Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-916-377-44-40
 

Не всякая проповедь несёт свет - 25.02.16

Не всякая проповедь несёт свет

Архангельские депутаты считают, что миссионерская деятельность должна быть законодательно отрегулирована

Какие только методы сегодня не применяют вербовщики в различные религиозные организации и секты. В ход идёт всё — и красивые слова, и уговоры, и запугивание, и даже шантаж.

«Бог любит тебя…»

Кому из нас люди с отрешённой улыбкой на лице не пытались вручить листовки, начинающиеся словами: «Бог любит тебя…» Людей вовлекают в беседы в социальных сетях, приглашают на встречи. Иногда это может выглядеть как самая безобидная проповедь идей православия или ислама. Но только вот заканчивается всё порой не так безобидно. Вовлечение в террористические группировки, распад семей, исчезновение детей, потеря имущества граждан, попытки самоубийства, инвалидизация…

Подобные случаи, произошедшие за последние годы в Архангельской области, довели людей до «точки кипения»: несколько тысяч жителей региона подписали открытое обращение к руководству области с просьбой принять меры по ограничению деятельности деструктивных культов и сект. В результате в прошлом году там был принят региональный закон о регулировании миссионерской деятельности. Его поддержал митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил. При обсуждении законопроекта он говорил, что деструктивные религиозные организации сегодня беспрепятственно проводят различные рекламные кампании, распространяют печатные издания, строят молельные дома и всё это создаёт иллюзию легитимности их деятельности.

«Нет определения сект, поэтому и закона нет»

После такой солидной поддержки своей местной инициативы депутаты Архангельского областного заксобрания внесли уже в Государственную Думу  законопроект, направленный на регулирование миссионерской деятельности во всех регионах.

Поправки вносятся в Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». Они вводят понятия «миссионер», «миссионерская деятельность», «информационная миссионерская деятельность», «организационная миссионерская деятельность» и наделяют субъекты Федерации правом регулировать эту деятельность на своей территории.

Разработчики поправок исходят из того, что действующее законодательство недостаточно регулирует миссионерскую деятельность, особенно  прибывших в Россию иностранных проповедников. Ранее законы, регулирующие деятельность религиозных организаций и миссионеров, были приняты  в 10 регионах —  в Курской, Белгородской, Смоленской, Воронежской, Костромской, Псковской, Новгородской областях, Еврейской автономной области, Северной Осетии — Алании.

Принятие федерального закона на эту тему позволит упорядочить деятельность религиозных объединений, осуществляющих миссионерскую деятельность на территории России, и будет способствовать защите конституционных прав граждан, считают авторы.

Конкретизация миссионерской деятельности, предложенная в законопроекте, позволит контролировать деятельность различных религиозных структур и защитить граждан, когда они подвергаются влиянию деструктивных культов и сект, считает первый зампред думского Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Михаил Маркелов. «Под видом различных проповедников по регионам разъезжают недобросовестные представители таких организаций, порой это адепты сект»», —  говорит он.  Одна из причин внесения такого законопроекта — это отсутствие термина «секта» в юридической практике, считает Михаил Маркелов: «У нас нет определения секты, данного Верховным судом, поэтому и соответствующего закона нет. Вот почему коллеги решили пойти по такому пути».

Глава думского Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов (ЛДПР), в свою очередь, говорит, что одной из причин, подтолкнувшей законодателей к этому шагу, стало появление в Вельском районе Архангельской области последователей организации «Исламское государство»,  запрещённой в России: «Это попытка навязать радикальный ислам и внедрить его в среду традиционного ислама».

Правительство — против

В Госдуме данный законопроект, скорее всего, принят не будет, учитывая отрицательный отзыв Правительства со ссылкой на Конституцию, считает Ярослав Нилов.

В своём заключении Правительство говорит о том, что «в соответствии с Конституцией каждому гарантируется свобода совести, вероисповедания, включая право исповедовать любую религию, свободно выбирать и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними». А в соответствии с законом о свободе совести в том числе гарантируется право свободно выбирать и распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними, в том числе создавая религиозные объединения. Это право может ограничиваться законом только в той мере, если это необходимо для защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения безопасности государства.  Кроме того, по Конституции регулирование и защита прав и свобод человека находится в ведении Российской Федерации, а не субъектов.

«Действительно, у нас  светское государство, и  все религиозные организации у нас зарегистрированы, работают по статусу и при регистрации проходят определенную экспертизу», — сказал Ярослав Нилов. Если же на миссионерскую деятельность будет требоваться дополнительное разрешение в регионах, это может рассматриваться как некое дублирование регистрации религиозных организаций и получения регистрационного документа о праве деятельности вообще религиозной организации, считает он. «Вопрос неоднозначный, будем обсуждать его, учитывая, что в 10 субъектах такие законы действуют, и другие субъекты выходят с такими инициативами».

Идея такого закона на уровне субъектов хорошая, но  надо десять раз подумать, стоит ли это вводить на уровне федерального законодательства, отмечает, в свою очередь, Михаил Маркелов: «Надо обсуждать законопроект и смотреть, насколько важно принимать федеральный закон, учитывая, что сегодня никто не запрещает издавать такого рода законы на уровне субъектов. У нас действует 71-я статья Конституции, в соответствии с которой регулирование прав и свобод человек и гражданина находится в ведении Российской Федерации, и это уже обеспечивает принцип равенства граждан на всей территории нашей страны».

Есть миссионерство, а есть прозелитизм

«Сегодня надо провести чёткое различие между миссией и прозелитизмом», — считает руководитель Школы православного миссионера при Синодальном отделе Московской патриархии Александр Люлька. В миссионерской деятельности не должно быть лжи, она должна быть чётко отрегулирована, считает он.

«Миссионеры честно рассказывают о своей вере, свидетельствуют о ней, но не навязывают её другому человеку.  Другое дело — секты, которые занимаются прозелитизмом. Они фактически навязывают свою веру, не рассказывают о ней всей правды, скрывают системы посвящения, завлекают к себе людей с помощью лжи, обмана, мошенничества, насилия, удерживают у себя посредством промывки мозгов, воздействия различных веществ, шантажа, замыкают человека»», — отметил Люлька. В этом и есть главная проблема секты —  не в том, что они видят иначе, а в том, что они нарушают права человека.
В то же время к регулированию миссионерской деятельности надо относиться разумно, считает Люлька.  Когда в некоторых странах принимались решения запретить миссионерство вообще, это скорее было нарушением прав человека. «Человек, получается, не может открыто свидетельствовать о своей вере. Для меня это прежде всего вопрос права», — сказал Люлька.

Приверженцев сект в России, по некоторым оценкам, — до 800 тысяч человек. Объёмы финансирования сект — около 1 млрд долларов в год.

«По идее,  должен быть чёткий запрет организаций, которые занимаются противоправными действиями, учат своих адептов врать, подавляют свободу воли человека  угрозами, обманом,  шантажом», — сказал Александр Люлька.  Здесь, по его словам, всё вписывается в законы, которые существуют у нас в стране. Возможно, даже не надо особенного закона принимать, а работать с тем, что есть, считает он. Другое дело, что секта, как структура, которая имеет юридический статус, может получать деньги, претендовать на гранты, и в случае доказанности связи с преступлением необходимо не просто наказывать отдельных людей, а закрывать секты, уверен глава школы православного миссионера. Не секрет, что многие секты работают на спецслужбы иностранных государств,  и в этом плане лишение определённых религиозных организаций возможности создавать  юридическое лицо — важный инструмент в борьбе с сектами и нарушением прав личности.

Конечно, хотелось бы верить, что местные органы власти  лучше понимают ситуацию. Но тем не менее на федеральном уровне надо задать некие рамки, в которых каждый регион должен действовать, считает Александр Люлька. Понятно, что в исламских регионах будет больше псевдоисламских движений,  чем псевдохристианских, где-то будет больше язычников и так далее. Есть даже коммерческие секты, не связанные с религией, но главное — они  основаны на подавлении прав личности. «Мы должны защищать свободу личности. Православие из своих истоков утверждает, что свобода воли дана Богом, и никто не имеет права в неё вмешиваться. А государство обязано регулировать все отношения между гражданами и организациями так, чтобы в этом не было ничего незаконного и греховного», — подытожил Александр Люлька.

Пока законопроект о регулировании деятельности миссионеров ещё только внесён на рассмотрение и подробно не обсуждался даже в профильном комитете Госдумы.  После того как депутаты и представители религиозного сообщества его внимательно изучат, наверняка это вызовет бурное обсуждение в парламенте, которое в обществе, по сути, уже началось.

Как у них и как у нас?

В Австрии в 1998 году был принят закон о создании центра документации и информации по вопросам сект. Он определяет секты как имеющие отношение к религии или мировоззрению организации и действия, если от них может исходить угроза жизни, физическому или психическому здоровью людей, свободному развитию человеческой личности, целостности семейной жизни, имуществу или финансовой независимости человека, свободному духовному и физическому развитию детей и молодежи.

В 2001 году во Франции был принят так называемый закон Абу-Пикар —   «О предупреждении и пресечении сектантских течений, ущемляющих права и основные свободы человека». Его суть — не запрещение сект как таковых, но уточнение уголовных санкций, применяемых против преступного поведения человека или организации.

Федеральный конституционный суд Германии в постановлении 2002 года подтвердил, что термин «секта» может использоваться государственными органами в официальных документах.

В России же действующий Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», как отмечают эксперты, предусматривает в том числе и запрет деятельности религиозных организаций, однако нет чёткого регламента, где в деталях прописывается, как именно религиозная организация может вести свою деятельность, что для неё является допустимым, а что нет. Также нет чёткого юридического определения термина «секта».

Анна Шушкина

15:03, 25 февраля 2016

Парламентская газета  https://www.pnp.ru/news/detail/118781

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.