Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-905-709-23-14 (9:00-20:00)
 

Охота на лидера. Кто из жителей Челябинской области рискует попасть в секту? - 11.06.18

Охота на лидера. Кто из жителей Челябинской области рискует попасть в секту?

Каждый десятый южноуралец страдает тем или иным психическим расстройством. Часть из них — бывшие и нынешние сектанты. Фото: Александр Файрузов. 

Кто наиболее уязвим перед лжекультами, как почувствовать, что вас тянет в секту, и как выбраться из этого состояния? Об этом мы поговорили с главным медицинским психологом Челябинской области, психиатром Алексеем Атамановым.

Поврежденные на избранности

— Алексей Анатольевич, по данным Российского общества психиатров, 20 % наших соотечественников живут с психическими заболеваниями. В Челябинской области те же цифры?

— Скорее, эта цифра появляется во времена каких-то серьезных социальных потрясений. К примеру, в 90-х годах людей с психическими заболеваниями в регионе действительно было около 20 %. Сейчас это порядка 7-10 %.

— Какие это отклонения?

— В основном тревожные и депрессивные неврозы. Не депрессии как таковые (их число как раз стабильно), а временные реактивные состояния. Кроме того, особое место занимают расстройства истерического спектра, а также соматизированные расстройства, когда человек не может выразить свои переживания напрямую и вместо него начинает говорить его тело. Кстати говоря, у человека в состоянии невроза легко формируются разного рода зависимости: наркотическая, алкогольная, медикаментозная и так далее.

— В этом же ряду и сектантская зависимость?

— С сектами ситуация особая. В секту ведь может попасть абсолютно здоровый человек, причем в состоянии полного психического и социального благополучия. Удивительная штука, но часто люди идут туда за воплощением идей личностного роста. Они ищут в секте свои пути успеха. Для них секта — это не способ решения каких-то внутренних проблем, а, как они считают, инструменты для достижения новых вершин в жизни.

— Вы хотите сказать, что фанатиками часто становятся не слабовольные и внушаемые люди, а, в общем-то, лидеры?

— Именно так. Конечно, многое зависит от того, какая эта организация. Есть те, кто привлекает людей, нацеленных на успех и лидерство, впрочем, как и различные общины, скрывающиеся под маской тренингов личностного и бизнес-роста. Перед таким уязвима не только амбициозная молодежь, но и состоявшиеся люди 40-50 лет, которые уже успели что-то накопить (квартиру, авто, счет в банке) и хотят это приумножить. Есть такое понятие — «корпоративное поглощение личности и имущества», чем и занимаются подобные сообщества. Кроме того, в подобные ситуации попадают те, кого недостаточно принимает семья.

— Какие психологические крючки используют современные секты?

— Как правило, в секту попадают люди, поврежденные на своей исключительности. Точно так же, как и представителей протестных политических движений, их привлекает идея собственного своеобразия, непохожести на других, избранности. Вы, мол, верите в одно, а я — в другое, у вас обычная психология, а у меня тоньше и интереснее. И вот эта идея собственной «штучности», вместо того чтобы развивать личность, закукливает ее. Знаете, как в свое время у писателей было: давайте так писать, чтоб нравиться друг другу. Так вот секта дарит ощущение этой исключительности, а еще возможность быть тем, кем в жизни не получается, но очень хочется. Иллюзорную, конечно, возможность.

Хочется рассказать один случай. Мальчишка, талантливый технарь, учился в вузе на радиоинженера. Где-то на третьем курсе стал разочаровываться в профессии (у студентов это бывает), нашел сайт, заточенный на идею принятия нас такими, какие мы есть (а по сути, «что хочу, то и делаю»). Ему эта идея понравилась, и сразу нашлась группа «единомышленников», которые начали пользоваться его компетенциями в радиотехнике. Парень бросил вуз и теперь собирает приборчики, с помощью которых ищет в воздухе некие сущности. И такое вот самопринятие ему нравится. А то, что поставлен крест на обучении, что сорвалась высокооплачиваемая карьера, стало ему безразлично. И подобных случаев много. Сектанты часто ловят людей в переломные моменты в жизни. Если профессиональный психолог или психотерапевт не успевает помочь, это за него «делает» секта.

Хочется верить

— Алексей Анатольевич, что вы скажете о паломничествах к так называемым «местам силы», к примеру, на наш Аркаим? Ведь не секрет, что каждое лето городище притягивает к себе толпы солнцепоклонников, космоэнергетиков и прочих «верующих»…

— Если внимательно посмотреть историю Аркаима, то все моления и блуждания по спиралям происходят просто на горе, которую бульдозерами в 60-х годах навалили для того, чтобы создать водохранилище. Место, в котором когда-то жили древние люди, находится совсем не там. С тем же успехом можно ходить молиться на отвалы электрометаллургического комбината. Позитивный эффект будет тот же самый. Но людям в силу их психологической природы все равно необходимы подобные места. Некие священные рощи.

— Что же там, на Аркаиме, влияет на психику людей, которые говорят об особенной энергетике места и прочих подобных вещах? Величие степных пейзажей?

— Коллективное сознание влияет. Некий коллективный транс. Не более того. Кстати, если вы хорошо убедите себя в том, что приехали на Аркаим отдохнуть, то и неплохо отдохнете.

— Это справедливо и для «особенной» энергетики в день летнего солнцестояния?

— Все даты, связанные с солнечным циклом, имеют крайне важное ритуальное значение для людей, исповедующих славянское многобожие. Отдельно сама по себе эта дата бессмысленна. Как и всем нормальным людям, язычникам хочется во что-то верить. По какой-то причине у них не сложились отношения с традиционными религиями. Хотя их поведение, по сути своей, это тоже поиск бога. До тех пор, пока человек свободен в своей воле — поехать ему на Аркаим или нет, — никакой проблемы нет. Возможно, это определенный этап его духовных исканий. Но если у вас есть опасения слишком впечатлиться, заразиться этой «космоэнергетикой», наверное, лучше туда не ездить.

— Где та грань, за которой заканчивается интерес к ЗОЖ, психологии или древнему миру и начинается секта?

— Главный критерий попадания в зависимость — это сужение социальных контактов человека, отдаление от близких. Будущий адепт все больше и больше говорит о духовных или психологических исканиях. Постепенно все его беседы сводятся к конкретным идеям. Вот, к примеру, Аркаим. Для многих туристов такие подзарядки от «места силы» и хождение по спиралям все-таки баловство. Заканчивается оно тогда, когда поездки на городище и медитации входят в систему, а общение с единомышленниками становится потребностью, перекрывающей все остальные. Тогда нужно задуматься: а чего ж меня туда тянет и что мне там надо? И еще: могу ли я то же самое получить альтернативным способом? Например, в традиционной религии, психологии, в сферах, которые не скрыты за семью печатями и не носят таинственного характера? К слову, конспирология и «элитарность» тоже являются признаками секты.

Диплом не гарантия

— Вы говорили о психологических тренингах с сектантской «начинкой». Как не попасться на удочку?

— Проверять дипломы психологов и психотерапевтов, организующих тренинги. Хотя, к сожалению, образование и квалификация тоже не гарантия. У наших коллег психотерапевтов и клинических психологов порой случается внутреннее перерождение, когда специалист забывает, что смысл его работы — это служение людям. У врача возникает некое самообожествление, чувство сверхзначимости, миссии на Земле. А затем начинается искажение терапевтического процесса. Вместо того чтобы приносить людям пользу, психотерапевтические группы могут закрываться, превращаться в одиозные сектантские движения.

— Как бывших сектантов выводят из зависимости?

— Сектанты жестко преследуют тех, кто на каком-то этапе пытается выйти из сообщества. Человек оказывается в тяжелейшем неврозе и психотических состояниях, когда он уже не может понять, преследуют ли его на самом деле или ему кажется. Тогда приходится пациента госпитализировать в закрытое отделение, применять медикаменты. Крайне важна поддержка семьи. Бывший адепт — это как космонавт, вернувшийся с орбиты. Он абсолютно оторван от жизненных проблем. Главное для него — принятие и понимание. Но каждый его день после секты должен быть шагом в лучшую сторону. Вспоминается фильм, в котором главный герой был ранен и начал залеживаться. Что делала сиделка? Она каждый день ставила его чайную чашку на столе чуть подальше, чтобы больному нужно было за ней тянуться, и в итоге он встал. Так и с бывшими сектантами. К нормальной жизни они возвращаются исключительно маленькими шажками.

Елена Подольская

8 Июня 2018 г.

up74.ru  https://up74.ru/articles/obshchestvo/103119/

 

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.