Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-916-377-44-40
 

Вербовка на смерть под знаком полумесяца - 14.12.15

Зона влияния ИГ растет, и цель экстремистов – расширить ее как можно дальше, до Центральной Азии и Северного Кавказа. 

Фото: «МИР 24» (скриншот)Москва, 13 декабря. Одной из ключевых тем Международной конференции по нейтралитету в Ашхабаде стала борьба против терроризма. Тональность все та же – нужно объединять усилия.

Тем временем новая неделя и новые сводки боевых действий из Сирии. Пугающие цифры: 70% территории этой арабской республики контролируют боевики «Исламского государства» – радикальной организации, запрещенной в России и многих других странах. Это официальное заявление российского министра обороны Сергея Шойгу. Более того, зона влияния ИГ растет. И цель экстремистов – расширить ее как можно дальше, до Центральной Азии и Северного Кавказа.

Еще одна показательная цифра – 60 тысяч человек. Именно столько террористов сражается сейчас под черными флагами «Исламского государства». По данным Министерства обороны РФ, это выходцы из десятков стран, в том числе, и из стран Содружества. Одних только россиян среди рекрутов, по самым приблизительным подсчетам, порядка 2,5 тысяч человек. И их число с начала года выросло в полтора раза. Это уже данные ФСБ России.

Устоявшийся стереотип – на джихад едут, как правило, выходцы с Северного Кавказа. Но это не совсем так. В самом центре страны есть опасное село Белозерье. Всего в 650 километрах от Москвы и в 30 – от республиканского центра. Если верить Росфинмониторингу, встретить человека с радикальными взглядами там не составит труда. Так ли это на самом деле, и почему именно там, пытался разобраться на месте корреспондент «МИР 24» Роман Никифоров.

В пятницу в Белозерье – перебои с электричеством. А потому в полдень привычного пения муэдзина не слышно. Впрочем, местным о молитве лишний раз напоминать не нужно. К началу пятничной проповеди площадь перед самой большой мечетью села заполняется машинами. Имам цитирует суры из Корана. Призывает односельчан к целомудрию и миролюбию.

Однако есть видеоролики и фотографии, которые в мечетях не показывают – их сельчане скачивают друг у друга с мобильников: на снимках татары из Белозерья – на Ближнем Востоке. Есть даже семейный портрет: дядя с двумя племянниками.

Скандальную известность село получило полгода назад. Бывший имам одной из мечетей Равиль Абдуллов получил 5 лет тюрьмы за финансирование терроризма. А точнее, террориста – своего племянника по фамилии Янгличев. Тот предпочел родительскому дому сирийские окопы. Попросил у дяди 1300 долларов, и родственник не отказал.

«Эти деньги предназначались для покупки автоматического оружия. Из телефонных разговоров с племянником Абдуллов знал, что тот воюет на стороне сирийских боевиков, проповедующих военный джихад. Абдуллов также поддерживал идеи радикального ислама», – говорит сотрудник пресс-службы УФСБ РФ по республике Мордовия Наталья Рубцова.

Сам Янгличев же объявлен в международный розыск. Однако он не единственный уроженец села, пополнивший ряды экстремистских группировок.

«Уезжали еще до появления ИГИЛа в террористические организации. Примерно 127-130 человек. Согласно данным Росфинмониторинга, 15 уроженцев села в этом списке фигурируют. На самом деле куда больше человек вовлечены в террористическую деятельность», – отмечает религиовед, доктор исторических наук Роман Силантьев.

Впрочем, местные жители и представители силовых структур называют более скромные цифры: от 20 до полусотни беглецов. И все равно для села, где живут всего три тысячи человек, показатели из ряда вон выходящие.

«До революции это село ничем не отличалось по большому счету от остальных. Были и более религиозные села. И когда советская власть начала бороться с религией, она прежде всего боролась в тех селах. И там взрастили такую коммунистическую элиту, которая потом стала управлять и прочее. А Белозерье осталось в стороне. И там сохранились люди, которые религию несли сквозь все эти годы», – поясняет доцент Мордовского государственного университета Марат Салимов.

По словам жителей Белозерья, проблемы начались в 90-х. Когда сюда приехал некий проповедник по имени Олег Марушев, он же Абузар.

«Он начал учить ненужным учениям, скажем, как секта. В результате получилась такая группа, что в конце концов уже через полгода их пришлось практически выгонять из села», – рассказывает муфтий Мордовии с 2001 по 2011 гг. Рашид Халиков.

Впрочем, на религиозность местных жителей отъезд Абузара никак не повлиял. Первая мечеть появилась еще в советское время. Сейчас она носит название Центральной и была построена в 1989 году на деньги местных жителей. После этого в этом селе возвели еще семь мечетей. Деньги на строительство собирали быстро. Селян связывают близкие родственные связи, никто не хотел выглядеть белой вороной. Да и люди здесь живут небедные.

Есть ремонтные мастерские, свой колбасный цех – его продукцию продают на рынке в Саранске. Ну и главное предприятие Белозерья производит жареные семечки. Товар считается элитным, идет на экспорт в Европу. Владелец торгового бренда – спонсор строительства всех местных мечетей.

«Боремся на сегодняшний день, чтобы молодежь наркоманами не стала, не развратничала, уважала своих родителей», – отмечает предприниматель Касим Баймашев.

А вот школа в селе только одна. И она тоже стала эпицентром скандала – вместо привычной формы девочки здесь носили хиджабы. Дело дошло до суда. В итоге хиджабы местные школьницы сменили на платки, а для чиновников из региона даже подготовили небольшое представление, посвященное Дню Конституции.

Старое школьное здание давно не может вместить всех желающих и нуждается в ремонте. Но при этом жители Белозерья регулярно отправляют своих детей учиться за границу в престижные религиозные вузы. Вот, имам Джума-мечети закончил королевский университет в Саудовской Аравии. Коран не просто знает – выучил наизусть.

«В Коране у нас 30 джузов, то есть, Коран делится на 30 частей. И каждая часть по 20 страниц», – поясняет имам Джума-мечети села Белозерье Рашид-хазрат.

Праздники отмечают только религиозные. На светские не обращают внимание, вот и Новый год тут не в почете.

Дома культуры или досугового центра нет. Причем, многие сельчане уверены, что он все равно бесполезен.

«Дом культуру, танцы, прочее... Вот поймите, если на танцы будет ходить одна молодежь, просто ребята, потому что девушкам нельзя, это разве интересные танцы? Я считаю, что нет. Если девочки туда не ходят, зачем тогда тратить огромные деньги на эти дискотеки», – говорит предприниматель Касим Баймашев.

«Баланс в этом селе культурно-духовный отсутствовал. Одной религией пичкали. Когда отсутствует вторая сторона, светскость, вообще светское представление, мировоззрение, выражусь утрированно, тогда, естественно, этот человек, перенасыщенный религиозными убеждениями, потенциально превращается в человека крайне религиозных взглядов», – считает глава Центрального управления мусульман Мордовии Фагим-хазрат Шафиев.

Нет в Белозерье и детского сада. Правда, его строительство в плане значится. При этом рождаемость в селе высокая – 360 детей в возрасте до семи лет.

Подробнее в сюжете Программа Вместе

19:43  13.12.2015

"МИР24" интернет-портал"  http://mir24.tv/news/society/13656605

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.