Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-905-709-23-14 (9:00-20:00)
 

«Тварь дрожащая, или право имею?» Кого и как вербуют в ИГ - 08.12.15

По мнению экспертов, современная молодежь слишком мало знает о традиционной религии, родной культуре и истории России, поэтому легко попадает на «удочку» вербовщиков. Между тем душевные травмы, как и болезни, легче предотвратить, чем вылечить.
«Тварь дрожащая, или право имею?» Кого и как вербуют в ИГ. Фото: www.globallookpress.com

Краснодарский край традиционно считается православным регионом, но в последние месяцы здесь тоже участились случаи вербовки молодых людей в запрещенную в России террористическую организацию «Исламское государство». Из скупой информации регионального ФСБ стало известно, что за радикалов агитировали даже школьницы, которым в их возрасте, казалось бы, совсем не до политики.

«АиФ-Юг» спросил у экспертов, чем так привлекательны для подростков радикальные идеи, как обычные люди становятся террористами и можно ли их вернуть к нормальной жизни.

Когда клиент «созрел»

Несколько месяцев назад вся Россия удивлялась поступку студентки МГУ Варвары Карауловой, которая надела хиджаб и попыталась сбежать на подконтрольную ИГ территорию, чтобы выйти замуж за виртуального знакомого-вербовщика. Девушку поймали на самой границе с Сирией и вернули обратно, но через время она снова попыталась сбежать. Чего в этой жизни не хватало обеспеченной москвичке? Могла ли она не понимать, куда едет, когда по ТВ постоянно сообщали о зверствах террористической организации?

«В основе техники вербовки – идея манипулирования человеком с помощью его слабостей. Конечно, у каждой секты своя «ниша» (одни специализируются на молодежи, другие - на стариках и т. д.), но есть базовые черты характера, которые делают человека легкой «добычей». Я бы их охарактеризовал так: гордость и невежество», - говорит протоиерей Алексий Касатиков, преподаватель краснодарской семинарии, духовник Научно-методического миссионерского Центра Екатеринодарской и Кубанской епархии.

Что касается гордости: это люди с неудовлетворенными амбициями, которым по каким-то причинам не удается реализоваться в карьере, в своем окружении. А если добавить к этому отсутствие фундаментального образования и неспособность к аналитическому мышлению, то клиент, что называется, «созрел».

Вербовщик подает дело так, что его жертва как будто переходит на высший уровень. Это в нашей реальности последователь секты – скромный служащий, а в их реальности – он уже по ту сторону добра и зла.

«Помните «Преступление и наказание» Достоевского? Не только Раскольников задается вопросом: «Тварь я дрожащая, или право имею?» Последователи сект уверены, что они как раз «право имеют», что они познали высшую истину, а те, кто с этим не согласен, - жалкие «черви», и их можно убивать, - продолжает отец Алексий. – Никому нельзя резать головы, а вот сторонникам ИГ это делают. И эта безнаказанность, «власть» над остальным человечеством окрыляет».

Справка

Вербовщики из ИГ не единственная угроза жителям Кубани. По словам отца Алексия Касатикова, силу набирает неоязычество, которое пытаются выдать за древнее учение. Распространяется среди патриотично настроенных людей, военнослужащих, силовиков, казачества. Это случай, когда под патриотизм рядятся национализм и экстремизм. Последователей этого течения очень много было на Украине – как раз накануне смены власти в государстве. «Корень зла», по мнению отца Алексия, - в национальном унижении, которое русские пережили в 90-е. Примерно то же ощущали немцы после первой мировой войны, что и привело ко второй мировой.

Мода для радикалов

Молодые люди, интересующиеся идеями радикалов, начинают носить хиджабы, отращивать бороды, одеваться в черное. Для чего, если в нашей культуре такое поведение не только не принято, но и кажется странным? Как поясняет наш эксперт, это способ – отделить себя от остальных - тех, кто не принимает «высшую истину».

Иногда опасные идеи внедряются в сознание молодежи с помощью модных трендов, считает руководитель краснодарского Центра национальных культур Олег Георгизов. Не секрет, что в юности особенно важно выглядеть «правильно».

«Вы заметили, что сейчас среди молодых мужчин – повальная мода на ношение бороды? И какой - когда усы выбриваются?  Именно так носят ваххабиты», - говорит он.

Если пару лет назад на мужчину с бородой и без усов на Кубани сразу обращали внимание, сегодня этим уже никого не удивишь, а значит, тем же вербовщикам легче затеряться в толпе.

Вербовщики расставляют сети

Многих интересует вопрос, через какие каналы идет вербовка в ИГ. На этот счет существуют разные мнения. Настоятель краснодарского храма Рождества Христова отец Александр Игнатов обращает внимание на социальные сети.

«Я не против Интернета, но социальные сети сегодня – в политической терминологии – уже не «умеренная оппозиция», а самые настоящие террористы, - говорит он. – Нынешние молодые люди с детства сидят в соцсетях и свое образование получают по большей части не за партой, а в Youtube и Вконтакте, растут сексуально расторможенными, что в дальнейшем мешает им создать благополучную семью. Я хочу, чтобы родители хорошо думали, прежде чем дарить чаду планшет с выходом в интернет»!

В ИГ, по мнению отца Александра, прежде всего попадают те, у кого нет друзей и разрушены отношения с родителями. Такой подросток чувствует себя одиноко и ищет виртуальных друзей-заместителей. А в силу элементарных пробелов в образовании он не способен отличить истину от лжи.

Священнослужители единодушны во мнении: молодому поколению необходима воспитательная работа, нужно рассказывать о традиционной религии, особенно полезны школьные уроки об основах православия.

«Если в душе у ребят с детства будет вера, сложнее будет навязать им нечто иное», - считает отец Александр.

От секты до экстремизма один шаг?

И все-таки - как обычный человек, не замеченный в криминальном поведении, становится экстремистом? Существует ли грань, которую нельзя переходить?

«Эта грань – сам факт вступления в секту, в то же ИГ, - говорит протоиерей Алексий Касатиков. – Секты основываются на беспрекословном подчинении лидеру. Лидер именует свои действия «божьей волей», поэтому любой последователь способен рано или поздно вступить на путь экстремизма, потому что его поступки заранее оправданы. А когда человек уже пролил кровь, вернуть его практически невозможно».

Наш эксперт говорит, что вступление в секту – это своего рода травма, только душевная. Как и все болезни, ее куда легче предотвратить, чем вылечить. А во многих случаях вылечить уже невозможно. Сообщалось, например, что с краснодарскими школьницами, пойманными на пропаганде ИГ, проведена разъяснительная беседа, и они раскаялись в содеянном. Однако стоит вернуться к случаю с Варварой Карауловой, чтобы понять: одной разъяснительной беседы здесь явно недостаточно.

«Для тех, кто успел попробовать вкус «крови», мера только одна – государственное наказание, тюремный срок, - считает отец Алексий. – У тех, кто только заинтересовался опасными идеями, еще есть шанс, хотя работа по спасению таких людей невероятно трудоемкая. Прежде всего, жертву вербовщика нужно отвести к специалисту – к психологу или священнику».

Отец Александр Игнатов уверен, что необходимо налаживать отношения в семье. Не сидеть перед компьютером, а вместе проводить выходные, организовать туристическую поездку, заняться спортом, пойти в поход.

И, конечно, родителям стоит следить за тем, по каким сайтам «бродит» ребенок, с какими друзьями общается.

Елена Шумовская

11:57  03.12.2015 

«Аргументы и Факты»  http://www.kuban.aif.ru/society/details/tvar_drozhashchaya_ili_pravo_imeyu_kogo_i_kak_verbuyut_v_ig

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.