Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-905-709-23-14 (9:00-20:00)
 

Центры реабилитации зависимых: как не попасть в секты и дома пыток - 29.08.17

На прошлой неделе в Челнах можно было заметить микроавтобус, обклеенный рекламой реабилитационного центра для нарко- и алкоголезависимых «Рето». Активисты предлагали всем нуждающимся бесплатное лечение в филиалах центра, расположенных в нескольких городах России. Свой вояж по стране на микроавтобусе они объяснили 20-летием центра. Волонтеры рассказывали о множестве людей, спасенных в их центрах от выпивки и наркотиков, при этом особо не афишировали то, что центр имеет отношение к какому-то неофициальному ответвлению христианства.

Центры реабилитации зависимых: как не попасть в секты и дома пыток

«Челнинские известия» решили разобраться, во-первых, в том, что за гастролеры появились в нашем городе. Во-вторых, дать ориентир отчаявшимся родственникам, которые не знают, как разобраться в обилии различных реабилитационных центров и не отдать своих близких в руки секты. Помогли нам в этом специалисты фонда Тимура Исламова, которые давно занимаются изучением различных центров лечения и реабилитации алкоголиков и наркоманов.

У меня пьет брат

Чтобы разобраться, что за реабилитация нагрянула в Челны, было решено сделать звонок в центр «Рето» и назваться родственником пьющего человека, которого надо срочно спасать. Вопросы задавал Максим Новогородов, программный директор фонда Тимура Исламова, давно занимающийся изучением подобных центров. Он представился человеком, у которого пьет брат. Вот отрывок разговора.

- Здравствуйте, у меня брат старший пьет, и денег у нас на платное лечение нет, но что-то с ним надо делать.  Мне важно понять, как вы лечите, что у вас за условия. Мне брата спасать надо. Он особо не хочет лечиться.

- Надо, чтобы брат нам сам позвонил. Мы ему самому все объясним, все расскажем, как живем.

- А вы мне не можете рассказать? Чтобы я его потихоньку начал готовить.

- Центр находится на территории бывшего пионерского лагеря, живем в условиях коммуны. Поскольку центр бесплатный, мы сами себя обеспечиваем, мы работаем. Центр христианский, поэтому  проводим собрания, молимся, читаем Библию. Рекомендуем, чтобы человек с нами жил год-полтора. Не курим, не пьем, никаких заменителей не употребляем.

- А что за работа там у вас?

- Как волонтеры работаем, и все деньги идут в центр реабилитации.

- А вы сказали, что у вас программа реабилитации есть. Это что за программа?

- Первый этап – это просто адаптация, когда человек в себя приходит. Потом он начинает учиться заново жить вместе с верой в Бога. Центр христианский, поэтому очень важный момент – вера. Я уверовал в Иисуса Христа.

 

В Татарстане около 80 центров реабилитации и только десяток из них работают в правовом поле

Максим Новогородов сразу сказал, что перед нами – христианская рабочая коммуна, коих в России появилось великое множество. Вся их индустрия заточена на то, чтобы сформировать как можно больше рабочих бригад, которые приносят деньги.

- В таких коммунах занимаются тяжелым физическим трудом, в последнее время, например, пилят лес. Заработать на этом можно прилично, но большая часть денег идет не на содержание  работников. Обратите внимание, он сказал: мы зарабатываем деньги, но все их оставляем коммуне. Люди приходят туда в подавленном состоянии, часто с самого дна общества, они цепляются за коммуну, потому что в ней уже не такой мрак, который они оставили позади. Чтобы управлять бригадами, просто грубой силы недостаточно, для этого прибегают к религии. Они читают Библию, поют псалмы. Но это точно не лечение. Как правило, много пациентов, пробыв там год-полтора, возвращаются в социум и снова начинают пить и употреблять наркотики, - говорит Максим Новогородов.

Специалист привел совсем свежий пример. Челнинец пробыл в подобной христианской коммуне полтора года, вернулся в город и тут же сорвался - вновь начал нюхать соли. Более того, у него диагностировали туберкулез. 

- А все потому, что там не работают специалисты – врачи, психотерапевты, а только точно такие же бывшие зависимые. Со всей страны в коммунах собираются маргиналы, и если кто-то один болеет туберкулезом, заражаются все вокруг. Так что вышел парень из центра больным, но верующим наркоманом.  В Татарстане около 80 различных центров реабилитации и только десяток из них работают в правовом поле, - заметил Максим Новгородов. - Если бы от наркомании помогала только вера, то человек мог идти в церковь или мечеть, молиться и освободиться от зависимости. Но, к сожалению, только одной верой эта болезнь не лечится, хотя она и является порой составляющей в терапии, точно так же, как и трудотерапия – она должна быть только частью лечения.

Какая реабилитация самая опасная

Максим Новогородов рассказал, что все реабилитационные центры для зависимых можно разделить на четыре типа.

Один из них – мы уже разобрали – это христианские рабочие коммуны.

Еще один  – это психотерапевтическая бесплатная реабилитация. В таких центрах работают врачи, психологи, социальные работники. Они располагаются, как правило, при наркологических диспансерах. Лечение в них оплачивает государство.  Главная цель таких заведений – научить человека жить без алкоголя и наркотиков среди обычных людей, найти работу, завести семью, стать полноценным членом общества. Там тоже используют элементы трудотерапии, изоляцию, но она временная, чтобы потом постепенно человека вводить в социум.

Психотерапевтическая платная реабилитация – это центры, устроенные по такому же принципу, что и бесплатные, но являются частными, поэтому лечение в них платное.

Последний тип реабилитации – мотивационные дома.

- Это самые страшные центры, - считает Максим Новогородов. – Они работают на коммерческой основе. Туда кладут силой, часто родственники на это согласны. В мотивационных домах издеваются над людьми физически и психически, что запрещено законом. Но за стены центров это не выходит. Родственники зависимых молчат: они заплатили за анонимность, ведь чтобы начать судебное разбирательство, надо признать, что сын – наркоман. И доказать издевательства не просто, потому что единственные свидетели – это наркоманы, которым нет доверия.

В фонде Тимура Исламова призывают челнинцев, которые столкнулись с проблемой зависимости у родных, быть очень внимательными при выборе центра. Если у вас появились подозрения о пытках и издевательствах над близкими, звоните в фонд по телефону 59-74-13 или оставьте информацию для проверки центра на сайте фонда Тимура Исламова

Наталия Гарипова

8:28, 8 августа 2017

Челнинские известия  http://www.chelny-izvest.ru/social/53220.html

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.