мы там жили, тем сильнее было на нас давление.

Инна Р.: Представляете, света нет, курсы проводились в потемках. Осень, грязь, глина, голод и все это на фоне постоянной психологической накачки со стороны Петровской.

Алексей П.: Также в резервации произошло разделение на две группы. Первая – это Петровская со своим окружением, состоящим из нескольких близких ей человек. Вторая – все остальные, обычные работники. Петровская со своей «свитой» физически ничем не занимались, а просто ходили и смотрели за нами, как мы работаем. И все время говорили: «Так вы искупаете свои грехи» и т.п.

Инна Р.: Выносили ведра с фекалиями. Ведро взял, отнес на гору – значит, отмолил какой-то грех за весь свой род. Чем больше унес, тем больше грехов замолил. И мы с утра чуть ли ни на перегонки тащили все это в гору (смеется).

Алексей П.: Да, сейчас, конечно, это может вызвать улыбку, а тогда мы воспринимали все абсолютно серьезно.

Инна Р.: У нас был там такой человек, звали ее Марина, она якобы связывалась с умершими родственниками. Она нам говорила, что наши старания и такие работы очищают не только нас, но и наш род.

«МК в Архангельске»: Говорят, что над деревней, в которой вы жили, видели в то время какой-то летающий объект?

Инна Р.: Там действительно курсировал какой-то летающий объект. С позиции Петровской это явление преподносилось так: «Смотрите, нас курируют высшие силы»!

Алексей П.: Там же военный аэродром недалеко, т.е. понятно, откуда были эти летающие объекты (смеется). Тогда мы этого не понимали и все, что нам говорила Петровская и ее окружение, считали правдой.

«МК в Архангельске»: Въезд такого количества людей не мог остаться незамеченным. Приезжали ли к вам представители местной власти?

Алексей П.: У Петровской были специально придуманы условные сигналы. Когда узнавали, что скоро появится какая-либо проверка (очень много человек жили там нелегально), выпускалась ракета. И все уходили в лес. В результате в селе оставались только те, кто там действительно прописан. Готовили нас к подобным ситуациям тщательно. Каждый знал, что говорить в таких случаях. Да и дела до нас особого никому не было – деревня ведь все равно была практически заброшенной.

«МК в Архангельске»: Почему всё-таки решили уйти из «Аштара»?

Инна Р.: Просто на многие вещи, происходящие в обители, стала смотреть по-другому. Я купила там дом, а владеть им не могла – он считался собственностью обители. Кого Петровская хотела туда поселить, тот там и жил. Я деньги ей отдаю, она дает мне всего лишь расписку и больше никаких документов. В итоге появляются хозяева этого дома, говорят, что никаких денег и документов они не видели, и выселяют меня.

Другой пример: я позвала в обитель сына. Он приезжает, а его не пускают! Говорят, что он бесноватый и делать ему здесь нечего. Почему?! У многих родственники приезжали, жили там, а моему сыну места не нашлось. Мне приходилось снимать квартиру для него в соседнем населенном пункте, для того чтобы видеться.

После встречи с ним я стала сознавать, что далеко не все в резервации так гладко и хорошо, как говорила нам Петровская и ее приближенные. Там очень сильно притуплялись все человеческие чувства, в том числе и материнские. Нам все время в резервации говорили: «Вы чувствуете, что вы по родственникам не скучаете, и Господь вам помогает и тоску вашу убирает!»

Алексей П.: Как-то она говорила в резервации, что 12 сентября мы все погибнем, так как наступит конец света… Тогда мы серьезно готовились к этому дню. Но многие ее предсказания не сбывались. И люди начинали задумываться: а правда ли перед нами спасительница?

Инна Р.: У нее на все была отговорка. Конец света не наступил, так как вы молитесь и выполняете все поручения. Так или иначе, но люди стали сомневаться. Начались конфликты. Уже тогда глаза у меня практически «раскрылись», я ее стала воспринимать не как спасительницу. Видя это, Петровская на собрании обвинила меня чуть ли не во всех смертных грехах и назвала бесноватой. Люди тогда от меня практически все отвернулись.

Я стала просить у Господа, чтобы помог мне выбраться оттуда, так как своими силами уйти из резервации не получится. Там очень сильно подавляют волю.

Когда глаза «открылись», картина предстала ужасная. Архангелогородцев и северодвинцев буквально превратили в рабов, еды не хватало. Петровская со своим окружением отделилась от остальных и стала вести себя как владычица, а тех, кто пытался с ней поспорить, тут же очерняла.

Часто она уезжала со своими приближенными за пределы резервации якобы по делам обители. Я теперь думаю, что она просто тратила деньги по ресторанам и прочим увеселительным заведениям.

Алексей П.: Ну, точно насчет ресторанов сказать нельзя, но в общую трапезную они перестали ходить. На территории мы стали находить различные банки из-под консервов и прочее. Они уже жили отдельно, построили для себя специально общежитие.

Инна Р.: Еще один немаловажный критерий повлиял на мое решение уйти из секты. Москвичей она выпускала за пределы резервации к родственникам. А когда дело доходило до северодвинцев или архангелогородцев, слышался категоричный отказ. Люди там голодали, очень не хватало рыбы, молока и т.п. Петровская тщательно следила за тем, чтобы мы не получали каких-либо продуктов извне. Узнав, что кто-то заказал консервов в городе, она тут же вызывала его «на ковер». Скрыть от нее что-то было невозможно. У нее везде были «уши», и довериться было некому, так как люди следили друг за другом.

«МК в Архангельске»: Как Петровская отнеслась к вашему выезду из резервации?

Инна Р.: Я уже так больше не могла. Пришла к Петровской и сказала, что уезжаю. Она, видя, что остановить меня не сможет, делает следующий ход. Согласившись, она предлагает остаться мне до следующего утра. А утром собрала весь народ и попросила меня произнести прощальную речь.

Алексей П.: Петровская любила устраивать спектакли такого рода.

Инна Р.: Я поблагодарила всех, сказала, что их люблю, но так сложились обстоятельства, и мне нужно срочно уехать… Петровская этого не ожидала. Она опять начинает поливать меня грязью, говорит, что я объела и обокрала людей. В общем, тогда я молилась Богу, чтобы он поскорее вывел меня оттуда. Машину Петровская мне так и не дала. Пришлось идти с бабушкой и ребенком 13 километров до проездной. Благо, ребята, которые были в резервации, помогли. Вот так не без труда, но все-таки мы добрались до дома.

«МК в Архангельске»: Уже несколько лет прошло с момента вашего пребывания в «Аштаре». Что вы можете сказать людям, находящимся сейчас в различных сектах?

Инна Р.: Я думаю, стоит написать книгу о всех мытарствах, через которые мы прошли, будучи в секте. Подробно описать всё, что потеряли (в материальном и психологическом плане). Конечно, «Аштар» фактически закрылся в нашем регионе, но ведь лукавый не дремлет – открывается много других сект. Они прячутся за церковной атрибутикой, Православием, хотя ничего общего, по сути, с ними не имеют.

В тех случаях, когда мне было невыносимо тяжело, я до изнеможения бегала на лыжах и молилась. Нашла работу в храме. Только Господь может дать исцеление.

Алексей П.: В конце осени 2008 года Петровская отпустила около 80 человек из резервации домой.

Но и сейчас там живет несколько человек. Люди уже настолько прозомбированы, что они просто нас не узнают. Хотя мы вместе жили и работали. Те, кто там сейчас живёт, уже не смогут вернуться к нормальной жизни. Уйти оттуда очень сложно, а вновь вернуться к нормальной жизни еще сложнее. Нам повезло, что пробыли там не так долго.

Справка "МК в Архангельске"

По словам наших респондентов Инны Р. и Алексея П., в 2006-2008 годах расценки на услуги «Аштара» выглядели следующим образом: 
Вход на лекцию — 70 рублей 
Консультация и диагностика - 50-100рублей 
Книги (1 экз.) – 80 рублей 
Диски- 30-50 рублей.

В резервации Петровской и ее приближенными собирались с адептов золото, серебро и драгоценные камни. Все «сборы» уместились на площади в 4 кв. метра. Кухонный стол, заполненный дорогой данью, был продемонстрирован Инне Р.

Кстати, после неоднократных убеждений Петровской, ИНН и прочие документы, имеющие персональный код, люди отдавали добровольно в налоговую инспекцию. А в специальных бланках, выпущенных Петровской, указывали, что документы сдаются «по религиозным убеждениям».

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.