Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-905-709-23-14 (9:00-20:00)
 

КАК ДОСТУЧАТЬСЯ ДО УШЕДШЕГО В СЕКТУ БЛИЗКОГО? - 12.10.17

Без сектоведческого сопровождения типичная ситуация развивается так. Сначала вы считаете, что сектантское увлечение вашего близкого пустяк, от которого легко отвадить просто сказав, что всё это глупости и сектантство. В ответ слышите доводы о том, почему это не секта и почему новое учение полезно и истинно, а Православие ошибочно и греховно.

Тогда вы сознаёте, что всё серьёзнее, чем казалось. На этой стадии вы думаете, что дело просто в недостаточной информированности о негативных сторонах и ошибках культа и о правоте Православия. Вы ищите информацию, которая вам кажется очевидной и убедительной, и делитесь ею с ушедшим в культ близким. Но по какой-то непостижимой причине вашего близкого эта информация убеждает только в одном: вы злонамеренный саботажник его духовного развития, несправедливый и предвзятый враг его новой духовной семьи и Истины. Поэтому общение с вами следует свести к минимуму!

Если не остановить движение в этом направлении, доверие и общение между вами и родным человеком, попавшим в сектантскую группу, иссякнет вовсе. В итоге почти всякое консультирование о выходе приходится начинать с попытки реанимировать хоть какую-то доверительную связь с культистом.

Почему так происходит? Как этого избежать? Возможно ли аргументированно говорить с культистом и быть услышанным?

Не углубляясь в сложную и многообразную тему культовой конверсии можно обобщить. Во-первых, если человек попал в культ, то значит он нашёл в нём нечто для себя полезное, ответ на какие-то свои потребности и запросы. Грубой ошибкой, противоречащей накопленным данным, является попытка полностью объяснить уход человека в секту лишь вербовочной активностью самой секты.

Во-вторых, хотя практически любой культист заявит о том, что он в секте потому, что она убедительна, интеллектуальный тип конверсии (когда в секту уходят после рационального аналитического её изучения) лишь один из 12 основных типов. Подлинная мотивация многообразна и не так очевидна. Уже поэтому будет ошибкой не определив тип конверсии сосредоточить усилия на рациональной дискредитации секты.

В-третьих, первая фаза пребывания в секте сопровождается сильными эмоциональными переживаниями, которые осложняют объективно-рациональное восприятие. Неофит пребывает в состоянии очень напоминающим влюблённость. Вспомните свою влюблённость. Как бы вы отреагировали, если бы родные и близкие вместо понимания демонстрировали только критику предмета обожания? Предполагаю, что точно так же как реагируют культисты.

Нужно сказать, что и секты привыкли к критике. Поэтому заблаговременно готовят к этому новых членов. Им внушают, что внекультовый мир, которому принадлежат и родные, находится во власти тёмных сил, поэтому всячески враждует с истиной и её светоносным носителем — Организацией. Иногда мне кажется, что автор Варшавянки побывал в секте:

Вихри враждебные веют над нами,

Темные силы нас злобно гнетут.

В бой роковой мы вступили с врагами,

Нас еще судьбы безвестные ждут.

Попавшего в культ настраивают, что ему либо удастся завербовать родных, либо они станут его врагами. Когда затем культист дома встречает критику и непонимание, то только больше доверяет культу: ведь всё происходит ровно так, как ему предсказывали!

Итак, если вы не планируете потерять доверие и возможность общения с попавшим в секту близким, то следует избегать всего того, что он воспримет как вражду: критиканства, насильственной изоляции (если только это не малые дети, разумеется), административно-правововой войны с сектой.

Но не стоит прибегать и к другой крайности и потакать культистам. Да, нужно проявить уважение к свободе человека и его личности. Но при этом обозначить чёткие границы: культовая жизнь не должна мешать исполнению домашних, рабочих, учебных и проч. социальных обязанностей. Также следует взять под контроль финансы: не допускать финансирования из вашего кошелька культовой жизни близкого и того, чтобы его личные растраты на культ мешали обеспечивать собственную жизнь и жизнь тех, за кого он в ответе.

И всё же можно ли вообще быть услышанным культистом в личной дискуссии? (Публичная дискуссия предполагает иные задачи.) Практика показывает - можно. Но рекомендованное ниже будет бесполезно без базового условия, которое выдающийся миссионер святитель Николай Японский сформулировал так: «Сначала полюби тех, кому хочешь рассказать о Христе, затем сделай так, чтобы они тебя полюбили, а потом говори им о Христе.

Это, конечно, идеал. Но для того, чтобы культист услышал собеседника, как минимум, он должен не видеть в нём врага и мало-мальски уважать.

Если доверие уже утрачено, то сперва нужно его восстановить.

Итак, несколько правил эффективной личной дискуссии, которые, на самом деле, являются естественными следствиями любви к ближнему.

Во-первых, нужно чётко определить для себя, что цель диалога это не проигрыш культиста в споре. Не следует поучать и выговаривать человеку, какой он глупый. Не стоит ждать и того, что вот так сходу публично культист полностью признает свою неправоту. Конструктивной целью дискуссии может быть предоставление культисту критической информации так, чтобы он всерьёз над ней задумался, без саботирования критического анализа механизмами социально-психологической защиты.

Могут возникать и более конкретные цели в связи с выстраиванием границ между культовой самореализацией и социальными обязательствами. В этом случае нужно четко представлять, в чём вы хотите убедить человека. Например: тратить на культ не более 10% дохода; выделять культу первую половину воскресного дня, а прочее время проводить с женой и ребенком и т.д. Хорошо, если вы сформулируете для себя сразу несколько приемлемых вариантов и предложите их к рассмотрению. Это снизит ощущение давления и вызовет меньше сопротивления.

Во-вторых, прежде чем говорить, дайте высказаться. Даже если разговор начинаете вы, обозначьте проблему без собственных оценок и выводов и спросите, что по этому поводу знает и думает собеседник.

В-третьих, нужно понять, что в этой ситуации на самом деле хочет собеседник. Кажется очевидным, что начав разговор об иконах, ваш близкий хочет убедить вас, что это идолы, греховный языческий атавизм. Но может он поднимает эту тему с вами потому, что вы ему не безразличны? Может он проявляет свою любовь, заботясь о качестве вашей духовной жизни? А раз так, то и в ответ он ожидает почувствовать вашу любовь, уважение и признание. Даже если это не так, то исходите в общении из презумпции благородства мотивов, по выражению почётного Экзарха Беларуси Владыки Филарета. Едва ли кто-то захочет отрицать в себе именно благородную мотивацию. А возможно и правда вдохновиться ею).

Вступающий в дискуссию так или иначе желает почувствовать, что его любят, уважают и с его мнением считаются.

В-четвёртых, начните ответ, дав знать, что вы услышали и поняли собеседника. Проговорите скрытые благородные мотивы вслух и выразите солидарность: «Я понимаю, что ты любишь меня и потому заботишься о качестве моей духовной жизни. Я тебе благодарен за это. На самом деле я тоже не хотел бы оставаться во мраке невежества. И тебя я тоже люблю, и хотел бы вместе с тобой пребывать во свете истины. Поэтому я с удовольствием спокойно и внимательно выслушаю тебя, твои доводы».

В-четвертых, формулируйте критику не как аргументированный вердикт, а как вопрос, просьбу помочь разобраться или предложение задуматься вместе. Причем начните с того, что было правильным в словах или мотивах собеседника. «… Ты правильно говоришь, вторая заповедь запрещает делать идолов. Но знаешь, мне вспоминается, что в той же книге есть упоминания изображений херувимов на завесе храма и крышке ковчега. Видимо, не всякое изображение является идолом. Как ты думаешь, чем идолы отличаются от освященных храмовых изображений?...».

В-пятых, подумайте в чём вы можете уступить. Психологически человек обычно стремиться в взаимности. Поэтому если вы первый сделаете уступки в своей позиции, то собеседнику будет проще пойти на уступки в ответ. «Ты совершенно прав: практика иконопочитания действительно обросла языческими элементами. Профессор православной академии Осипов в одной лекции очень хорошо высмеивает суеверие, когда четко соотносят перед какой иконой Богородицы в каких случаях следует молиться. И не дай Бог, ошибёшься с образом! Как-будто не одна Богородица, а на каждой иконе своя. С этими суевериями, конечно, нужно продолжать бороться, возвращая народ к подлинному Православию!».

Наконец, старайтесь сосредоточиться на восприятии того, что сказано, а не как сказано. Не придирайтесь к интонациям и поведению собеседника, даже если они кажутся вам неправильными.

Если же вы чувствуете, что сами эмоционально в слишком негативном состоянии, или видите, что собеседник не справляется со своими эмоциями, возьмите паузу и продолжите разговор в другое время.

Тут полезно вспомнить святоотеческое правило не отвечать и не обличать без мира в душе и молитвы. Даже в неожиданно завязавшемся разговоре перед ответом по конфликтоопасной теме всегда хватит времени хотя бы на краткое мысленное: «Помоги, Господи, и помилуй!

сектовед Олег Нагорный

11 октября 2017

Собор.by  http://www.sobor.by/material.php?article=Kak_dostuchatsya_do_ushedshego_v_sektu_blizkogo

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.