Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-905-709-23-14 (9:00-20:00)
 

Тренинг "Полет" — вредоносная магия под маской психологии - 13.04.10

Публикуем присланный в Центр религиоведческих исследований материал, сохраняя все особенности оригинала
 


Тренинг "Полет" — вредоносная магия под маской психологии

 

За последние несколько месяцев я участвовал в нескольких психологических тренингах – не то чтобы у меня были очень серьезные проблемы, но хочется добавить позитива в свою жизнь, а главное – в свое собственное отношение к окружающей действительности.

И вот новый тренинг. 31 марта 2010 года, центр "Синтон". Лучше бы его назвали "Симптом" (потому что симптомы маразма и дебилизма там видны на каждом шагу) или "Гондон" (чтобы такие козлы больше не рождались).

Тренинг называется "Полет" – позиционируется как "самый секретный из всех тренингов "Синтона"". Интернет полон восторженных откликов, но никто не рассказывает, в чем суть тренинга. Все напускают тумана и загадочности и говорят только: "Сходите обязательно". (NB: Позднее мне стало понятно, почему нет отрицательных отзывов: модераторы их отсекают «на дальних подступах»).

Первый час тренинга -- обычная беседа "по кругу": кто зачем пришел и чего ожидает от тренинга. Ничего необычного, все как везде, разве что ведущая Екатерина малость косноязычна и вряд ли шибко грамотна. Но я веду речь не о конкретной Кате, а о концепции тренинга.

Затем короткий перерыв. Всем участникам (нас было 19 человек) раздают некие бумажки, где перечислено четыре-пять обязательств, которые мы добровольно на себя берем. Все не помню, но среди тех, что помню, такие: не перечить тренеру и не разглашать содержание самого тренинга. Я как раз сейчас собираюсь это последнее обязательство нарушить. Ниже объясню, почему.

Итак, ситуация: мы летим в самолете в Бразилию "по приглашению Ассоциации объединенных наций". Это был первый звоночек: куда я попал? Я – журналист-международник с многолетним стажем работы, но о такой "Ассоциации" никогда ничего не слыхал. Ну ладно – не требовать же от психолога знания названий всех международных организаций, хотя как расшифровывается ООН, знают даже школьники.

Дальше. Нам раздали листочки со списком всех возможных удовольствий, которые мы можем получить в Бразилии на сумму до 3000 у.е., и предложили выбрать, что нам больше нравится, не вылезая за рамки суммы. Экскурсии, карнавал, номер-люкс (его надо было указать обязательно), роскошные ужины, самба с полуобнаженным инструктором любого пола по выбору, дайвинг, пляжные удовольствия и т.п. Потом сумму увеличили до 5000, но с одним условием: разбиться на тройки и везде ходить вместе. Если хоть один из троих против, то это удовольствие вычеркиваем.

Все было похоже на обычную деловую игру и особо не настораживало.

Минут через 20 после начала тренинга "стюардесса" Катя объявила: командир лайнера сообщает, что у нас неполадки с системой шасси, и посадка будет аварийной, шансы выжить есть, но они не очень велики. Но пока у нас есть полтора часа и мы должны их как-то использовать.

Поначалу все стали предлагать пути спасения: починить шасси, сесть на брюхо, сесть на воду, напиться, но все это было отвергнуто.

Тут необходимо маленькое отсупление. Чуть более 30 лет назад у меня был подобный опыт в реальности. Тогда я понял несколько вещей. Первое: ничего сделать я не могу, а значит, остается принять все как есть. И второе: единственное, о чем я сожалел тогда, было то, что я на тот момент не был крещен. Не сразу, но через относительно короткое время после благополучно разрешившегося инцидента я крещение принял.

Первое что сделала "стюардесса" -- раздала всем листочки и предложила написать письмо родным и близким, которое они получат только в случае нашей гибели. Меня поразило, что подавляющее большинство участников исписало лист мелким почерком едва ли не с обеих сторон. Я написал всего 15 слов (ни к кому конкретно не обращаясь):

"Ребята! Любите друг друга! И простите, если кого-то чем-то обидел. Всё. Пока. Люблю вас всех".

Дальше Катя предложила задуматься: на что же мы растратили свою жизнь. Тут я написал чуть побольше: смотрел телевизор, пил, писал никому не нужные статьи-однодневки, играл в компьютерные игры, давал частные уроки всяким идиотам исключительно ради денег, матюгался в блогах, ругался с первой женой.

Потом она же предложила представить ситуацию: вы выжили, но потеряли все, что было в прошлой жизни. Что или кого из прошлой жизни вы взяли бы с собой в новую жизнь? Можно было перечислить не более 25 позиций, учитывая, что "квартира" или "дом" -- это голые стены, а "я сам и мое тело" -- это только тело без одежды. Это на самом деле было любопытное упражнение: оказалось. что заполнить все 25 позиций очень трудно. Я написал 17 пунктов, из которых 11 "съели" несколько моих ближайших родственников и элементарные предметы одежды: трусы, носки, ботинки, брюки, рубашка, куртка.

Но что начинало действовать на нервы, это то, что "стюардесса" через определенные промежутки времени напоминала, что посадка будет аварийной, а шансов на спасение становится все меньше.

И тут наступила кульминация, которая мена заставила взглянуть на происходящее совершенно новыми глазами.

Шансов на спасение практически нет! Теперь напишите каждый сам на себя некролог, начав его словами "31 марта 2010 года ушел/ушла из жизни..." и напишите свое имя. А потом все что хотите рассказать о себе.

Господа! Срок нашего ухода из этой жизни не знает никто на этой земле! Говорить о себе, как об умершем, а тем более – называть конкретную дату своего ухода, значит, вторгаться в Высший промысел. Не делайте этого никогда! В незнании срока нашего ухода – наше величайшее счастье!

Я первым делом зачеркнул на листочке слово "некролог" и написал очень коротко: "Мне, честно говоря, … наплевать (я использовал другое, чуть менее литературное слово), что обо мне будут говорить на похоронах. Я жив и всем того же желаю. "Мне есть что спеть, представ перед Всевышним. Мне есть чем оправдаться перед Ним". В.Высоцкий".

Дальнейшее зрелище было одновременно жалким, мерзким и страшным. Молодые девчонки выходили на всеобщее обозрение и, рыдая, объявляли о том, что сегодня они ушли из жизни и какими они БЫЛИ (!) замечательными.

Потом (или чуть раньше -- это уже не важно) "стюардесса" зажгла 19 свечей (на свою долю она свечку не выделила). Потом самолет, естественно, разбился, и все пассажиры погибли. Когда компьютер издал звуки, напоминающие взрывы, я произнес слово, которое на нормативный русский язык можно перевести как «Всё кончено!» Мне показалось, я сказал это очень тихо, но соседи услышали.

Катя по очереди загасила все 19 свечей.

Итак, почему я нарушил обязательство. Во-первых, мне так долго внушали, что я умер -- какой спрос с мертвеца? Во-вторых, никакие штрафные санкции в обязательстве прописаны не были, так что пусть "Симптом" со мной судится, но при этом примет во внимание возможные имиджевые потери. В-третьих, я не давал согласия на то, чтобы кто-то гасил свечу, символизирующую МОЮ жизнь, и тем самым совершала ритуально-магическое убийство МЕНЯ!

И наконец, самое главное. Во всех этих манипуляциях я усматриваю явные признаки тоталитарной секты: 1) унижение человеческого достоинства, подавление воли (да, забыл сказать: все это сопровождалось очень мрачной и ужасно действующей на психику музыкой), подчинение воли участников воле модератора (точнее сказать, манипулятора); 2) подсаживание участников "на иглу" тренингов с последующим выкачиванием из них бабла (многие участники были в "Симптоме" не в первый раз, а одна сказала, что ходит сюда как минимум три раза в неделю).

Борис Волхонский, 
старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, 
редактор международного отдела «Русского журнала»

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.