Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-905-709-23-14 (9:00-20:00)
 

ДОКУМЕНТ: Заявление «Российского лютеранского центра по мониторингу СМИ и общественного мнения» - 04.06.04

Москва, 28 мая 2004 г.

1. "Российский лютеранский центр по мониторингу СМИ и общественного мнения"(РЛЦ МСО) обращает внимание российской общественности, прессы, властей и представителей российских религиозных конфессий на недопустимость заявлений и публичных высказываний, в том числе в прессе, искажающих объективную правду об одной из исторических конфессий России – Лютеранской Церкви. Центр возлагает на себя ответственность пресекать все формы некорректной или заведомо ложной информации о российских лютеранах и лютеранстве в целом всеми доступными законными способами вплоть до апелляции в суды и возбуждения уголовной ответственности. РЛЦ МСО призывает журналистов, пишущих на религиозные темы, совершенствовать свои знания и повышать квалификацию, дабы не создавать конфликтные ситуации в российском обществе публикациями, в основе которых лежит не знание ситуации и порой даже истории России. РЛЦ МСО также призывает публичных политиков, а также представителей властей и других конфессий при подготовке заявлений, касающихся лютеранской церкви и лютеранства в целом, консультироваться по этому вопросу с представителями центра. РЛЦ МСО намерен учреждать общественные премии за объективное освещение истории и настоящей деятельности российских лютеран и лютеранских церквей вообще.

2. Протестантизм в России - это разнородная и зачастую негативно настроенная друг к другу масса верующих, чьи христианские взгляды прямо или косвенно связаны с учениями и идеями отцов Реформации. Причем в последнее время наметилась тенденция выделения некоторыми "российскими протестантами" своей историчности пребывания в России и тем самым оправданности существования в ней. В первую очередь к поиску этих доказательств стремятся молодые протестантские конфессии, как, например, пятидесятники или некоторые квазипротестанские христианские общины. Представители российского "неопротестантизма" обычно приводят исторические даты и вычисляют с какого времени на Руси появился "отечественный протестантизм", когда он был занесен в страну и проч. Большинство из этих приводимых данных действительно связаны с "историческим протестантизмом", представители которого массово стали появляться в Россииво времена Петра Великого. Называют, например, дату 1576 г., когда в Москве была открыта первая "протестантская" часовня. Хотя речь в данном случае идет не просто о "протестантской", а о лютеранской кирхе. Ее прихожане были, в действительности, первыми российскими протестантами. Само слово "протестант" по своему историческому происхождению имело отношение именно к последователям немецкого реформатора, доктора папской теологии, против нее и восставшего, профессора Мартина Лютера. Название "протестанты" впервые прозвучало на сейме немецкого народа в г. Шпейер в 1529 г., когда Императором Священной Римской империи Карлом V было отменено большинство гарантий веротерпимости, которые были обещаны им самим ранее последователям лютеровской Реформации. При внимательном рассмотрении вопроса, очевидным начинает представляться то, что большинство современных российских так называемых "протестантов", в строгом смысле, никакого прямого отношения ни к Лютеру (ни к другим отцам протестантизма, таким как Кальвин, например), ни к их Реформации не имеют. Но в среде современных российских протестантов принято и приятно вести свою духовную-историческую родословную от "самого Лютера" или "от самого Кальвина". При этом с теологическими взглядами своих отцов-основателей большинство современных российских протестантов на самом деле мало знакомо. Центр обращает внимание российской общественности, прессы, властей и представителей других российских религиозных конфессий, что термин "протестант" в его историческом контексте возможно применять лишь к лютеранам, а также реформатам. Обозначение иных конфессий возможно словами "неопротестант" или прямо по названиюконфессии (баптист, пятидесятник, адвентист седьмого дня и т.д.).

3. Одной из теологических идей большинства российских "неопротестантов" является уверенность в постоянно меняющейся и эволюционизирующей теологии, которая есть ни что иное, как теологически интерпретированная модернистская идея механистического, эволюционного развития самого человечества, теологически оформленный дарвинизм, или материализм в теологическом контексте. Одной из главных идей данной теологии является постулат непременно и постоянно "развивающейся теологии". При этом теология эволюционирует посредством эмпирического опыта верующего, отталкивающегося в своих исканиях от Библейского текста. Нужно признать, что в этом есть сильная, с точки зрения построения эффективной миссионерской общины, сторона, так как она порождает крайние формы религиозного энтузиазма. Но есть и слабая сторона: эта идея не выдерживает критики с точки зрения классического библейского учения. Уже первые пятидесятники испытывали кризис совей веры, будучи не в состоянии примирить один из главных постулатов протестантизма Solo Scriptura и авторитет собственного опыта, который, по их мнению, также "инспирирован Святым Духом". Проблема "все еще пишущейся Библии" - реальная и острая проблема современного пятидесятничества. Она не декларируется и не объявляется публично, но существует и оказывает влияние на религиозную практику. Декларируемый "библеизм" вступает в противоречие с "послебиблейской империей". Учение Библии, в призме "полноевангельской доктрины" (одна из теологических идей пятидесятников) плюс "откровения нашего пастора" составляют истинное основание многих пятидесятнических общин. Идея "новой истины", "Евангелия Духа Святого", вооруженная убежденностью в необходимости "проповеди не в слове, но в силе Духа" приводит ее последователей к осознанию своей исключительной мессианской предназначенности. Все христиане, не обладающие "силой Духа", находятся вне благодати Божией и фактически не имеют общения со Христом. Исходя из этой логики, Россия уже не христианская страна, так как не следует "полному Евангелию", а является миссионерским полем, где необходимо провозглашение "Евангелия Духа Святого". "Протестантский взрыв" начала 90-х годов в России в своей массе имелименно такой характер. При этом доминировали именно "нового крещения Руси" и "новых теологий" из-за рубежа. "Теология преуспевания", "теология исцеления", "теология власти" являлись ни чем иным, как американскими, шведскими и корейскими моделями идей харизматических "генералов" (Бени Хина, Ульфа Экмана, Джона Аванзини, Кеннта Хейгина, Кеннета Копланда, Пола Йонги Чё, Алексея Ледяева и др.), предложенные для России как сценарии развития её христианства. В связи с вышеизложенным Центр считает важным довести до сведения российской общественности, прессы, властей и представителей других российских религиозных конфессий, чтопохожие теологические взгляды не имеют ничего общего с идеями Лютеровской Реформации, деструктивны по своей сущности как для личности верующего христианина, так и для Российского государства.

Центр выражает озабоченность данным вопросом и призывает представителей российской общественности, прессы, властей и других российских религиозных конфессий разделять позиции последователей Лютеровской Реформации. Одновременно с этим, ассоциирование лютеран с "неопротестантами" приводит к появлению в конфессиональной и светской прессе негативных высказываний и о лютеранах, которые всегда были и остаются органической частью российского общества и государства.

Центр также призывает глав и членов "неопротестантских" образований пересмотреть свои взглядына необходимость "Нового крещения Руси" и занять позицию не конкуренции, но консолидации с Русской Православной Церковью. России сегодня нужен патриотичный протестантизм, думающий о России и о спасении душ ее подданных, поддерживающий государство и его политику, имеющий своей миссией способствование духовному возрождению народа, что невозможно без поддержки миссионерских инициатив традиционной для России Церкви. Не конкуренция, а добровольное и тесное взаимодействие с доминирующей церковью на правах меньшинства, признающего действительное духовное лидерство нациообразующей конфессии. Прозелитизм (в смысле переманивания духовно заблудших прихожан в свои конфессии) по отношению к РПЦ недопустим и может вызывать лишь сомнение в истинных миссионерских целях любящего Россию протестанта. Русские протестанты должны отказаться от "неопротестантской" доктрины и отложить в сторону спесь мнимого "духовного превосходства" над Православием (в виду особых откровений и особых духовных практик), которая есть ни что иное как гордыня, а понять одну важную Евангельскую истину, которую протестанты любят цитировать и которая в устахСпасителя гласит "где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них". А Святой Апостол Павел во 2-м соборном послании к коринфской общине пишет:"Кто уверен в себе, что он Христов, тот сам по себе суди, что, как он Христов, так и мы Христовы". Суть лютеровской Реформации заключалась лишь в отбрасывании нелепых и антибиблейских постулатов папского богословия и в утверждении принципов веры в Бога Писания, в Господа Иисуса Христа, который умер и воскрес по Писанию. Консолидируясь с РПЦ, российские протестанты могут действительно стать одной из активных социальных аудиторий, могущей серьезно влиять на общественное мнение по многим важным для России духовным вопросам. От такой позиции протестант, если он только действительно понимает саму суть христианской идеи и является российским патриотом, лишь выиграет. Так, сегодня с удивлением можно слышать множество самых различных голосов: от интеллигентствующих безбожников, до представителей самых экзотических для России религиозных конфессий об "угрозе православизации" страны. Как в светской, так и в конфессиональной прессе муссируется тема "недопустимости чрезмерного влияния Православной церкви на школьный процесс", "о срастании власти и структур Православной Церкви". Надо ли говорит, что при всем многообразии этнокультурной и религиозной палитры, именно Православие в России было, есть и будет нациообразующей, созидающей силой и духовно доминирующей конфессией. Но протестант, думающий действительно о благе для России, только выиграет от того, что РПЦ сможет духовно окормлять подрастающее поколение, будущее нации, придя в светские школы, а также осуществляяпасторскую деятельность вармии, других институтах, неся туда Слово Божие. В условиях тотального обмерщвления данная позиция представляется оптимальной.

4. Одним из важных аспектов будущности русских протестантов, наряду с кооперацией с РПЦ, несомненно является вопрос низкого теологического образования священников протестантских конфессий. Священник, в соответствии с библейским учением и исторически сложившейся церковной практикой, должен быть не только призван, но еще и обучен и законно поставлен на служение. Сегодня же зачастую молодой человек, едва прочитавший Библию, мнит себя "пастором", знающим все и считает себя вправе учить других своим "особым откровениям". Некоторые теологические центры скорее напоминают курсы ускоренной подготовки добровольцев перед отправкой на миссионерский фронт "языческой", в понимании такой миссии, России. Центр представляет общественному обсуждению вопрос о введении "общественной лицензии" на право заниматься пасторской деятельностью. Сдача некоего "пасторского минимума" (основы теологии, церковной истории и т.д.) не повредит протестантским служителям, но позволит избежать девальвации звания пастора и оградит российскую протестантскую паству от странных теологий, формирующим мышление, чуждое российским интересам и интересам Христовой Церкви. Будущее российских протестантов зависит от осознания ими своей действительной, а не желаемой, но далекой от реальности, роли в истории этой страны.

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.