Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-905-709-23-14 (9:00-20:00)
 

Jewish Сampus: три месяца в секте - 14.02.18

Летом 2010 года, после окончания социологического факультета Высшей школы экономики, я пытался устроиться на работу по специальности и поступил на работу в ФОМ (фонд «Общественное мнение») с испытательным сроком. Как и у большинства иногородних студентов, у меня возникли проблемы с жильем в Москве. Решая их, я и подумать не мог, что попаду в секту. Но вот как все получилось.

В еврейском общинном центре города Тулы я узнал, что в Москве работает благотворительная организация – еврейское общежитие (Jewish Сampus), которое существует на средства спонсоров. Там можно пожить какое-то время, пока не подыщешь съемную квартиру. Предлагались хорошие условия, дружеская атмосфера, даже домашняя еда. Но в действительности, все оказалось совсем иначе...

Вот как "кампусовцы" рекламируют свою организацию в социальных сетях: "Jewish Campus – Проживайте в центре Москвы среди других еврейских ребят, работайте, учитесь, а вечером отдыхайте у себя в комнате!", "Последние новости: Jewish Campus проводит набор студентов на новый учебный год. От Кампуса до Кремля всего 30 мин. пешком!"

А вот что говорится об этой организации на ее официальном сайте:

Jewish Campus - еврейский тренинговый центр (название почти ежемесячно меняется: то они называют себя «Бизнес-тренинговый центр», то «Еврейский учебный центр», то общежитие, то просто «Еврейская организация»):

Миссия

Способствовать развитию самосознания личности через изучение Торы и соблюдение еврейской религиозной традиции как важнейших из инструментов достижения успеха.

Цель

Улучшение качества жизни личности и общества путем интегрирования светского еврея в мир Торы и религиозного еврея в социальную среду.

Концепция работы

Создание уникальной образовательной системы, сочетающей изучение светских дисциплин и познание первоисточников еврейской мудрости.

Принципы жизни кампуса

-позитивные доброжелательные взаимоотношения и свободная творческая атмосфера (ЗАПОМНИМ ЭТО! - П.Ц.), способствующие развитию полноценной личности,

- гармоничное сочетание духовности и практичной материальности через соблюдение еврейских традиций,

-индивидуальный подход к распределению нагрузок.

 

Еще сообщается, что помимо общежития "Кампус" предоставляет дополнительные занятия по изучению еврейской истории и традиции (чтобы ребята национальную культуру не забывали). Правда, на предварительном собеседовании говорят, что это все по желанию проживающего и по разрабатываемому индивидуальному плану. Ведь спонсоры жертвуют средства, чтобы национальная культура не исчезала, чтобы ребята язык осваивали... А еще руководство стремится к тому, чтобы каждый еврейский парень стал успешным бизнесменом: «У нас большие связи и мы помогаем трудоустроиться в Москве». К слову, при первых телефонных переговорах об этом еще вообще ничего не говорится.

 

Вот программа предлагаемого обучения:

 

- изучение текстов еврейского религиозного наследия с выдающимися мировыми раввинами, индивидуально и в группе;

- мастер-классы от лучших преподавателей, успешных бизнесменов и менеджеров, живое непосредственное общение, погружение, эффективные тренинги;

- опыт встречи Шаббата и еврейских праздников внутри общины, трапезы; уроки, разъясняющие ритуальную (!) (РИТУАЛЬНУЮ – сказано совершенно честно, но об этом ниже) часть;

- погружение в реальный бизнес: посещение успешных предприятий с целью ознакомления с работой компаний, общение с руководством и персоналом.

 

И в конце обещается результат:

 

- сертификат, подтверждающий завершение обучения по данной программе с указанием изучаемых предметов и количества учебных часов;

- рекомендации от раввинов, преподавателей и бизнесменов при условии успешных показателей в учебе.

Итак, нам обещали позитивные доброжелательные взаимоотношения и свободную творческую атмосферу, способствующие развитию полноценной личности. А вот чем обернулось для меня реальное проживание в этой организации.

 

Три месяца в секте.

Секта Злотского – «Jewish campus» более всего походила на смесь психиатрической больницы и комсомольской организации. И неудивительно, ведь все руководство секты – бывшие комсомольцы и члены КПСС, которые после алии (репатриации в Израиль) сменили красные значки на черные кипы. От комсомола у них осталось многое: манера мыслить (наше – не наше, наши люди – не наши люди, мы – они, по-еврейски – не по-еврейски, что напомнило мне советский агитпроповский штамп: буржуазное – социалистическое). Так, один из руководителей этого заведения сказал мне, что упражнения с гантелями – дело нееврейское, спорт – чужеродная культура, лучше изучать талмуд. Когда я высказывал несогласие с «руководящей линией кампуса», меня обвиняли в «вольнодумстве». На Шаббатах распевали субботние гимны на мотив советских песен: «утро красит нежным светом», «взвейтесь кострами», а гимн «леха-доди» исполнялся на мотив Марсельезы.

От психиатрической клиники в «Кампусе» было также много чего: мой сосед по комнате – Дима Шавелько явно обладал некоторыми «особенностями», проще говоря, был человеком нетрадиционной ориентации. Когда мне приходилось оставаться с ним в комнате наедине, он при первом же удобном случае раздевался и щеголял в «костюме Адама». Также ему нравилось в таком же виде вести беседы, лежа на своей постели и при этом покуривать коноплю. Неоднократно он осведомлялся у меня, не хотел бы я воспользоваться услугами проститутки или купить «пых», предлагая свою помощь.

Еще одним интересным кампусовцем был человек по имени Армен (сам он себя называл Амрамом) – армянин лет сорока, принявший иудаизм в США. Это персонаж с криминальным прошлым, который сидел в Бутырке за вымогательство (как он сам о себе с гордостью рассказывал). Впрочем, по его же словам, в США он тоже сидел… Армен также по вечерам покуривал ганжу и, выпадая в осадок, произносил длинные монологи по-английски и отплясывал, аккомпанируя сам себе на пустых кастрюлях.

Пьянство в этой организации было страшное: пили обычно по вечерам, когда руководство уходило из квартиры. И рекордсменом по «живой воде» был Дмитрий Дубских, или Ашер (имя, данное в религиозной инициации). Этот 26-летний парень из Орска выполнял функцию администратора – передаточного звена между руководством и рядовыми адептами. Он гордился своей профессией – «гранитчик-камнетес» и образованием в 9 классов. А люди с «вышкой» для него были «лохами».

Один из «преподавателей» по имени Леонид Коган лично несколько раз пытался завладеть моим паспортом. При этом он размахивал красной книжечкой дружинника и хвастался знакомством с генералами московской милиции. Это был националистически настроенный полный человек в вязаной кипе и солдатских ботинках. Во время так называемых уроков он рассказывал о расово-этническом происхождении арабов Палестины. Православных людей он пренебрежительно называл «православленцы». Его любимым хобби были «исторические реконструкции», где он, переодеваясь в униформу американской рабовладельческой Конфедерации, изображал из себя белого плантатора. Он неоднократно выражал симпатию движению Дугина «Евразия» и ДПНИ, называя себя еврейским националистом. А одного из отцов-основателей государства Израиль Жаботинского и первых сионистов сравнивал с нацистскими штурмовиками.

Коган пытался зарабатывать на продаже всякой всячины: значков рабовладельческой конфедерации, кип (моя ему показалась некачественной, так как «была сделана руками китайцев») и т.п.

В этой организации я подвергался систематическим унижениям, как непосредственно со стороны так называемых «преподавателей», так и со стороны адептов, живущих со мной в комнате. Это делалось, чтобы подавить всякое моральное сопротивление. Особенно изощренно это делали Шавелько и Дубских (с прямого указания администрации). Дубских, «хлопнув по маленькой», любил проводить ночные душещипательные беседы «за жизнь». В них он постоянно пытался узнать о моей семье, условиях детства, материальном положении, что я люблю и не люблю, выведать о наличии фобий. Поразительным и потрясающе унизительным было для меня то, что как-то он обвинил меня в грехе Эдипа. Заявил мне об этом откровенно, в лицо, а когда я попытался что-то ответить на это бредовое и унизительное заявление, он сказал, что не верит мне. Из-за всего этого невозможно было высыпаться – ночные беседы длились до 5, а иногда и до 7 часов утра, а вставать на молитву нужно было в 9. Молитва продолжалась до 12, затем через час была еще одна, затем «урок» и снова молитва.

Но такое жесткое расписание было не для всех – Шавелько и Дубских имели льготные условия: могли выходить в любое время, с них не требовали денег. Также они имели и другие привилегии.

 

Руководство секты

 

На официальном сайте секты приводятся биографии ее лидеров. Вот что говорится о господине Злотском – основателе, идеологе и руководителе секты:

 

Рав Шломо Злотский (или Злоцкий – на разных сайтах его фамилия указвается по-разному)

 

Год рождения 1967.

В 1990 эмигрировал в Израиль.

Обучался в ешиве маалот атора под руководством рава Шмуэля Ойербаха.

Работал в Швут Ами, возглавлял йешиву в Хайдельберге (Германия), Мигдаль Ор в Санкт Петербурге.

На сегодняшний день является руководителем общины Шомрэй Дат и проекта Jewish Campus

Женат, имеет 8 детей.

 

А вот что мне удалось узнать об этом респектабельном господине с лоснящейся бородой и хитрой улыбкой:

 

Михаил Злотский родился в городе Туле (по иронии судьбы, в моем родном городе), закончил школу №31 (и я тоже учился в этой школе!) Его отец преподавал химию в педагогическом университете. Михаил Злоцкий был женат на русской девушке, и даже имеет сына от этого брака! После окончания школы г-н Злоцкий обучался в Московском институте стали и сплавов, который не закончил. Бросив вуз и русскую жену в голодные девяностые, Злоцкий сделал репатриацию, и уже в Израиле женился ещё раз, от этого брака он имеет 8 детей! С русской женой и сыном не общается. В Израиле он стал ортодоксом, хотя в СССР был комсомольцем . Так началась его карьера религиозного деятеля.

 

Признаки тоталитарной секты

 

1. Обман при вербовке, эзотерический разрыв.

О «еврейском общежитии» я узнал от директора еврейской благотворительной организации. Ей позвонили по телефону и спросили, нет ли ребят, которым нужна помощь с жильем в Москве. Обещали всевозможные блага, комфортное проживание. Об оплате никто не упоминал. Вскользь обмолвились о религиозном компоненте. Но было сказано, что благотворительной организацией руководит раввин Шломо Злотский, то есть якобы представитель традиционной конфессии.

Потом в Москве я встретился с господином Злотским. Встретил он меня радушно, но его натянутая улыбка и хитрые прищуренные глазки, которые оценивающе смотрели на меня, уже тогда заставили задуматься – что-то здесь не чисто!

В первый же день меня подселили к моему напарнику – Дмитрию Шавелько, о котором я уже упоминал выше, и в этот же день я был приглашен на выездное мероприятие кампуса под Москвой. Для этой поездки был арендован автобус, а к группе парней из кампуса присоединилась женская коммуна, живущая неподалеку. Этой коммуной руководила Двора (Елена Александровна) Курдовер. (К слову, в распоряжении секты имеется три большие квартиры в самом центре Москвы. Как мне удалось выяснить, именно госпожа Курдовер является их владелицей).

Итак, после этого скучного мероприятия на природе ко мне подошел администратор общины и сказал, что я должен за съеденное 2000 рублей (такое вот гостеприимство!), но могу отдать деньги позже. Уже тогда мне стоило насторожиться...

Но об оплате за жилье никто еще не говорил, пока все были любезны, лишь только сказали, что я обязан участвовать в общинных мероприятиях – Шаббатних трапезах – и есть только кошерную еду, которую готовят в общине (кормили там очень скудно: макароны, картофель, недорогие овощи, супы из рыбьих голов, иногда немного рыбы или мяса на праздник).

Затем предложили ходить на уроки Торы с «раввинами» (каждый израильтянин, одетый как ортодоксальный еврей, назывался у Злотского «раввином»).

Через три недели мне сообщили, что я должен большие деньги за проживание и питание, по меньшей мере $300 (то есть я сразу оказался в зависимости от секты), а правила проживания все более ужесточались. Мне сообщили, что я должен не менее четырех часов в день заниматься «уроками», а помимо этого участвовать в религиозных «ритуалах» (именно так – РИТУАЛАХ). На этих «уроках» (а также от моих соседей по комнате) я постоянно слушал длинные монологи о миссии кампуса. О том, что только через Тору можно стать успешным, богатым, настоящим бизнесменом (это было магическое слово – Злотский постоянно говорил о бизнесменах).

После этого началась дальнейшая жесточайшая индоктринация.

 

2. Решения относительно того, как адепты должны мыслить, действовать, чувствовать и выглядеть, принимаются руководством группы.

В секте Злотского было регламентировано почти все, даже место в молельном зале во время молитвы. Каждый занимал свое место строго в соответствии с иерархией: лидеры – впереди, у Арон А Койдеша (шкаф, в котором хранится свиток Торы), администраторы и наиболее лояльные члены группы (они были передаточным звеном – докладывали руководству о своих соседях по комнате) – в середине, а остальные – у окна, позади всех.

Одежда тоже имела значение: руководство секты одевалось как ортодоксальные иудеи – белые рубашки, черные кипы, кисти цицит, торчащие из-под рубашки. Администраторы тоже носили черные кипы, но были в обычной одежде (цветные футболки, джинсы), остальные – в вязаных цветных кипах (ношение кип было обязательным). Кроме того, летом, даже в жару, запрещалось носить шорты.

Мне запрещалось выходить из квартиры без разрешения руководства, тем более, уезжать на выходные домой. Лидеры секты говорили, что я не выполняю «учебный план» и пропускаю занятия, проводя время дома. Общение с близкими тоже не приветствовалось.

Один из руководителей – Леонид Коган – пытался завладеть моим паспортом (о чём говорилось выше). Он говорил, что если у меня нет московской прописки, то нет и прав, что в нашей стране никакие законы не работают и любой милиционер в Москве может меня посадить или обобрать. Поэтому я должен, уходя, ставить в известность его или Злотского. Более того, было бы лучше для меня, если бы я отдал ему мой паспорт. Еще он хвастался знакомством с генералами московской милиции и обещал в любой момент отправить меня в «обезьянник» в случае непокорности. Но наиболее забавным мне показался случай, когда Коган стал размахивать красной книжечкой московского дружинника. Мне тогда сразу вспомнился Остап Бендер, пришедший на помощь Паниковскому.

Еда без печати раввината строго запрещалась. Если я покупал что-то кошерное и оставлял на ночь в холодильнике, то утром почти ничего не оставалось (почти все там были полуголодными). Приходилось сидеть на малокалорийной кампусовской диете или, нарушая правила, питаться в ближайшем Макдональдсе.

Есть еще одна вещь, которая кажется мне важной, – люди в этом заведении ненавидели друг друга. Каждый вечер были склоки. Те, кто докладывал администрации о состоянии дел в комнате, провоцировали конфликты. Думаю, это было частью замысла Злотского – разделяй и властвуй.

 

3. Группа уделяет чрезвычайное внимание тому, как добыть побольше денег.

Месяц проживания в этих замечательных условиях стоил $300. Если кто-то платил эту сумму, то ему сообщали, что такая незначительная стоимость только из милосердия рава Шломо, а реальная стоимость этих апартаментов $500. Помимо этого, для того чтобы все было в жизни хорошо и чтобы успех не покидал тебя, надо давать цдаку (пожертвование) раву Шломо. Ведь тот, кто почитает Тору, преуспеет в деле, а в Торе сказано, что нужно платить десятину. И помогать ближнему тоже нужно. А еще, цдака – это как счет в небесном банке. Такому банку не страшны никакие кризисы.

Понятно, что условия были такими, что просто невозможно осуществлять нормальную работу. И большинство адептов зарабатывали самым неквалифицированным трудом: официанты, охранники, уборщики и т.п. А все заработанное ими оседало в карманах руководства секты. Кроме того, меня заставляли звонить родителям и просить у них денег.

 

4. Члены группы должны порвать связи с семьей, близкими и друзьями, они должны отказаться от целей жизни и личных интересов, которые были у них до того, как они были завербованы в группу.

 

На одном из «занятий» мне сообщили, что миссия кампуса – помочь мне реализоваться. Ведь я сам не знаю о своих возможностях. И именно здесь я обрел настоящий смысл жизни, а все остальное – не нужно. Оказывается, быть успешным по-кампусовски – это уметь реализовать свои скрытые возможности. Например, как говорит один из лидеров секты Ури Суперфин, можно научиться не думать (!). Просто вдруг взять и перестать думать, а еще можно научиться летать или даже ходить сквозь стены. Но для этого нужно только сильно поверить. Оказывается, современная наука ограничивает человеческие возможности, так как не дает нам поверить в левитацию и т.п. И все это «духовное богатство» стоит гораздо дороже всевозможных дипломов, вузов и положений в обществе. Ведь Тора – важнее этого. И все, что было в вашей жизни до кампуса – это большое заблуждение, а здесь вы обрели истину и жизнь.

Для того чтобы стать успешным, нужно поменьше общаться с теми, кто не понимает всего этого богатства, а с неевреями общаться вообще не стоит.

Вот еще интересная деталь: в кампусе часто называли друг друга братьями (в еврейских общинах это не принято). Так там создается иллюзия семьи. Когда я спросил одного из парней, живущих там, о состоянии здоровья его брата (имея ввиду его родного брата), то в ответ он сказал, что у него шесть братьев. Получается, что соседи становятся новыми родственниками, такими же дорогими, как и настоящие. После этого очень легко разорвать связи с семьей.

 

5. Руководство группы поощряет адептов, чтобы они жили совместно с другими адептами и общались только с ними.

 

В каждой комнате кампуса живет несколько человек. Селят обычно парами: к старожилу подселяют новичка. Старожил должен объяснять правила проживания. Кроме того, администратор общины заходит несколько раз в неделю, чтобы еще раз воспроизвести эти правила. Остаться одному в таких условиях практически невозможно. Однако, для «стукачей» – наиболее лояльных сектантов – есть много привилегий. Им разрешено жить в одной комнате с родственниками (в одной комнате со мной и Шавелько жил его двоюродный брат). Им можно выходить без разрешения, даже приводить «посторонних» в секту.

Сначала мой сосед по комнате и «новый брат» проявлял доброжелательность, но через три дня его благодушие сменилось откровенным хамством. Для него не существовало никаких правил человеческого общежития и моральных норм. Позже я понял, что руководство поощряло такое поведение.

Сотрудничающие с лидерами секты адепты живут там постоянно (это костяк организации), а остальные должны появляться лишь на некоторое время. Задача руководств – организовать постоянный поток циркулирующих через секту людей, платящих ей деньги.

Приводить кого-то в «кампус» можно только по предварительной договоренности с руководством. Даже на ночные прогулки кампусовцы выходят коллективно. Ночью есть свободное от «учебы» время, поэтому погулять удается только под покровом темноты. Еще злоткинцы коллективно и много пьют.

Таким образом, общение вне кампуса исключается.

 

6. Вопросы сомнения и недовольства наказываются. Для подавления сомнений по отношению группы используются отупляющие приемы: недостаток сна, постоянные молитвы, публичные обличения виновных.

Первым и самыми ярким моим воспоминанием о времени, проведенным в кампусе, является ощущение очень сильной усталости. Мне постоянно хотелось спать. Настолько сильно, что однажды я заснул на молитве стоя, прислонившись к стене. Но даже тогда меня очень быстро привели в чувство, сказав, что я недостаточно хорошо отношусь к своим обязанностям. Ложились спать в секте очень поздно, часто после рассвета. Мой сосед по комнате долго беседовал, что не позволяло заснуть. Ночью он мог громко слушать музыку или распивать спиртное со своим двоюродным братом, который жил там же. Все мои просьбы и увещевания игнорировались. Этот мой сосед по комнате – Дмитрий Шавелько – был «стукачом» и имел ряд привилегий. Его расписание было более «мягким», то есть он вполне мог высыпаться днем.

Также администратор общины – Дмитрий Дубских – часто проводил со мной долгие ночные беседы, и лишь после рассвета, около 5-ти часов утра я получал возможность заснуть. Вставать на утреннюю молитву нужно было в девять часов утра, соответственно, на сон оставалось только четыре часа.

Через пятнадцать минут после долгой утренней молитвы (Шахарит) проводили сразу послеполуденную службу (Минха). Затем – небольшой перерыв на прием пищи, затем занятия по индивидуальному плану, сразу после этого чтение Талмуда или глав из Торы. Следует заметить, что все эти занятия иудейской экзегетикой сводились к прочитыванию отдельных отрывков ивритского текста, что дублировалось чтением русского перевода на той же странице. К этому привязывалось вульгарное толкование современных политических или культурных событий.

Потом было около часа свободного времени перед вечерней молитвой (Маарив) и снова занятия по индивидуальному плану. Исключения делались только для работающих членов общины. Но и тогда человек подвергался колоссальному прессингу, из него буквально клещами вытягивали деньги за проживание. Если человек не платил в указанное время, то включался «счетчик».

В том случае, если кто-то проявлял непокорность или нарушал установленные правила (или, как говорили в секте, «выражал несогласие с руководящей линией»), такого человека вызывали для разъяснительной беседы. Вот как это происходило:

В отдельной комнате за столом сидел Злотский, рядом – несколько человек из руководства секты. Провинившемуся предлагалось сесть на маленький стул, который стоял у стены, напротив руководителей. Затем Злотский делал ряд предупреждений, содержание которых зависело от индивидуальных особенностей личности наказываемого. Присутствующие на экзекуции лидеры секты отпускали исполненные сарказма комментарии, целью которых было унизить провинившегося.

Вторым способом наказания было распределение гендерных ролей, точнее видов работы по общежитию, которые ассоциировались с определенными гендерными ролями. Провинившемуся человеку поручалась «женская» работа: мытье посуды, полов, чистка унитаза.

Следует отметить, что руководители секты не стеснялись унижать живущих там людей при каждом удобном случае. Например, однажды, когда я ел на кухне, появившийся там Леонид Коган скомандовал: «Вон из кухни!» По правилам кампуса я должен был немедленно и раболепно удалиться.

Через четыре дня недосыпания и такого жесткого прессинга я почувствовал, что теряю способность думать. В голове было пусто и очень хотелось спать. В это же время я работал с испытательным сроком и должен был анализировать статистические данные. Естественно, что в таком состоянии работать было почти невозможно. На пятые сутки я уехал домой, где мог несколько дней нормально спать и питаться, и в кампус вернулся уже в нормальном состоянии. Именно эти визиты домой и поддержка моей мамы позволили мне выдержать все три месяца испытаний в этой секте.

 

Примеры психологической манипуляции

 

• Изоляция

Несмотря на то что территориально секта «Jewish Campus» находится в самом центре Москвы, на Чистых прудах, человек, попавший в нее, находится почти в полной изоляции. Выходить из квартиры без разрешения руководства запрещается. У людей, живущих там, нет доступа ни к каким видам СМИ, кроме интернета. Приводить людей в Кампус также не разрешено.

 

• Вина

У человека, попавшего в секту Злотского, культивируется чувство вины. Это достигается посредством хитроумного вымогательства. Через месяц проживания сообщается, что ты уже должен $300. Если человек не платит, то каждый раз, когда он наливает себе тарелку дешевого супа из рыбьих голов (а есть другую еду, приготовленную вне секты, запрещено), ему напоминают, что он паразитирует на милосердии рава Шломо. Если же платит эти три сотни долларов, то ему говорят, что реальная стоимость проживания $ 500. И так до бесконечности. Если кто-то нарушает жесткую систему правил, то он также чувствует себя виноватым. Ему говорят: «Ведь это религиозная организация, мы вам здесь помогаем, а вы даже уважения к нам не хотите проявить, даже ритуалы соблюдать не хотите!» Таким образом, человек постоянно чувствует себя виноватым и обязанным руководству секты.

 

• Страх

 

Приведу пример фобий, насаждаемых в организации Злотского. Руководство секты часто грозит провинившимся выселением, но одновременно с этим внушает, что выход из организации повлечет за собой различные неприятности. Однажды мой приятель, который жил в кампусе какое-то время, был вызван «на ковер» к раву Шломо. В ходе беседы с ним Злотский рассказал о своем знакомстве с элитой московского бизнеса. Он подчеркнул, что если кто-либо покинет организацию, то никогда не сможет построить собственный бизнес в Москве.

Другой лидер секты по фамилии Коган хвастался связями с влиятельным начальством московской милиции и обещал в случае необходимости «принять меры».

 

• Отсутствие всего личного

Интересным и странным показалось мне почти полное отсутствие личных вещей у проживающих в еврейском кампусе. Кроме одежды, предметов личной гигиены и компьютеров у них практически ничего не было. Посуда, постельное белье – все принадлежит раву Шломо. Нет даже фотографий близких – только голые стены и казенная мебель. На тумбочке у кровати я держал две фотографии в рамках: моей мамы и маленькой троюродной сестры. Интересно, что руководители секты постоянно и нарочито рекомендовали мне убрать их. При каждой возможности они отпускали издевательские шутки в адрес тех, кто был изображен на фотографиях. Очевидно, что для сектантов было очень важным, чтобы я потерял связь с близкими и не думал о них.

Догматические искажения

 

Прежде чем перейти к рассказу о сути синкретического учения, проповедуемого в секте Злотского, следует сказать о сути иудейского богословия. Прежде всего, иудаизм – это строго монотеистическая религия.

В ХII веке иудейский философ, кодификатор Закона и один из главных средневековых еврейских религиозных авторитетов Рабби Моше бен-Маймон (Маймонид, 1135-1204) сформулировал символ веры, который считается основным определением ортодоксального иудаизма. В этом определении выражается мысль о всемогуществе, вездесущности, вечности и единстве Бога. Бог есть невидимый Дух Бытия. Он и только Он – Создатель и Источник жизни. Только он достоин поклонения.

А теперь разберемся, кому, или точнее чему, поклоняются кампусовцы:

 

1. Метод рава Злотского

Как уже говорилось выше, Злотский заявляет, что миссия его организации – способствовать развитию самосознания личности через изучение Торы и соблюдение еврейской религиозной традиции как важнейших из инструментов достижения успеха (это написано на их официальном сайте).

Его организация ориентирована на молодых людей, которые изначально не интересуются духовными исканиями, а стремятся сделать хорошую карьеру в Москве.

Вам сообщают, что иудаизм, помимо всего прочего – хороший и эффективный метод добиваться успеха в бизнесе, общаться с людьми, владеть собой и т.д. И в подтверждение всего этого вам перечислят биографии знаменитостей еврейского происхождения: Эйнштейна, Ротшильда, Жванецкого и других. И причиной их успеха, конечно, назовут принадлежность к иудейской традиции. Вам скажут, что этот метод стать успешным очень надежен, так как проверен тысячелетиями.

 

Получается, что в кампусовской интерпретации иудаизма поклонение единому Богу подменяется поклонением успеху. И молитва, и изучение Священных книг – это хороший тренинг для достижения успеха в карьере и т.д. И неслучайно богослужебные практики, молитву и традиции они называют РИТУАЛАМИ. Это действительно превращается в секте Злотского в ритуалы. Молитвы и брахот (благословения) превращаются в заклинания, а толкование смысла молитвы сводится к магическому пониманию, что через коллективную молитву можно влиять на успешность, привлекать благополучие и так далее.

 

2. Хочешь стать миллионером – читай БИРКАТ А МАЗОН (благословения после еды).

Однажды я встал после приема пищи и уже собирался уходить. В этот момент меня окликнул один из руководителей кампуса, Егуда Ликомцев: «Эй, ты хочешь стать миллионером?» И не дожидаясь моего ответа, он продолжил: «Если хочешь стать миллионером, тогда нужно читать Биркат А Мазон!» Оказывается, это помогает разбогатеть! Ликомцев учит, что таким образом улучшается энергетика, привлекающая финансовое благополучие.

В этот момент я просто, что называется, лишился дара речи. Это же магизм в чистом виде! Но в дальнейшем я увидел, что магическое толкование молитв, благословений и даже текстов ТаНаХа (Ветхий Завет) – вполне распространенная практика в кампусе. Оказывается, что Теилим (Псалтирь) нужно читать, когда болеешь, чтение вслух текстов псалмов действует в качестве хорошего болеутоляющего. Еще Ликомцев обучает «кошерным» основам гигиены: «после туалета нужно себя очищать только левой рукой, а правая должна оставаться в чистоте» (видимо он очищает себя рукой! – П.Ц.), или «при ритуальном омовении рук следует мыть сначала правую, а только потом левую руку».

 

3. Проповедники Злотского превращают Священные Книги в цитатник.

 

Этот же сотрудник секты Злотского – Егуда Ликомцев – любил цитировать Талмуд и Тору при каждом удобном ему случае. Например, когда он увидел остатки недоеденного черствого хлеба в мусорном ведре, то тут же устроил собрание. Указывая пальцем на ведро, он заявил: «В Талмуде написано: тот, кто выбрасывает еду, доходит до нищеты!» На следующий день рацион сократился. Понятно, что из Талмуда можно позаимствовать любую цитату, и там же можно найти другую, опровергающую первую. Но Злоткинцы прибегают к цитированию Священных текстов всякий раз, когда хотят оказать давление на адепта. И при этом цитата получает весьма вольное толкование, в зависимости от смысла, который нужен лидеру секты. При этом рядовым адептам запрещено прибегать к подобной практике, им говорят, что только раввинам можно заниматься герменевтикой священных текстов (конечно терминов «герменевтика» и «экзегетика» они не знают, но смысл их рассуждений таков). И следуя этой логике, сотрудники Злотского продолжают: раввины (имеются в виду лидеры секты) – толкователи Закона, без их участия связь с Богом невозможна!

 

4. Оккультизм: Ури Суперфин – теоретик сглаза и порчи.

 

Другой штатный кампусовский преподаватель – Ури Суперфин – работает разъезжим проповедником. Он выступает с лекциями в еврейских общинах по всему СНГ. Каково же содержание этих лекций, которые сам он гордо именует «уроками»?

Излюбленной темой проповедника Ури является сглаз. Приведу здесь содержание одной из его лекций:

Ури с ужимками обращается к аудитории: «Вечер добрый, здрасьте!»

Далее он откашливается и продолжает:

«Что делать, люди любят темы интересные, связанные с метафизикой, оккультными науками... Наша сегодняшняя тема – чемпион в этих делах, она касается всех, всегда и каждого. Итак, наша сегодняшняя тема – это сглаз: сглаз дурной, просто сглаз. Сглаз бывает разный. Патентов не обещаю, я не практик в этом плане, а теоретик (! – П.Ц.). Достаточно знать, что есть такое явление, как сглаз, и нужно его опасаться. Это знание (по-видимому, о том, что существует сглаз – П.Ц.) – это мудрость, которую невозможно постичь, ее можно только получить свыше...» Далее он доказывает, то что сглаз существует. Логика его рассуждений сводится к тому, что если люди говорят об этом, значит это есть. И далее: «Насколько влияние этого сглаза оно сильно? На тех же сайтах (каких? П.Ц.) можно видеть всякие перечисления. Есть люди, которые корифеи этого всего, что они позволяют делать себе градации: порча такая, порча сякая... Просто радуешься за человека: насколько он проник в глубину этой темы!»

Далее он рассуждает о смерти: «Ничего случайного не бывает, но есть причины, по которым люди, в данном случае – чисто внешне уходят из этого мира...» Звучит вопрос из зала: «Вот я слышал: у разных людей есть разная аура (плохая или хорошая). Как можно проверить это и как это влияет на сглаз?» Суперфин отвечает: «Я теоретик, но это не значит, что я могу говорить об областях, в которых я не разбираюсь, но в этом даже пишущие (кого он имеет ввиду? пишущие – это не теоретики? или он в разговорном жанре работает, и на этом основании считает себя теоретиком? – П.Ц.) не разбираются. Этим вообще не стоит заниматься». Далее он приводит пространные цитаты из каббалистической книги Зогар. Потом оказывается, что даже можно определить частотность, с которой люди умирают от сглаза:

«Рассказывают про одного Рава. Он обладал экстраординарными способностями – умел определить, по какой причине люди покинули этот мир. Однажды, гуляя по кладбищу, он определил, что 99% лежащих в этом месте под этими плитами покинули мир преждевременно. Об этом он рассказал своим ученикам...» Далее он рассказывает: «Я заметил, когда я рассеянно смотрю на кого-то, то он спотыкается. Это не точно, но я заметил». И напоследок Ури рекомендует: «На всякий случай, лучше не смотритесь в зеркало» (очевидно, чтобы не стать жертвой собственного сглаза – П.Ц.)

Ури Суперфин – один из руководителей в организации Злотского. Он постоянно проводит лекции и «уроки». Более того, он организовал занятия в он-лайне через программу Скайп.

Мне пришлось слышать еще один интересный рассказ этого господина, о том, как он в Израиле замечательно лечил гипатит пятью белыми голубями.

Суперфин всегда говорит бойко, быстро, пересыпает речь ивритскими словами, смысл которых большинство слушающих не понимает. Он говорит на русском языке, но при этом имитирует ивритский акцент: то понижает, то повышает голос до визгливых интонаций. Слушать его крайне тяжело, через 10-15 минут таких проповедей невольно впадаешь в транс.

У Суперфина есть определенный талант: часами он может с умным видом читать лекции на тему: «отчего яблоко зеленое?»

Однажды я слушал его лекцию о происхождении и сути языка иврит. В этой лекции он излагал неокаббалистическое учение, подчеркивая, что если понять, как устроен иврит, можно создавать новые слова и языки. А еще Суперфин убежден, что наука ограничивает мышление и скрытые способности человека. Он считает, что люди могут и сквозь стены проходить, и левитировать, но для этого нужно только очень поверить. А научное мышление ставит преграды для подобных способностей. При желании, говорит Суперфин, даже можно научиться перестать думать (– П.Ц.) А вот каковы критерии душевной болезни по Суперфину: «Психически больной – это не душевнобольной. Душевнобольной – тот, кто нарушает мицвы (иудейские заповеди). Если вы нарушаете заповедь, то вы – душевнобольной!»

 

Вывод:

То учение, которое под антуражем ортодоксального иудаизма подается в общине «Jewish Campus», никоим образом не является им. Это не иудаизм, а синкретическое учение, сочетающее в себе оккультизм, магизм, элементы коммерческих культов и теологии процветания. Вместо единого Бога они поклоняются успеху и богатству. Основатель саентологии Л. Рон Хаббард сказал: «Хочешь разбогатеть – нужно основать собственную религию». Шломо (Михаил Моисеевич) Злотский оказался хитрее, он приспособил для этой цели уже существующую.

 

Эпилог

Вот в этом «дружелюбном» месте я провел в свое время 12 недель. Естественно, что в таких условиях было невозможно заниматься финансовой аналитикой и мой испытательный срок закончился неудачей. На работу меня не приняли. Спасибо вам, рав Шломо за все.

 

Петр Царьков, бакалавр Теологии, Магистр Социологии.

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.


Пожертвование на содержание и ведение уставной деятельности Центра религиоведческих исследований во имя священномученика Иринея Лионского.

Для выбора способа пожертвования, щёлкните по нужной иконке справа от суммы