Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-905-709-23-14 (9:00-20:00)
 

Восхождение к свободе: Америка Александра Дворкина - 01.07.14

    Автор: Протоиерей Алексий СлюсаренкоС Александром Леонидовичем Дворкиным я познакомился в конце мая 2002 года. Тогда мы, студенты V курса ПСТБИ, готовились сдавать экзамен по сектоведению. На консультацию к профессору пришли, кажется, все – в аудитории, которой служил зал храма Троицы в Грязех, был аншлаг. Дворкин в наших глазах был фигурой легендарной – эмигрант, сотрудник западных голосов, ученик знаменитых отцов-богословов, бесстрашный борец с тоталитарным сектантством. Одет профессор был скромно, но что называется, со вкусом, сразу видно - американец. Он быстро расположил к себе аудиторию и 2 часа рассказывал о сектах и отвечал на наши вопросы. Экзамен Дворкин также провёл необычно. Вместо привычной беседы один на один с преподавателем, нас ждала письменная работа. Это, конечно, несколько разочаровало – хотелось пообщаться с именитым  профессором поближе. И только теперь понимаешь – Александр Леонидович научился в Америке ценить своё время, которое мы привыкли тратить без оглядки… Экзамен я сдал на «три». В Свято-Тихоновском нас приучили радоваться и этому, весьма скромному результату. И думаю, что это важно. Лучше когда вас недооценивают, а не переоценивают. В этом случае всегда остаётся шанс доказать, что вы лучше, чем кажется.
   За прошедшее десятилетие Александр Леонидович успел сделать многое. Выиграл многочисленные суды у сектантов, посетил десятки российских и зарубежных городов с миссионерскими визитами, выпустил фундаментальное исследование «Сектоведение» (многократно переизданное), написал увлекательные «Очерки по истории Вселенской Церкви», проникновенные «Афонские рассказы»… Именно в этом, прекрасно изданном издательством ПСТГУ, сборнике рассказов, впервые появилась автобиографическая тема в творчестве Дворкина. Она была продолжена в «Учителях и уроках» (2009) и в полной мере раскрылась в новой книге Александра Леонидовича – «Моя Америка» (2013, изд. Христианская библиотека).
   С предельной откровенностью автор делится с читателем  драматическими обстоятельствами своей жизни в СССР, эмиграции, пути к Богу и, наконец, возвращения на родину. Описание московского андеграунда 70-х – глазами православного богослова и в то же время непосредственного его участника, вообще не имеет примеров в русской литературе. Советский парадиз брежневского периода многими воспринимается сегодня с чувством ностальгии. Сытое и беззаботное время великих побед в хоккее и дешевого портвейна в магазинах, золотой век русской рок-музыки и хипповой контр-культуры – ну чем не счастливая жизнь?
    Но вот молодой двадцатилетний москвич – Саша Дворкин стал задыхаться в этой атмосфере всеобщего гуманистического счастья. Он выходит из комсомола (а сколькие и сегодня любят затянуть под рюмочку «Не расстанусь с комсомолом…»), ищет свободу в обществе столичных хиппи. Отчасти и находит её. Тогда же он научился и бороться за свободу. Кто бы ни пытался посягнуть на свободу – академик Петровский или участковый милиционер – результат был один: Дворкин шёл своим путём, а не указанным начальством.
   Третья эмиграция в большинстве своём была еврейской по национальному признаку и экономической по целям. Искали лучшей жизни. И тут Александр Дворкин отбился от коллектива. Он не нажил в Америке состояния, хотя и научился зарабатывать на жизнь своим трудом. Его главным интересом в жизни продолжала оставаться свобода. Он сумел устоять перед соблазном оккультного пути, который ему навязчиво предлагал эзотерик Гроднер. Не пошёл Дворкин и по пути иудейской алии – предпочёл остаться человеком русской культуры. Между прочим, свою русскость Александр Леонидович защищал с завидным благородством. При оформлении заграничного американского паспорта, в качестве места своего рождения, он, к удивлению чиновников, указал не СССР, а Россию. – А я не признаю СССР, – пояснил поражённым американцам Дворкин. К сожалению, отличать Россию от СССР не научились у нас до сих пор очень многие…
    Свою эмиграцию автор пережил духовно. Для Дворкина опыт эмиграции есть опыт умирания. А значит нового рождения. В Америке умер московский хиппи «глупый, тщеславный, самовлюблённый павлин» и родился новый православный христианин, богослов и историк. Подобные метаморфозы в третьей эмиграции случались крайне редко. Чаще всего глупость и тщеславие в эмиграции росли с удвоенной силой.
   С любовью и болью пишет автор об Америке. В 70-х – начале 80-х Соединённые Штаты, несомненно, самая свободная страна мира. Она даёт приют гонимым, поощряет частную инициативу собственных граждан. Симпатию автора вызывают приветливость американцев, братская солидарность в трудные дни (мартовская забастовка в Нью Йорке в 1980). И, разумеется, главное открытие нашего эмигранта – православная Америка. Александру Леонидовичу посчастливилось соприкоснуться с цветом русского церковного зарубежья: отцами Георгием Флоровским, Александром Шмеманом, Иоанном Мейендорфом, Димитрием Григорьевым, Фомой Хопко, с  профессором С.С. Верховским,  владыкой Василием (Родзянко), церковным писателем и публицистом А.Э. Красновым-Левитиным. И ещё десятки встреч со свободными русскими людьми, с православными греками, сербами, американцами. Мыслимо ли было мечтать о таком в подсоветской России? Весьма поучительны портреты заграничных священников. Многие из них приучились жить скромно, не рассчитывая на блага от церковного служения. Пример их жизни помогает и в наших обстоятельствах. Как-то смиряешься, зная, что и другим было несладко.
   Боль автора об Америке сегодняшней, Америке стремительно отрекающейся от собственной традиции, отрекающейся от свободы во имя тотальной толерантности. Увы, приходится согласиться с характеристикой нынешних США как «антихристианского тарана современной глобалистской цивилизации».   
   Автор «Моей Америки» делится с читателем независимым от общественного мнения взглядом на ряд лиц, ставших для «джинсовой интеллигенции» если не кумирами, то духовными ориентирами. Александр Леонидович иронично пишет о вальяжном Познере, тщеславном Макаревиче, мелочном Галиче, «урловом» Высоцком, озлобленной Боннэр, изобретательных в утехах Вайле и Генисе… Но всё это без злобы, с осознанием собственного несовершенства. Вообще, сильная сторона книги Дворкина - её покаянный характер. Самые острые стрелы автора направлены не в кого-то, а прежде всего в самого себя.
  Увы, исповедь автора, многочисленными недоброжелателями, преимущественно сектантского происхождения, была использована для его дискредитации в медиасфере. Подобной травле в недавнем прошлом подвергся русский писатель Александр Солженицын. За откровенное описание в «Архипелаге» попытки своей вербовки в лагере, писателя не постеснялись обвинить в сотрудничестве с МГБ. Своим клеветникам Солженицын ответил русской поговоркой: «потёмщики света не ищут». Такие же потёмщики клевещут ныне и на Дворкина.
   В 1991 году после падения коммунизма в России, Александр Фрязин (под таким псевдонимом Дворкин выходил в эфир на радио «Свобода») уволился с работы и принял решение возвратиться на родину. Точнее говоря, Дворкин был уволен руководством радио за отказ дать в эфир материал с клеветническими заявлениями Е. Боннэр в адрес Русской Церкви и её Патриарха. Как в советской газете «Правда» не было никакой правды, так и на радио «Свобода» свободы на поверку не оказалось…
    В 90-е годы ушедшего века самой свободной страной мира стала наша Россия, именно поэтому Дворкин здесь. Жажда свободы в своё время открыла московскому хиппи Америку, а теперь кандидат богословия Свято-Владимирской православной академии Александр Леонидович Дворкин также промыслительно вернулся в Россию, чтобы потрудиться во славу Божию в освободившейся от советского ярма Русской Церкви.
  Роман А. Л. Дворкина наполнен многочисленными юмористическими сценами из жизни американских православных. Визит священника Льва Троцкого в СССР, фамилии карпаторосских священников, вроде: Father Paul Padlo или Father Tom Svolota, сцена  с митрой владыки Петра (Л'Юилье), которую ему наотрез отказывался подать собственный иподиакон – стоят дорогого!
  Охотно соглашусь и с авторской оценкой Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета как «лучшего негосударственного учебного заведения России». Недавнее признание ПСТГУ чиновниками из министерства образования РФ «неэффективным» - говорит, скорее, о неэффективности самого министерства… ПСТГУ – один из очень немногих вузов России, куда не приходят «за корочкой». В этом университете нет коррупции, а в министерстве, увы, она есть. Впрочем, это тема для отдельного разговора…
  Литературные достоинства автобиографического романа «Моя Америка» несомненны. Эта книга относится к разряду тех, что читаются запоем. Александру Леонидовичу Дворкину удалось достойно пополнить сокровищницу русской литературы. Особенно книга полезна молодёжи и той самой «джинсовой интеллигенции», которая запуталась в сетях толерантной свободы.

Протоиерей Алексий Слюсаренко, г. Луганск

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.