Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-905-709-23-14 (9:00-20:00)
 

Академия тренингов: раскройся или умри - 05.09.07

05.09.07

Академия тренингов: раскройся или умри 

 

Хочу поделиться с Вами историей, которая произошла со мной этим летом.

Предыстория такова. В прошлом году, подруга посоветовала мне пройти курс в некой Академии тренингов. Речь шла о психологических тренингах, направленных на раскрытие способностей и умения добиваться успеха в жизни. Это прозвучало для меня заманчиво, и я заинтересовалась, посетила сайт Академии и ознакомилась с условиями. Условия были достаточно привлекательными. Три дня базового курса тренинга «Точка опоры» стоил порядка 9000 руб. Но внутренние правила Академии позволяли требовать эти деньги назад, если тренинг не понравился и оказался бесполезным. «В крайнем случае, я ничего не теряю», — подумала я и сделала свой выбор.

Хочу сказать, что руководителем и главным организатором этих тренингов является Михаил Ляховицкий.

Оплатив Базовый курс, я в начале этого года пришла на тренинг. Не буду подробно останавливаться на содержании данного курса. Суть его сводилась к тому, что под воздействием различных упражнений и игр человек мобилизовал свои внутренние ресурсы и его программировали на позитивное отношение к жизни. Все это сопровождалось музыкой, и было отлично организованно. Нас угощали фруктами. Надо ли доказывать, что большинство участников остались довольными.

В ходе тренинга ключевыми оказались несколько концепций. В частности:

1. Человек сам ответственен за все, что с ним происходит, поэтому не стоит обвинять окружающих (теория «жертва – автор»: не будь жертвой, будь автором своей жизни).

2. Теория «Быть — делать — иметь». Если хочешь иметь в своей жизни нечто, чувствуй и веди себя так, как если бы ты уже это получил. То есть если хочешь быть богатым, веди себя как богатый человек. Если хочешь, что бы тебя любили, будь любящим — люби сам.

3. Миру надо доверять (это не обсуждалось).

В этих теориях нет ничего плохого, но давайте посмотрим, как затем их извратили и сделали оправданием для издевательств и насилия.

В дальнейшем предлагалось пройти так называемый продвинутый курс, где развивались и закреплялись полученные навыки. Сознанием людей манипулировали и упор делался на то, что продвинутый курс предлагали пройти СРАЗУ ЖЕ после базового. В этом случае обещали скидку 3000 руб.

Многие с нашего курса прошли продвинутый. Когда я пришла навестить новых друзей после прохождения этого курса, все были довольны, улыбались и излучали море позитива.

Но кое-что подозрительное я все-таки помню.

1. Одна девушка из нашей группы говорила «Мой папа говорит, что на продвинутом курсе твориться что-то ужасное. Он ходил весь в синяках».

2. Девушка, прошедшая продвинутый сказала о своих впечатлениях: «Ну, вот видишь, я жива».

3. Ляховицкий приглашая на продвинутый курс, обмолвился: «Калек после продвинутого у нас нет».

Я не пошла сразу на продвинутый курс, так как я перешла на другую работу и у меня тогда не было денег.

Но спустя полгода я все-таки решила его пройти. На собеседовании мне сказали, что продвинутый курс отличается от базового. Если на базовом был каждый сам за себя, то на продвинутом играем командой и пока каждый из членов команды не «сдвинется», группа вперед не идет. «На тренинге можно все», — сказала менеджер Людмила, которая меня регистрировала. Мне предложили подписать договор, где ни слова не было сказано о том, что будут применяться насилие и оскорбления.

Заплатив требуемые деньги, я пришла на продвинутый курс.

Перед началом курса я позвонила двум своим подругам, которые его уже прошли. Одна сказала: «Дай себе обещание обязательно пройти его до конца». Вторая: «Прорывайся через сопли и через слёзы».

И снова я не увидела ничего подозрительного. Какие сопли? Какие слезы?

Да, продвинутый курс действительно отличался от базового.

Во-первых, никакой музыки уже не было. Ляховицкий нам сказал, что здесь нам никто сопли вытирать не будет. Воцарилась гнетущая атмосфера.

Всем участникам тренинга (я подчеркну ВСЕМ) предлагалось выйти к микрофону и ответить на два вопроса:

1. Кем я был, раз добился нынешних результатов. (Сразу хочу оговориться, что все предлагавшиеся нам вопросы воспроизвожу по памяти. Формулировки были достаточно мутные, и я с трудом их вспоминаю.)

2. Каким я хочу себя сделать на этом тренинге, чтобы достичь своих жизненных целей, заявленных на базовом курсе. Готов ли я меняться?

Посередине висел большой плакат: ТРАНСФОРМАЦИЯ НЕ ТЕРПИТ ПОСРЕДСТВЕННОСТИ!

Первым начал некий Марат Латыпов. Он работает в этой Академии и в данном случае выступал в качестве участника – «подсадной утки». Марат задал тон проведения курса.

Он вышел к микрофону и занялся самобичеванием, рассказывая о том, каким был «нехорошим», развелся с женой, избегает каких-то там обязанностей и т п.

Затем Ляховицкий задал ему пару конфронтационных вопросов и помог Марату сделать вывод, что тот был полным неудачником в своей жизни.

Далее по той же схеме. Вышла женщина средних лет, которую так же заставили сознаться, что она глупая, никчемная, некрасивая и нелепая идиотка. И т. п.

Очень впечатлил следующий случай. К микрофону вышел молодой человек восточной внешности по имени Игорь*. Он начал что-то рассуждать о своей жизни, производя впечатление мягкого и застенчивого человека. Ляховицкий начал его очень агрессивно провоцировать «подначивать». Слышались оскорбления из зала.

Хочу сделать здесь лирическое отступление. Дальше все произошедшее будет напоминать бред, потому, что это и есть бред. Но я в меру сил буду стараться адекватно его воспроизвести.

Насколько я понимаю, Игорю предлагалось, стоя у микрофона, срочно измениться, проявить какую-нибудь сильную эмоцию и перестать быть таким зажатым. Ляховицкий бросил клич «Группа, помогите Игорю раскрыться». Ему помогли. С места встал Марат и, выкрикивая оскорбления, толкнул Игоря… Потом еще… Игорь упал. Начал подниматься, Марат дал ему пинка. Игорь встал, набросился на Марата, они сцепились. Потом их разняли. Игорьа вывели к микрофону. «Что ты чувствуешь?» — задал вопрос Ляховицкий.

Я вполне понимаю, что в такой ситуации человек может чувствовать недоумение: он пришел получать новые знания и навыки, а его избивают и унижают. Но недоумение ему не предлагалось чувствовать. Ему предлагалось чувствовать на выбор:

1. унижение;

2. жалость к себе;

3. страх.

Когда на лице Игоря увидели слёзы, и весь зал удостоверился, что все эти чувства Игорь в полной мере испытывает, Игоря отпустили на место.

Хочу заметить, что никто активно за Игоря не заступался, ни из женщин, ни из мужчин.

И так же хочу заметить, что подсадная утка Марат дал знак всем, что на этом тренинге действительно «ВСЕ можно».

После выступления Игоря нам было предложено разбиться на мини-группы по девять человек. Вернее не «было предложено», а было категорически приказано. Порядок определял тренер Ляховицкий.

В мини-группах происходило все то же самое. Нужно было ответить на эти 2 вопроса, проявив максимум эмоций. За нашим «проявлением» наблюдали ассистенты. Их было трое Алексей, Людмила и Ирина. Эти люди, так же, как и Марат, провоцировали агрессию: ходили вокруг нас, и оскорбляли каждого участника, выступающего участника. Дальше все шло по накатанной схеме. Эмоции ни в коем случае не должны быть положительными. Веселую и улыбчивую молодую девушку Дашу пока не довели до слез, на место не посадили. Особенно досталось девушке Гуле. Её мучили больше двух часов. На выступающего человека оказывалось давление еще и в том, что он «задерживает» тренинг, «тормозит», «не может раскрыться». Вы спросите, что это значит? А я не знаю. На самом деле все было довольно просто: пока от человека не добьются унижения и не размажут по стенке, его в покое не оставят. Гуля этого не понимала, а вот девушка Ирина поняла сразу. Она вышла, сразу ЗАПЛАКАЛА и начала заниматься САМОБИЧЕВАНИЕМ, рассказывая о своих отношениях.

В соседней мини-группе кого-то сталкивали со стула…

Не буду подробно останавливаться на всех событиях. Сейчас я понимаю, что на людей оказывали давление, заставляли почувствовать унижение. Пока на лице человека не видели слез, пока не добивались от него каких-то интимных признаний, его в покое не оставляли. Занимались этим все участники тренинга (в том числе, к своему стыду, и я, но без особого рвения). Давление оказывали в том числе и физическое, били, трясли, девушек таскали за волосы.

Теперь об организации данного мероприятия. Никаких перерывов не предполагалось. Участники сами могли организовать перерыв между процессами. В туалет во время процесса выходить было нельзя (первый процесс длился у нас около восьми часов). Пить можно было только воду, принесенную в бутылках. Снимать на видео тоже нельзя (понятное дело!). Зато бить других и материться было можно!

Еще важный момент. Каждому дали так называемую «связку». Это человек случайно севший напротив. Смысл связки (если в этом вообще есть какой-то смысл): люди в связки на 100% ответственны друг за друга. Если выбывает один человек, то другой тоже не участвует, если один человек не сделал домашнее задание, то считается, что другой тоже его не выполнил. Круговая порука.

Первый «рабочий день» у нас начался в 10 утра, а завершился в 6.30 утра следующего дня. Обед был в 20.00. Если его можно назвать обедом.

На утро нас отпустили домой поспать и сделать домашнее задание. Очень жалею, что «вылетев» с тренинга, я в сердцах его порвала! Этот бред просто невозможно запомнить и воспроизвести. Нам предлагалось ответить развернуто на 10 вопросов с какой-то мутной формулировкой. Вопросы касались внутреннего мира человека.

В том числе там были вопросы:

1. Опиши 10 случаев, когда я нарушал обязательства.

2. Опиши 10 случаев, когда я манипулировал людьми.

И т п.

Мы с моей связкой Кариной быстренько пробежали по всем пунктам. Выяснилось, что кто-то домашнее задание не выполнил.

Все стали ждать этих людей. Последней была девушка Катя, которая слишком серьезно отнеслась ко всей этой фигне и не могла по-честному припомнить 10 случаев, когда она манипулировала людьми. На Катю орали матом, дружески подгоняя её (слава Богу, не избили). Наконец с Катиным заданием было покончено и нам было предложено ассистентом Людмилой войти в зал тренингов в такой форме: «Ну что, сволочи? Вы готовы начать тренинг?» На что мы радостно ответили «Даааааааа!!!»

В зал заходили следующим образом. Нам давалось 15 секунд для того, что бы 40 человек зашло в зал. Чтобы успеть это сделать, мы запускали вперед самых сильных мужчин, которые отодвигали стулья с нашего прохода и дальше все бегом рассаживались по стульям по порядку. Признаюсь, что этот трюк с рассаживанием 40 человек за 15 секунд получился у нас только с пятой попытки. А до этого нас Людмила дружески понукала: «Суки, б..ди, пидоры, что за 15 секунд не можете рассесться!!!? Х… вам, а не продвинутый!!!» Надо признаться, что именно это мы и получали.

Наконец, усевшись с пятой попытки, мы сами себе зааплодировали. «Нас е…т, а мы крепчаем!» — как нельзя точно сформулировала суть процесса девушка рядом со мной.

На душе было более чем гнусно….

Теперь, собственно, что касается меня и как пострадала лично я от этого беспредела.

На второй день проведения тренинга мы как обычно уселись по мини-группам. Нужно было «раскрыться», то есть ответить на два бредовых вопроса: каким я был (подразумевается, что плохим) и что я собираюсь сегодня создавать (эмоцию какую). Уже не помню с чего все началось, видимо не смогла я должным образом «раскрыться» и создать эмоцию. На меня налетели члены мини-группы. Начали сначала трясти, дергать. Потащили к боксерской груше.

Лирическое отступление. Я до сих пор не упоминала о боксерской груше, а между тем, она была главным действующим лицом всего процесса. К груше тащили «провинившихся» участников и заставляли их изо всей силы лупить по ней и орать что есть мочи всякие гнусности, «выпуская» свои отрицательные эмоции. Гнусности тоже, кстати, были строго регламентированы.

И тут нужно сделать еще одно лирическое отступление. Тренинг был составлен исходя из фрейдовской теории Эдипова комплекса. Точно не помню, в чем она заключается, кажется в том, что каждый взрослый мужчина в глубине души хочет убить своего отца, что бы заняться любовью с матерью, а женщина, наоборот, — то же самое, только с отцом. Все это происходило так: допустим, какой-то участник лупит грушу и что-то там орет. Тут же появляется рядом Ляховицкий и спрашивает: «На кого ты злишься? Кого ты ненавидишь? Свою мать? Своего отца? А почему ты на него зол? Что ты хочешь с ним сделать?» Далее следует «терапия»: «Брось на него обижаться, это было давно, это нельзя изменить» и т. п. Пока Ляховицкий не услышит нужный ответ, у участника нет шансов отойти от груши. Так и будет бедолага лупить ее, пока не свалиться от инфаркта. Трансформация ведь не терпит посредственности...

Может оттого у меня на руке огромная гематома…

Вернемся ко мне. Женщины группы и один парень, помогая мне «раскрыться», потащили меня к орудию пытки под названием груша. Тыча меня в неё, мне велели бить грушу и кричать. Решив, что здоровье дороже, я начала делать, что говорят. «Громче, сильнее…» — слышала я со всех сторон. Я орала изо всех сил, надрывая голосовые связки. «Нет, ты можешь громче!» — был безжалостный вердикт. «Что ты сейчас чувствуешь?» — спрашивали меня мои мучители. В голове была полная муть и ощущение мерзости и гнуси. «Надо линять…Аня, спасайся…» — мелькнула мысль. «Я хочу уйти», — сказала я сорвавшимся голосом. «Нет, мы не дадим тебе уйти», — кричали участники. Девушка Инна преградила мне дорогу. «Нет! Она моя связка! — взвизгнула Карина — не пускайте её!» Опять меня стали трясти, бить по голове. «Вот, ты хотела создавать любовь, а ты ведь нас не любишь», — сказала Елена, та самая «глупая, никчемная, некрасивая и нелепая идиотка», что выступала вначале тренинга. Покажи, как ты нас любишь. Испытывая одновременно чувство гадливости, недоумения, ужаса от всего происходящего, я полезла к ним обниматься. «Нет», — был жестокий вердикт Елены, Инны и еще одной активной участницы, — «Ты нас не любишь…» «Черт, я попала!» — подумала я опять, — «Ну, по крайней мере, они меня живой выпустят. Зачем им уголовщина?»

«Ты меня любишь?» — спрашивала Елена, глядя мне в глаза. «Старая лохушка, что её любить? Я её плохо знаю…» — промелькнуло у меня в голове, — «К тому же не понятно, за что? За то, что она надо мной издевается?» «Ты нас ненавидишь…» — продолжала моя мучительница. «Скажи, ради меня ты можешь сделать одну вещь?» У людей явно съехала крыша. У меня, кажется тоже. «Какую?» — спросила я.

«А, если спрашиваешь, ты нас не любишь, ты нас ненавидишь… Если бы любила не спрашивала…» Вокруг меня столпились все участники мини группы. Ассистент Алексей, как стервятник над раненным животным, крутился рядом. «Отстаньте от меня, дайте мне побыть наедине с собой!» — простонала я. На истерику уже не было сил. «Неееет…» — вопила вся группа. «Если ты меня любишь, сделай для меня одну вещь…» — продолжала Елена. «Надо спасаться… Любой ценой… Господи, помоги!» «Что ты хочешь?» — спросила я. «Ради меня, раскрой свою душу!» — декларировала эта впечатлительная женщина и показала руками как именно я должна её раскрыть. Делать было нечего… Я повторила движение Елены и подумала: «Боже… Заплатила немалые деньги, и надо мной так измываться». В конце концов, я заплакала. Им только это и нужно было.

Женщины начали меня жалеть и гладить по спине. Тут как тут появился надо мной Ляховицкий с вопросами: «Чего плачем? На кого злимся? Какие отношения были с родителями в детстве?» Ну просто добрый доктор Айболит, который пришел исцелить от боли! Мои отношения с кем бы то ни было были далеко не безоблачными, и пришлось вспомнить особенно болезненные случаи из детства. Пришла ассистент Людмила, обняла меня и нежным голосом начала журчать, что я «самая замечательная, красивая, очаровательная, хрупкая и нежная женщина на свете». То есть побили, теперь погладим.

Как в тумане вспоминаю все остальное, что произошло. Помню, что я была не последней, с кем расправились.

Наконец, когда мы поиздевались друг над другом вдоволь, нас отпустили на обед. Нам предписывалось после таких упражнений чувствовать облегчение и радость, но я чувствовала опустошение и подавленность.

Кусок мяса не лез у меня в горло. Что же это такое? Что вообще происходит?

Вы спросите, почему я не удрала от них в обеденный перерыв? Хороший вопрос. Видимо я подумала, что все избиения кончились и дальше будет только кайф. Работала схема: «заплатила деньги, нужно отработать». И «все происходящее — для нашего блага»

В принципе я оказалась права. Во второй половине дня у нас было групповое упражнение «затонувший корабль». Описывать его смысла нет, поскольку на этом упражнении никто ни над кем не издевался.

Далее было задание на пятницу. Оно называлось «Альтернативная презентация». Нужно было прийти в образе, противоположном тому, чем ты являешься. Мне достался образ проститутки. Надо сказать, что все образы, который наш тренер предлагал, отражали в полной мере его извращенную натуру. Четырем молодым людям было предложено стать гомосексуалистами. Двум девушкам досталась презентация дорогого женского белья. Кому-то достался образ рокера, трем здоровенным мужикам задали образ младенцев. Еще каким-то мужчинам нужно было переодеться в женское платье. Одному тощему парню достался образ мистера Мускула. Все остальные стали панками.

Не буду подробно описывать, как происходила эта презентация. Никаких хороших впечатлений я не вынесла.

Перейду подробно к тому, как меня избили в последний раз, когда в очередной раз мини-группы мусолили эти два мутных вопроса — каким был и что создаю. Одна из девочек создавала образ суки (формулировка и лексикон Академии тренингов). Это выражалось в том, что она извивалась, как уж на сковородке, подходила к каждому и смотрела в глаза злыми, прищуренными глазами. Мне стало совсем противно, и я посмела об этом заявить. То есть я сказала, что образ неубедителен. Если бы я заявила это напрямую, боюсь, меня размазали бы по стенке «продвинутые» участники тренинга.

Дальше начал повторяться беспредел, бывший накануне. Сначала женщины меня обступили и начали кудахтать, что, мол, я чувствую и почему я не могу раскрыться. Это продолжалось где-то минут 10-15. Я честно предупредила, что второго избиения я не переживу. «Да не будем мы тебя бить!» — заверили меня тетки. Но поскольку я была «тормозная» и чувствовала не то, что нужно и не так как нужно, меня в покое не оставляли

«Я хочу уйти, пустите меня », — попросила я. «Давай, уходи!» — ответили все хором. И встали стеной у двери. Я из последних сил пыталась прорваться через толпу. Меня не пускали. «Ну, уходи! Если хотела, уходи!» «Если бы захотела, ушла бы!» Ну, как же, человеческие возможности безграничны: захочешь — уйдешь.

Наконец к ним присоединились остальные участники тренинга и среди них молодой человек Артур, которого я запомнила как наиболее горластого и агрессивного. И еще я не могу припомнить, что бы его кто-то бил или орал на него, хотя Артур с большой охотой принимал участие в расправах. Артуру не понадобилось объяснять, что со мной делать. Он схватил меня за волосы и потащил к груше. Швырнув меня в нее лицом, он сказал: «Проявляйся сука! Чего тормозишь, б… Всю группу тормозишь. Все жрать хотят, а она раскрыться не может!» Я честно предупредила Артема, что второго избиения я не переживу и у меня слабое сердце. «Жертва!!! — радостно провозгласил Артем, – Ребята, она жертва!!! Бей её!» Я получала удары по голове, по лицу, по ушам со всех сторон. «Ну-ка давай, бей грушу! Говори, что чувствуешь». Ситуация сложилась следующая: или я бью грушу, или меня бьют. Я опять начала бить её из последних сил. «Кричи!» — орали мне со всех сторон. Я закричала. «Громче!» — «Громче не могу!» — «Можешь!» В общем, этот процесс продолжался какое-то время. Потом мне подсунули сложенное одеяло, толкнули на пол. Я должна была уже лупить одеяло.

Если я переставала это делать, со всех сторон на меня сыпались удары по щекам, по голове. Я попросила воды. «Вот тебе вода», — заорал Артур и плеснул мне в лицо воду. — Что, легче стало?»

Артема осенило: «Ребята! Да она хочет, что бы её изнасиловали!» Все радостными криками одобрили эту идею. Артем схватил меня и повалил на спину. Еще несколько человек (к сожалению, не помню кто) держали меня за ноги за руки. Отчётливо помню, что держали меня Александр (мистер Мускул), била по лицу и голове девушка Вероника. Моя связка Карина тоже не отставала — «вкладывалась» в меня.

Артур порвал мне колготки, задрал юбку. Озверевшего негодяя предупредили, что половой акт запрещен. Это видимо его остановило, а может что-то еще… «Кричи сука, громко!» Я закричала: «Помогите!» «Это не крик, а комариный писк! — измывался надо мной Артур. — Когда тебя изнасилуют, ты тоже будешь так кричать?» Наконец я увидела стоящего надо мной с улыбкой на лице Ляховицкого. «Миша, помоги!!!» — закричала я. Не настолько же он сволочь, в конце концов! Но он только стоял и улыбался. Уже не помню, как меня отпустили. Ляховицкий первым делом задал мне вопрос: «Почему я хочу, что бы меня изнасиловали?» Я ответила, что не хочу, что бы меня насиловали. На что мне было сказано, раз меня насилуют, я на самом деле этого хочу. Ну да, человеческие возможности безграничны и если хрупкая девушка не может раскидать 10 уродов, сидящих у нее на руках и ногах и лупящих по голове, значит, она не очень-то по этому поводу и огорчается.

Голова гудела, в глазах поплыла муть. Сколько они еще будут измываться надо мной? Пока я в обморок не свалюсь? «Кровососка! Она нашу энергию сосет!» — заорал кто-то. «Да ей просто нравиться отвлекать на себя внимание!»

Невозможно описать мое состояние в тот момент.

Дальше мне было предложено «заняться любовью» с кем-нибудь из мужчин. «Кровососка, которая сосет энергию» (это я) на подкашивающихся ногах, шатаясь подошла к Марату и поцеловала его в надежде, что может быть это будет последнее издевательство и за меня кто-нибудь заступиться. «Возбуди его, возбуди!!!» — орала озверевшая толпа.

Не буду продолжать дальше. До чего могут дойти одуревшие люди, которых напичкали всякой чепухой.

Через некоторое время вмешался Ляховицкий и сказал: «Хватит, бесполезно. Отпустите её. Уходи». И еще добавил: «Постарайся все виденное и слышанное пропустить через себя».

Вот я и пропустила. Я считаю, что на продвинутом курсе Академии тренингов имела место попытка унижения человеческого достоинства людей. Для этого на людей оказывали психическое и физическое давление. Их оскорбляли, били, не давали пить и есть, ходить в туалет. Людей стравливали друг с другом, заставляли совершать неадекватные поступки. Пользуясь их доверчивостью и опираясь на психологическую концепцию, манипулировали сознанием людей, пытались сделать их моральными калеками. Я считаю, что организаторы тренинга (кучка моральных уродов) хотели получить от этого кроме денег еще и извращенное удовольствие.

Я считаю, что организаторы и те, кто принимал активное участие в бесчинствах, должны понести как юридическую, так и уголовную ответственность за все происшедшее.

P. S. Через день после описанных событий мне позвонили. В трубке раздался незнакомый мужской голос. «Привет, это из Академии тренингов! Помнишь, такой дядька, большой и толстый? Мы тут закончили курс, все такие счастливые! Приходи к нам на встречу». Я вежливо отказалась и сказала, что, к сожалению, не могу прийти. «Жаль, ну ладно», — сказал Большой и Толстый. Я печально подумала: где же был этот большой и толстый, когда меня били и унижали? Но ничего говорить ему не стала.

Татьяна, Москва, август 2007 г.

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.