Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-905-709-23-14 (9:00-20:00)
 

В Башкирии школьников и студентов готовили к государственному перевороту - 27.04.17

В республике по сей день орудует запрещенная секта «Нурджулар»

На фото - один из фигурантов уголовного дела, перед судом. Он получил условный срок за организацию экстремистского сообщества, но - как и другие четверо - обжаловал приговор. Фото: соцсети

В Башкирии – небывалый скандал с экстремистами. На скамье подсудимых оказались начальник отдела закупок казенного учреждения при правительстве Башкирии Айвар Хабибуллин, журналист главной уфимской муниципальной газеты «Киске Уфа» Азамат Абуталипов. Их признали виновными в организации деятельности экстремистского объединения «Нурджулар» (запрещена в России). Если вкратце – они мечтают создать исламское государство во главе с Турцией и вывести из состава России все тюркские республики.

Это не террористы, никого взрывать не собирались. Но экстремизм – как легкие наркотики. До тяжелых – всегда рукой подать…

Хабибуллин и Абуталипов получили по четыре года условно, плюс им запретили заниматься преподавательской деятельностью. От Хабибуллина в правительстве быстро открестились:

- Он и не чиновник вообще-то юридически. Это отдел закупок так называемого Хозяйственное управления…

Но это формальности, по сути Хабибуллин работал в Белом доме. Он даже значится на сайте главы республики в разделе «Управление делами администрации».

Журналиста Абуталипова на работе хвалят:

- Хороший, интеллигентный парень, работал года два, про историю башкир много писал. А потом уволился, и мы его потеряли. Теперь он где-то в деревне скрывается после этой шумихи.

И вот ведь какая страшная особенность: обычно в экстремисты вербуют малограмотных деревенщин, но тут другая история. «Нурджулар» нужна элита, лучшие умы. Все «нурсисты» - молодые, образованные, подающие надежды. Есть семьи, дети. Говорят складно. И почти всех завербовали в студенческие годы – как выяснилось, в «Нурджулар» вообще заманивают со школьной скамьи. Так удобнее мозги промывать.

Все пятеро фигурантов громкого уголовного дела на свободе. Суд ограничился условной мерой наказания. Источник фото: соцсети

СЕКТАНТЫ У ШКОЛЬНОЙ ДОСКИ

В «нулевых» годах в Башкирии разразился скандал вокруг башкирско-турецких лицеев, которые местное министерство образования с помпой открывало вместе с зарубежными партнерами – фирмой «Серхат». Партнеры были сказочно добры и почти полностью спонсировали работу интернатов.

Открыли их сразу аж четыре. Учили детей с 7 по 11 классы, проживание, питание – все бесплатно. Брали только лучших из лучших, завлекали углубленным изучением языков, физики, математики и бесплатными поездками в Турцию на каникулы. В качестве выпускного экзамена по английскому сдавали TOEFL (с этим тестом можно поступать в заграничные вузы). Преподаватели – сплошь турки и американцы.

Но все это оказалось неспроста – выяснилось, что детям там внаглую проповедовали экстремистские идеи. По сути – на глазах у всех выращивали элиту, зараженную радикальным исламом.

Директоров и учителей в этих лицеях назначали турецкие благотворители. А еще выпускники лицея должны были отдавать часть зарплаты в общий фонд – так сказать, на развитие идеи.

- В интернате я провел несколько лет. Я еще застал последних турков, - рассказывает один из бывших учащихся лицея (он попросил не называть его имени). – Качество образования и правда было на высоте. Математика, физика, химия и биология нам преподавалась на английском языке. При этом учиться приглашали ребят из деревень, все практически бесплатно, платили только за питание - порядка 1000 рублей в год. И даже если родители понимали, что на ребенка оказывается какое-то давление, то они просто закрывали на это глаза: учат ребенка, дорогу в жизнь дадут - и слава богу.

- А как велась пропаганда?

- К детям приглядывались с самого начала. Перед поступлением в лицей у семиклассников проходит «неделя» адаптации: живешь в лицее, играешь, общаешься – а педагоги смотрят и проводят негласный отбор – кто более внушаем, кто лучше идет на контакт. Разговаривали со школьниками тет-а-тет, чтобы понять: можно его использовать или нет. А обработку начинали уже с классов постарше.

Существовала традиция, когда педагоги вместе с воспитателями приезжали в гости к родителям учеников. Гости - делегация из воспитателей-турков, учителей, а с ними еще бывал представитель администрации лицея – тоже турок (кто он был, оставалось загадкой) - смотрели, как живет семья, общались с родителями, задавали вопросы: «Где работаете, на заводе? А что производит завод?». И подобное.

В лицее воспитатели устраивали чаепития на 5-10 мальчишек, зачастую присутствовал классный руководитель – тоже турок. Разговаривали на разные темы, например, о здоровом образе жизни, о семье, о вреде спиртного и курения, втирались в доверие. Слышал, что некоторые ребята в старших классах уже читали намаз.

Потом, когда началась травля на лицей, в газетах писали, что за двойки заставляли молиться на коленях по два часа. У нас такого не было, но в принципе допускаю – преподаватели очень разные, кто-то мог и такое учудить.

В 2003 году на турков ополчились власти – поняли, что дело пахнет экстремизмом. Даже уголовное дело возбудили – но педагоги остались в стороне, их просто депортировали. Иностранцев выгнали, из «башкирско-турецких» лицеи переименовали в просто «башкирские» и посадили на бюджетное довольствие.

В этом здании лицея - ныне Республиканский инженерный лицей-интернат - некогда все и начиналось. Фото: Кирилл ПЕНКИН true_kpru

«ЭТО ХУЖЕ, ЧЕМ НАРКОМАНИЯ»

Но к тому времени из лицея выпустились сотни молодых людей. Адепты «Нурджулар» продолжали работать уже со студентами.

- Твоя жизнь расписана с момента, как ты попал к ним, - рассказывает бывший ученик лицея. - Пройдя первоначальную обработку в лицее, поступаешь в вуз, во время обучения живешь на квартире, где тебя продолжают обрабатывать. Летом некоторых студентов отправляли в Турцию, в Америку – вроде как в качестве поощрения. При этом выбирали не самых умных, а самых послушных: кто следовал всем правилам.

Схема вербовки до гениального простая: студентам без жилья предлагают пожить на квартире. Кто же откажется от такого? С меня, например, брали всего 1500 рублей за жилье и 1000 за продукты. Считай, бесплатно. Но это ловушка.

- А что это за квартира была? С какими порядками?

- Мы, 4-5 студентов жили в «трешке». Был также старший (тот, чья вербовка была самой успешной), его следовало слушаться. В квартире –строгая дисциплина, назначались дежурные: готовили на всех, убирали.

Первые 1-2 месяца на новичка не давят. Но ты видишь, как старшие читают намаз, было много религиозной литературы, на кухне – постоянно разговоры о религии. Я редко присутствовал, каждый раз пытался сбежать оттуда.

Интересна иерархия: ты общаешься с ребятами, с кем живешь на квартире, а кто стоит выше – даже не представляешь. На них, кстати, возлагалась львиная доля расходов. При этом нужно было выполнять все их указания. Даже жен выбирают старшие – причем, не со стороны, а с таких же женских конспиративных квартир.

- Ого… Жестко.

- Да. Мне было тяжело выбраться из этого ада. Проблема в том, что уже сформирован специфический круг общения, и когда пытаешься уйти оттуда - теряешься. Куда идти, что делать? Я после ухода 2-3 года в себя приходил – словно вдруг в вакууме оказался. Это хуже, чем наркомания и алкоголизм.

Я смог выбраться благодаря семейным обстоятельствам. Но некоторые еще при мне встали на путь радикального ислама: отрастили бороды, один уехал в Египет, другой попал в Европу, а оттуда тоже куда-то махнул, вроде бы в Сирию. Больше я о них не слышал, они пропали…

Раньше по вечерам в этом типичном общежитии собирались своеобразные "тайные вечери" - детям внушали запрещенные идеи. Фото: Кирилл ПЕНКИНtrue_kpru

КОММЕНТАРИИ

«В этой системе крутятся миллиарды»

- После встряски в 2002-2004 годах, когда многих турков депортировали и официально запретили эту заразу, они просто начали адаптироваться к новым условиям, - рассказывает руководитель Ассоциации студентов и аспирантов Башкортостана в Москве и Санкт-Петербурге Азат Бадранов. – «Нурджулар» - это огромная империя по всему миру, в которой крутятся миллиарды. Среди ее представителей – бизнесмены, педагоги, госслужащие.

Целью этой организации, известной в России как «Нурджулар» (сами себя они называют «Хизмет», а в Турции известны как FETO – Террористическая организация феттулахистов), является создание всемирного «нурсистского» халифата, посредством перманентного захвата целых государств – через продвижение своих людей в верхние этажи власти.

Для России это чревато сращиванием исламизма с пантюркизмом. Если здраво оценить потенциал этой организации, устроившей попытку вооруженного переворота в Турции, то угроза развала нашей страны по Уральскому хребту не кажется такой уж и неосуществимой идеей.

Причем тех, кто занимает в иерархии место посерьезнее – их не ловят оперативники с запрещенными книжками. Давать показания, ходить по судам и получать сроки - удел низшего звена пирамиды, которые поначалу и не знают, куда они попали.

«Если вас хотят завербовать – это лишь вопрос времени и средств»

- В те годы было много башкирско-турецких связей. После того, как в Турции сбили наш самолет, эти связи во многом ослабли, но интерес у местного исламского населения к Турции остался, - говорит представитель Совета государственно-конфессиональным отношениям при Главе РБ Руслан Карамышев - Сегодня индикатор конфликтности в мусульманской умме выше, чем три года назад, но индикатор опасности ниже. Почему? Потому что часть радикалов, горящих желанием построить халифат, уехали в Сирию, и большинство, скорее всего, уже не вернутся.

- Ну а есть шанс вернуть тех, кто еще окончательно не переметнулся на сторону зла?

- У нас в России немного психологов, профессионально работающих с жертвами таких организаций. Специалисты говорят: если человек хотя бы год пробыл в таком кругу, необходимо не меньше 3 лет, чтобы вернуть его к нормальной жизни. И еще: если вас хотят завербовать – это лишь вопрос времени и средств. Обычному человеку очень тяжело противостоять профессиональным вербовщикам.

Роскомнадзор воюет с экстремистскими сайтами, но это борьба с ветряными мельницами. Фильтры надо ставить в голове: а это образование и воспитание на уровне семьи. Человек начинает интересоваться религией, подобными вещами, когда ему 14-15 лет, и если у родителей нет практики – подростку стоит обратиться к официальному служителю религиозной организации: к священнику, пастору или имаму, а не «за угол».

Всем бывшим педагогам и репетиторам, который оказались на скамье подсудимых и получили обвинительный приговор, запретили заниматься преподаванием. Многие еще до решения суда нашли другой род занятий. Источник фото: соцсети

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Педагогам дали условные сроки за экстремизм

Кроме бывшего руководителя отдела госзакупок и журналиста приговор за экстремизм вынесли еще троим. Все - педагоги в языковой школе: Шамиль Хуснитдинов, Тимуру Мунасыпову и Айрату Ибрагимову. Их обвиняли в том, что на уроках турецкого и английского они «рекламировали» детям и студентам «Нурджулар».

Мунасыпов и Ибрагимов получили по 2 года условно, а Хуснитдинов – 1 год и 10 месяцев. Впрочем, все фигуранты дела уже обжаловали приговор – не согласны.

Идем в гости к одному из фигурантов дела - Шамилю Хуснитдинову.

Новостройка в центре города, по периметру – красивый кованый забор, входы-выходы – под замком, чужаку не пробраться. Всюду камеры, а на парковке красуется разномастный автопарк иностранного происхождения.

- Мы уже обжаловали приговор, - с порога говорит мне Хуснитдинов, отмахиваясь от жены, тревожно поглядывающей на меня из-за спины супруга: «Шамиль, зачем это? Может адвокату позвоним?».

- В плане наказания?

- Вообще. За себя могу сказать: я ни при чем. Хотя то наказание, что я получил, для меня – как оправдательный приговор. Ведь могли и «закрыть».

- Но дело дошло до суда, есть приговор – значит, есть основания…

- Не знаю. На меня у них ничего нет. Вообще, это решение никого не устроило: прокуратура, кстати, первой подала на апелляцию! (Естественно, будут гнуть в сторону ужесточения наказания – Авт.)

- Вам еще запретили преподавать. Чем будете заниматься?

- Да хоть двор подметать или таксовать, например. А педагогической деятельностью я уже два года не занимаюсь.

- А на что же вы живете все это время? – удивляюсь я, косясь на дорогой ламинат в прихожей.

- А что я могу? Сейчас, в таком подвешенном состоянии? Вот теперь буду думать. Вариантов много…

КСТАТИ

Как сегодня живут бывшие турецкие лицеи

Стерлитамакский лицей-интернат – один из тех, где раньше проповедовали турки. Он работает и сегодня, но уже без них. Фойе заставлено стеллажами с бесчисленными грамотами и кубками, по коридорам курсируют мальчишки в синих пиджаках.

- О, без галстука! Ведь только вчера замечание сделала, – качает головой директор Гульшат Ахметова. – Я, если честно, не понимаю, какие к нам могут быть вопросы. Наш лицей, результаты – все на виду. Скрывать нам нечего. А те люди, которые оказались под следствием, у нас никогда не работали (двое из них учились в лицее – Авт.). Почему так вышло с ними, я не могу сказать.

У детей день расписан по минутам: с утра встали, пошли на занятия, пообедали, потом у них дополнительные занятия, потом самоподготовка, немного свободного времени, а в 22 часа – отбой. Помощники воспитателей приходят к этому времени. А утром детей принимают уже другие. Когда бы они могли успеть пропагандировать?

Мы занимаемся профилактикой, более того, вот (демонстрирует слегка потрепанную брошюрку) – выписываем «Вестник образования России». В одном из номеров был список запрещенных организаций, все учителя в курсе. Как мы можем допустить подобное в школе? Зачем это нашим детям?

Когда я работала учителем в этом лицее, я знала, что некоторые коллеги очень религиозные, но чтобы они кого-то учили этому – не было такого. С другой стороны: я ведь не могу сказать – не ходите в церковь, в мечеть, или еще куда.

А в столице башкирский лицей-интернат вновь преобразовали, в прошлом году его объединили с Республиканским экономическим лицеем. Новое название – Республиканский инженерный лицей-интернат - даже утратило национальную окраску. А так - это по-прежнему профильная школа для «технарей», с углубленным изучением английского.

Теперь принимают в школу не только семиклассников – но также в 8 и 10 классы. И если раньше учащиеся были дети из удаленных районов, то теперь здесь учатся горожане и ребята из-под Уфы.

- От других школ ничем не отличаемся, - говорит директор Фаниль Нуриев. - Учредитель - Министерство образования РБ, поручения и письма которого мы выполняем.

- А какое-то стороннее финансирование получаете?

- Я с 2009 года здесь работаю, за этот период никаких взаимоотношений с фирмами не было. В 90-х годах – да, была фирма «Серхат», которая по всей стране открывала школы... Мы и без этого справляемся: в этом году республика выделила нам 33 миллиона. Запланирован ремонт столовой, поставим на улице спортивные снаряды. Кабинет химии, да и каждый класс оборудован, актовый зал, есть фото- видеостудия. Не жалуемся!

Анастасия ПИГУЛИНА
true_kpru

11:00  21.04.2017

Комсомольская правда  http://www.ufa.kp.ru/daily/26669/3691752/

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.