Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-905-709-23-14 (9:00-20:00)
 

Проблема тоталитарных сект в Латвии острее, чем в Западной Европе - 19.06.18

Проблема тоталитарных сект в Латвии острее, чем в Западной Европе

© CC0

Какой вес имеют тоталитарные секты в обществе? Сколько их представителей сейчас находится у власти? Каков риск стать марионеткой бесчисленных "гуру"? Об этом и многом другом портал Baltnews.lv поговорил с Виктором Елкиным – психологом, сопредседателем Латвийского комитета по борьбе с тоталитарными сектами (член-корреспондент FECRIS).

В начале июня в Риге прошла ежегодная конференция Европейской федерации центров по исследованию и обмену информацией о сектантстве (FECRIS). FECRIS – самая крупная европейская федерация центров, которые занимаются исследованием и помощью пострадавшим от сект и их близким. По словам ее сопредседателя Виктора Елкина, от сект в Латвии пострадали уже сотни людей, а в группе риска более 15% населения страны. К тому же под угрозой оказываются учащиеся, чья личность находится в стадии формирования.

Проблема тоталитарных сект в Латвии острее, чем в Западной Европе

© РИА Новости / Сергей Мелконов.
Сопредседатель Латвийского комитета по борьбе с тоталитарными сектами Виктор Елкин

– Г-н Елкин, в чем суть тоталитарных сект? Какие их основные признаки?

– Тоталитарные секты – такие группы, учение которых претендует на неоспоримую истинность и отрицает право других мировоззрений на существование. По-другому это звучит так: "Только мы – остальные неполноценны". Из ключевых характеристик тоталитарных групп я выделяю максимальное стремление к контролю над всеми сферами жизни человека, недобровольный характер участия в духовной жизни и деятельности группы, применение социально-психологического насилия и некоторые другие. Они стараются контролировать те сферы жизни и ситуации, в которых человек принимает решение самостоятельно. Секты применяют техники психологического воздействия, делая упор на агрессивную манипуляцию. Под сомнение ставится свободный выбор человека. При такой концентрации воздействия человек просто-напросто не может сделать этот выбор.

– Секты как-то связаны с религией?

– Важно отметить, что здесь мы используем "секты" как разговорное слово. В своей научной работе я использую понятие тоталитарно-религиозная группа. Это слово используется здесь, потому что суть данного термина распознаваема в обществе под понятием "секта".

– Есть ли какие-то примеры сект, распространенных в Латвии?

– Конечно. Есть известные международные "бренды": "Свидетели Иеговы", "Саентологи", различные неопятидесятнические церкви, а также большое разнообразие нью-эйджевских групп, которые, как правило, представляют собой помесь оккультизма с эзотерикой и неоязычеством. Первые набрали свою популярность в 1990-е годы на постсоветском пространстве, вторые (нью-эйдж) приобрели популярность в 2000-х.

Секты вмешиваются во все сферы жизни человека, например, в сферу здравоохранения с призванием типа: "Будем пить чаек, глядя на солнышко, будем открывать наши чакры". Нью-эйджевские секты в Латвии собирают от 40 до 100 человек в группе. Есть также коммерческие культы и психокульты (секты нерелигиозного характера). Одни из самых известных на постсоветском пространстве, пожалуй, "Lifespring"(психокульт) и Herbalife (коммерческий культ). Люди, которые проводят тренинги, обычно неспециалисты, но у них всегда громкие должности. Цели, конечно, очень размыты. Вы станете счастливым и будете жить благополучно, – пропагандируют они.

Проблема тоталитарных сект в Латвии острее, чем в Западной Европе

© CC0. pixabay
Молитва

– Были ли яркие конфликты с участием сект в Латвии?

– Я уже упоминал, что секты опасны тем, что лишают человека возможности размышлять и трезво оценивать ситуацию. Пять лет назад имел место инцидент с женщиной, которая была уважаемым членом общества, но в кризисной ситуации она попала в некую секту, которая отобрала у нее две квартиры. Подчеркну, что эти случаи сложно доказывать, потому что трудно доказать, что это было под воздействием, а не добровольно. Бывало, что люди отказывались от медицинской помощи, некоторые из них лишились жизни, но формально они принимали решение самостоятельно.

– Кто оказывается в группе риска?

– Я бы разделил группы риска на две категории. Первая – люди в кризисной ситуации. В нее может попасть любой человек, каким бы сильным он ни был. Мы не можем найти опоры в обществе, и секты очень часто это эксплуатируют, предлагая имитацию удовлетворения потребностей, которая строго обусловлена приверженностью учению. Другая группа риска – это люди, склонные к попаданию в секты по причине нарушения родительского воспитания или сбоя в других институтах социализации. По каким-то причинам они не научились брать на себя ответственность за свои поступки и действия. Им нужна авторитетная фигура, на которую они будут смотреть как на учителя.

– Тема конференции FECRIS звучала так: "Образование против культов". Обсуждались угрозы попадания молодежи в секты. Являются ли учащиеся особой группой риска? Может ли повторится ситуация с "группами смерти" типа "Синий кит"?

– Да, "группы смерти" давили на склонность подростков к романтизации действительности. Также они эксплуатировали склонность детей к формированию контркультур, основанных на определенной атрибутике. Проблема попадания подростков в подобные группы стоит сейчас очень остро. На конференции мы решили, что в школах, вузах и в других учебных заведениях необходимо развивать аналитическое мышление. Это будет наиболее эффективной профилактикой попадания подростка в секты. Если подросток сможет работать с информацией, проверять источники, то возникнет меньший риск попадания под чужое тоталитарное влияние.

– Были случаи, когда представители мощных сект оказывались в Сейме и в Рижской думе. Как так получилось, и кто это был?

– В Латвии в 2000-е годы была такая партия как "Первая партия" ("Партия священников"). В нее включили в том числе представителей церкви "Новое поколение" и нескольких неопятидеятнических групп. В начале 2000-х это были очень крупные группы, одна из которых насчитывала около 5 тыс. человек в Латвии.

"Новое поколение" – это международное движение. Таким образом, секта дала наполнение партии и хорошую группу агитаторов. Инта Фелдмане – представительница этой партии – стала депутатом парламента. Также было много депутатов в разных самоуправлениях. Министр экономики Юрис Луянс был представителем латышского аналога "Нового поколения" – "Радостная весть".

– Насколько остро стоит проблема сект в Латвии сегодня?

– Проблема сект в Латвии точно такая же, как на всем постсоветском пространстве. Процент участников сект составляет от 1-1,5 от всего населения. 10-15 процентов – в зоне риска. Это люди, склонные к духовным поискам. На мой взгляд, проблема тоталитарного сектантства в Латвии немногим острее, чем в Западной Европе. Сейчас активной поддержки со стороны действующих депутатов я не вижу, но проблема продолжает существовать.


17:00, 19.06.2018 г.

baltnews.lv  http://baltnews.lv/riga_news/20180619/1022094678.html

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.


Пожертвование на содержание и ведение уставной деятельности Центра религиоведческих исследований во имя священномученика Иринея Лионского.

Для выбора способа пожертвования, щёлкните по нужной иконке справа от суммы