Центр религиоведческих исследований во имя
священномученика Иринея Лионского

Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Алексия II,
занимается проблемами новых религиозных движений, сект и культов.

Тел./факс: (495) 646-71-47        E-mail: [email protected]
Горячая линия (приём информации) 8-925-589-38-36 (9:00-20:00)
 

«Его власть абсолютна, а авторитет незыблем». Сектовед Александр Дворкин о деятельности схиигумена Сергия - 19.06.20

«Его власть абсолютна, а авторитет незыблем». Сектовед Александр Дворкин о деятельности схиигумена Сергия

Фото: Личный архив Александра Дворкина

17 июня схиигумен Сергий назвал профессора религиоведения православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, известного сектоведа Александра Дворкина в числе тех, кого он считает своими злейшими врагами. В интервью “Ъ-Урал” Александр Дворкин рассказал о том, есть ли признаки секты в деятельности духовника Среднеуральского женского монастыря в честь иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» и почему Екатеринбургская епархия упустила время.

— Вы следите за ситуацией, которая происходит вокруг Среднеуральского женского монастыря?

— Я отслеживаю ситуацию по меньшей мере лет десять. Уже тогда к нам в Центр религиоведческих исследований во имя священномученика Иринея Лионского начали поступать жалобы от пострадавших от схиигумена Сергия, а также от людей, которые посетили его монастырь и были в смущении от странных практик. Я несколько раз обращался в Екатеринбургскую епархию с вопросами относительно деятельности схиигумена Сергия, ни разу не получил вразумительного ответа. Сегодня же за ситуацией невозможно не следить: она повсюду — во всех каналах. Этот кризис назревал очень давно, сейчас он дошел до крайней точки.

— Как эта ситуация может разрешиться?

— Слишком много неизвестных составляющих. Все зависит от того, на что готовы сторонники схиигумена Сергия, готовы ли они к вооруженному сопротивлению. Если это так, если будет проведен штурм без каких-либо переговоров, то может пролиться кровь, а это самое страшное. Такой человек, как бывший уголовник Николай Романов (настоящее имя схиигумена Сергия), вполне может дать приказ, чтобы люди защищали его до последнего и даже прикрыться детьми, которых в монастыре немало. Поэтому нужно взвесить ситуацию, понять, как лучше действовать, чтобы сохранить человеческие жизни.

Я думаю, что ответственность за доведение «около кризиса» до «кризисной» ситуации в равной степени лежит не только на самом схиигумене Сергии, но и на Екатеринбургской епархии и местной власти. Епархия, несмотря на многочисленные предупреждения, не предпринимала никаких действий. Если бы она отреагировала хотя бы лет пять назад, то все прошло бы гораздо менее болезненно, с гораздо меньшим скандалом, и гораздо меньшее количество людей пострадало бы от лжестарца Сергия. Тем более, у епархии есть все возможности, учитывая то, что рукоположение Николая Романова в священный сан было абсолютно не каноничное. По церковным канонам строго-настрого запрещается рукоположение человека, который совершил убийство, а Николай Романов убил двух людей, в том числе одного из них в ходе разбойного нападения с дальнейшим сокрытием трупа. Его рукоположение было абсолютно неканоничным, и это надо было объявить и признать его священство недействительным.

С другой стороны, его ролики на YouTubeза последние два года становились более и более экстремистскими, разжигающими религиозную рознь, ненависть на национальной почве, восхваляющие массовые убийства людей Гитлером, и, конечно, призывающие к отказу от лечения коронавируса и соответствующей вакцинации (что ставит под угрозу жизни людей). Я понимаю, что экстремизм определяет суд, поэтому говорю только свое мнение. Хотя, насколько я могу видеть, люди, которые делали гораздо менее жесткие и менее терпимые заявления, привлекались к ответственности. А тут человек прилюдно обращается к российским офицерам и призывает их привести войска в боевую готовность, т. е., фактически призывает к восстанию против действующей сласти, которую проклинает и называет «сатанинской» и «жидомасонской». Но екатеринбургские правоохранители почему-то все ему спускали с рук, и он все больше уверялся в собственной безнаказанности. В любом случае, реагировать надо было намного раньше. Сейчас ситуация запущена.

— В деятельности и окружении схиигумена Сергия есть признаки секты?

— Вокруг него сформировалась секта, которая становится все более и более тоталитарной. Есть гуру, которому поклоняются. Его власть абсолютна, а авторитет незыблем. Все члены секты обязаны ему абсолютным повиновением. От сектантского повиновения монашеское послушание отличается тем, что оно всегда осмысленное. Если старец призывает ученика к нарушению канонов, к греху, к ереси, то на этом послушание ученика кончается. Мы видим, что по указам духовника женского монастыря, монахини танцуют, распевают «Выпьем за Родину, выпьем за Сталина…», занимаются художественной гимнастикой. То есть делают то, что монахини в принципе делать не должны. Но они не осуждают духовника, а продолжают делать то, что он велит. Это типичный признак сектантства. Сергия церковь запретила в священнослужении, а он служит, т. е., говоря на церковном языке, учиняет раскол. А они слушают его, а не Церковь. Когда люди идут за гуру, выбирая его, а не Церковь – это типичное проявление сектантства.

— Насколько часто внутри Церкви создаются секты?

— К сожалению, это достаточно встречающееся явление. Секты паразитируют на всем, в том числе и на православии. Для того, чтобы любой человек попал в секту, необходимо совпадение двух условий: первое, чтобы сектантская приманка соответствовала интересам самого человека; второе, его состояние — когда человек переживает стресс, он более внушаем. Зависит от конкретного человека. Бывает, что на человека «все обрушилось» и он не знает, куда обратиться за помощью. Тогда ему предлагают курсы, как лучше сделать карьеру. Или человеку, который проповедует православие, скажут, что в лесу есть старец, который ответит на все вопросы, решит все проблемы, вылечит всех родственников. Человек, у которого есть проблемы, сможет на это попасться. В любом сообществе бывают злоупотребления, в том числе и в церковном.

— Почему среди сторонников отца Сергия много представителей элиты?

— Для меня, с одной стороны, это загадка. Лично я с ним не знаком, вживую ни разу не видел. Судя по записям в YouTube – он даже двух слов без бумажки связать не может. Читает как малограмотный, спотыкается, запинается, половину слов не выговаривает. Делает долгие неловкие паузы в середине фразы, в ходе которых лихорадочно ищет глазами потерявшееся слово.

С другой стороны, надо полагать, какая-то харизма, которая появляется при личном общении, у него есть. Важен образ, как его преподнести. Люди едут в монастырь, ожидая, что увидят великого старца. Там их встречают вполне образованные монахини. Они в зависимости от статуса человека проводят экскурсии, обволакивают любовью и вниманием. Потом появляется Сергий, произносит несколько фраз, может даже косноязычных. Но чем косноязычнее фраза, тем более мудрой она может показаться. Знаете, при кратком прикосновении невозможно определить, горячий предмет или холодный. Если на холодный предмет сказать, что он обжигающе горячий, человек отдернет руку и будет верить, что обжегся. Так и тут: люди остаются под впечатлением.

Можно сказать о криминальных составляющих, потому что Сергий – выходец из уголовного мира. Говорят, он по-прежнему поддерживает с ним тесный контакт. Ходят слухи, что он держит у себя воровской общак. Возможно, что криминальным кругам приятно, что у них есть свой игумен, свой монастырь. Я знаю, что в монастыре живет достаточное количество людей с криминальным прошлым и, возможно, настоящим. Сейчас Екатеринбургская епархия объявила, что в монастыре есть дети, и они боятся за сохранность детей. А что же они не боялись последние десять лет, когда приходили сообщения, что этих детей избивали и нещадно эксплуатировали?

— Какие сценарии развития событий возможны, если Сергий и его последователи продолжат деятельность отдельно от епархии?

— Все зависит от того, где они продолжат жить. Останутся ли они в этом монастыре, или все-таки их оттуда прогонят. Ведь монастырь – не его личная собственность и оставаясь сейчас в нем, он нарушает и церковные и гражданские законы (если, конечно, вдруг не окажется, что он под шумок переписал всю собственность на себя). Вопрос в том, как много людей пойдет за ним, когда этот разрыв будет окончательно оформлен. Такого потока паломников у него не будет, соответственно не будет таких денежных вливаний. Сейчас тысячи людей проходят через монастырь, оставляют там свои пожертвования. А тут, если люди будут знать, что человек не принадлежит Церкви, ушел в раскол, то у многих здравый смысл сработает. В этом смысле секта будет гораздо меньше привлекать людей, чем сейчас привлекает монастырь. Будем следить за ситуацией.

— В своем новом видеообращении Сергий назвал вас в числе своих злейших врагов. Как вы относитесь к данному сообщению?

— Ввиду криминальных связей гражданина Романова, я воспринимаю это сообщение как попытку с его стороны угрожать мне. Но я его не боюсь.

Интервью взяла Екатерина Нечаева

16:09, 19.06.2020 г.

kommersant.ru  https://www.kommersant.ru/doc/4388401

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.




Дорогие друзья, посетители нашего сайта - самого информативного и самого крупного противосектантского сайта всего русскоязычного интернета!


Для того, чтобы поддерживать и продвигать наш сайт, нужны средства. Если вы получили на сайте нужную информацию, которая помогла вам и вашим близким, пожалуйста, помогите нам материально. Ваше пожертвование сделает возможным донесение нужной информации до многих людей, которые в ней нуждаются, поможет им избежать попадания в секты или выручить тех, кто уже оказался в этих бесчеловечных организациях.


Мы нуждаемся в вашей помощи. Не оставайтесь равнодушными. Пусть дело противостояния тоталитарным сектам станет поистине всенародным!


Заранее - огромное спасибо!


А. Л. Дворкин и вся редакция сайта Центра священномученика Иринея Лионского



Для выбора способа пожертвования, щёлкните по нужной иконке справа от суммы